Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иван Рыков

Иван Рыков

В 2017 году ВВП РФ вырос на 1,6%, в 2018 году рост составил 2,3%. Эти показатели укладываются в рамки статистической погрешности. Одним из факторов низких показателей экономики является рост количества проблемных активов.

Экономика в стране задыхается под грузом «токсичных» активов. Кто и чем может помочь в таком сложном вопросе? Нужен комплекс мер, в который входит внесение поправок в нормативно-правовую базу и меры по созданию условий для формирования ответственного отношения собственников.

Сложившаяся ситуация в стране – это прямое следствие системной проблемы, связанной с отсутствием необходимых законов.

Согласно официальной статистике, в последние 20 лет наблюдается непрерывный рост просроченной задолженности и если в 2000-х он измерялся миллиардами, то теперь – триллионами.

При этом эффективность взыскания задолженности, как в рамках исполнительного производства, так и в процедурах банкротства стабильно низкая.

  • Управление дебиторской задолженностью
  • Повышение эффективности банкротства
  • Субсидиарная ответственность
  • Арбитражные управляющие
  • Профессиональные взыскатели

стране отсутствует практика цивилизованного взыскания, не развивается научно-теоретическая база, отсутствует система обмена опытом в сфере корпоративных долгов. В результате не развиваются перспективные инструменты урегулирования дебиторской задолженности, что влечет за собой ухудшение ситуации с проблемными активами.

Рынок долгов в России сейчас слабо организован, его можно назвать стихийным. Критериями организованного рынка являются: прозрачность, то есть наличие статистики по отрасли, сводной информации об участниках и истории сделок; наличие структуры (Ассоциации, площадки, СРО) и профессиональных участников; единые стандарты торговых процедур, оценки, а также сформированные подходы к ценообразованию.

Преимущества организованного рынка очевидны – долги становятся ликвидным товаром, формируется их реальная рыночная оценка на основе истории сделок, появляется возможность стандартизации долгов и рейтингования.

Сейчас главный тормозящий фактор развития этой области — отсутствие инфраструктуры и единых «правил» игры.

Отсутствуют какие-либо стандарты оценки проблемных активов и подходы к работе с ними. Инфраструктура должна подразумевать аналитическую информацию к каждому долговому активу. Сейчас нет инструментов стандартизации оценки качества долгов. Не развиваются альтернативные (не типичные для российского рынка) способы работы с долговыми активами.

роблемы с дебиторской задолженностью переходят в потерю ликвидности для организаций и корпораций и приводят к их массовым банкротствам и ликвидации. Дальнейшая цепочка событий порождает новые «круги на воде». Увеличивается количество банкротств (за последние 8 лет рост составил более 100%). При этом общее количество реабилитационных процедур снижается и не превышает и 2% в корпоративном секторе.

Законодательство в области несостоятельности (банкротства) требует реформирования. Закон о банкротстве, в том виде, в котором он существует сейчас не отвечает современным реалиям, особенно в части финансового оздоровления.

Необходимо внедрение «культуры спасения должников» вместо ликвидаций, это пойдет на пользу отечественной экономике.

ока же, отсутствие грамотного антикризисного управления ведет к банкротствам, ликвидациям и субсидиарной ответственности бенефециаров. На начало 2017 года суды удовлетворили 20% из заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, а на конец 2018 года цифра достигла 40%. Если на 2017 год было привлечено 923 человека, то на конец 2018 года таковых уже было больше 2 тысяч человек.

Субсидиарная ответственность конечного бенефициара по долгам компании является одним из наиболее действенных механизмов по взысканию задолженностей.

С другой стороны, субсидиарная ответственность превратилась в механизм давления и на добросовестных должников. Сейчас все презумпции против контролирующих должника лиц. Кроме того, расширен круг субъектов, которых могут признать контролирующими. Это может быть любой, на кого укажет «номинал», или тот, кто от лица общества заключает сделку, если потом оценщик решит, что она была не рыночной.

Субсидиарная ответственность набирает обороты с каждым годом и даже каждым кварталом. Важно сделать так, чтобы из механизма по взыскиванию задолженностей она не превратилась в инструмент давления на бизнес (вариант – предпринимателей).

Новые изменения в закон о банкротстве, введенные в 2016 — 2017 гг., добавили неопределенности в деятельность бизнеса. Так, до сих пор «не устоялась» судебная практика по вопросу применения так называемой «налоговой» презумпции. Некоторые суды применяют ее ретроспективно, т.е. даже к тем отношениям, которые существовали и до ее введения, о чем предприниматель не мог знать на тот момент. Кроме того, также появилась новая обязанность акционеров и участников общества по «обязанию» директора обратиться с заявлением о банкротстве, и соответствующая ответственность за не совершение таких действий. Статья была введена в закон «тихо», и если собственники бизнеса не успели на нее вовремя отреагировать, также возрастает вероятность ответить по долгам банкрота своим имуществом.

Ключевой моментов механизме СО – это определение лица, контролирующего должника. Того, кто реально управлял компанией и чьи действия довели ее до банкротства. Однако сейчас, в результате изменения норм круг контролирующих лиц расширился, и любое лицо, которое взаимодействует с компанией, попадает под риск привлечения к субсидиарной ответственности. В практике применения этого инструмента требуется найти баланс между интересами кредиторов и правами должников.

В арбитражном управлении в нашей стране сложилась кризисная ситуация: пробелы сразу на нескольких уровнях мешают отрасли.

Дисгармония начинается сразу на законодательном уровне: есть арбитражные управляющие, они ведут процедуры, отвечают репутацией и даже кошельком за сложные дела, но при этом нет единого понимания их правового статуса. Закон о банкротстве гласит, что они независимы и действуют в интересах должника, кредитора и общества. Но соблюсти такое тройное равновесия просто невозможно, ведь эти интересы противоположны! В какой-то момент может оказаться, что управляющий действует в поддержку только одной из сторон. Как определить критерии его независимости? Они не прописаны.

Читайте так же:
Квотирование рабочих мест инвалидов в 2022 году

Проблема и с определением статуса арбитражного управляющего. Непонятно, то ли он – независимое лицо с частной практикой, то ли лицо, связанное гражданско-правовыми отношениями в рамках конкретного дела с обществом и государством. Чтобы оставить в прошлом разобщенность восприятия ключевых понятий и точно выявить все параметры оценки, пора детально прописать в законе критерии и полномочия профессиональной деятельности.

И это еще не всё. Предлагаемые ведомствами системы оценок и рейтингования вступают в противоречие с логикой и ведут к дублированию функций СРО. Да и большое количество объединений, занятых, по сути, обслуживанием интересов отдельных групп, не играют никакой полезной роли. Пока одни предпринимают попытки узурпировать власть, чтобы придать себе больше «веса», другие занимаются быстрым заработком на имитации повышения квалификации и обязательного обучения. В итоге, эта «порочная» система и приводит к тому, что при большом количестве арбитражных управляющих на самом деле настоящих профессионалов приходится искать, ибо их очень мало.

Стоит отметить, что постоянно разрабатываемые поправки к закону приводят только к суммарному росту проектов и предложений, но продуманных идей по модернизации самой системы арбитражного управления в них нет.

И все эти важные вопросы для профессионального сообщества предстоит решать сейчас, чтобы выстроить систему нового уровня. Это крайне важно для эффективной коммуникации с государством, для нового подхода к решению проблемы накопления долгов, для улучшения экономических показателей в стране. Пока арбитражные управляющие остаются самой уязвимой стороной процедуры банкротства. И такое положение дел пора менять.

Пока растет объем долгов и количество производств, мы вынуждены только с сожалением признавать, что в российском классификаторе профессий нет специальности нужного уровня. Кто такой взыскатель сегодня? Вроде бы это юрист, но ему нужно быть и финансистом, и медиатором, и оценщиком, и успешным переговорщиком. Но пока нет организованного сообщества взыскателей, и поэтому отсутствует единая позиция по законодательному регулированию. Нет нормальной системы подготовки кадров и коммуникации между вузами, взыскателя и потребителями услуг, а также системы оценки компетенций. Как же решить эти вопросы?

Развитие института цивилизованного взыскания возможно путем внедрения смешанной системы исполнительного производства в РФ. Преимущества очевидны. Нужны профессионалы высокого уровня, ориентированные на результат. Не секрет, что в должниках часто выгодно оставаться тем, кому есть что скрывать. Так что речь идет по сути о службе, способной обеспечивать качество кадров, специальные методы в сборе информации. И это точно не коллекторы, которые предпочитают действовать запугиванием.

Формат частной практики будет стимулировать к повышению процента погашения. Одним из возможных путей решения проблемы может стать институт негосударственных судебных исполнителей. Он может выступить не только центром объединения усилий сообщества по подготовке новых кадров, но и основой для налаживания сотрудничества с системообразующими предприятиями и финансовыми институтами.

Опыт зарубежных стран, и ближнего зарубежья в том числе, доказывает эффективность работы частных приставов: наблюдается уменьшение просроченной задолженности и улучшение финансового состояния компаний, рост деловой активности и как следствие, подъем экономики. Нет оснований считать, что в России этот сценарий приведет к иным последствиям.

Кроме того, частные независимые приставы могут сыграть полезную роль и в процедурах банкротства. Своевременное решение проблем с дебиторской задолженностью уменьшит количество банкротств до естественного уровня. И мнимое банкротство станет невыгодным, так как от профессиональных частных приставов не скроется то, что можно годами утаивать от других служб, не заинтересованных в пристальном поиске и быстром результате.

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

Все самое главное, что отразилось в зеркале нескольких сотен газет, журналов и информагентств.
Раздел пополняется в течение всего рабочего дня. За обновлениями следите с помощью "Рассылки" или "Статистики разделов" на главной странице портала. Чтобы ознакомиться с публикациями, появившимися на сайте «Страхование сегодня» в определенный день, используйте календарь на текущей странице. Здесь же Вы можете сделать выборку статей из определенного издания. Для подборки материалов о страховании за несколько дней или за любой другой период времени воспользуйтесь "Расширенным поиском". Возможна также подборка по теме.
Редакция портала не несет ответственности за неточность, недостоверность или некорректность информации, изложенной в публикациях, и не вносит в них никаких исправлений за исключением явных опечаток.

ПРАЙМ, 20 декабря 2011 г.

Деловой Петербург , 10 июня 2020 г.

Финансы. Вчера начался отсчет 180 суток, в течение которых МФО, страховщики и управляющие компании обязаны передать информацию о своих собственниках в ЦБ РФ. Полученные сведения регулятор обещает опубликовать на своем сайте для всеобщего обозрения. Однако распоряжение не имеет юридического смысла, так как ЦБ РФ заблаговременно снял с себя любую ответственность за достоверность информации, опубликованной на его сайте.

Впрочем, подпись под распоряжением поставила глава Банка России Эльвира Набиуллина, что намекает на серьезность намерений регулятора.

До недавнего времени информацию о собственниках предоставляли исключительно банки, они же по просьбе ЦБ РФ занимались рисованием схем взаимосвязей совладельцев. Теперь обязанность публиковать информацию о собственниках или участниках бизнеса вменяется большому числу игроков финансового рынка. Это более 240 страховщиков, 180 управляющих компаний (УК) и свыше 1100 микрофинансовых организаций (МФО).

Читайте так же:
Что такое договор цессии

По мнению ЦБ РФ, нововведение значительно упростит потребителю доступ к информации о собственниках, а также благодаря графическим схемам наглядно покажет, какими узами они между собой связаны.

Для рядового потребителя данные в формате требования ЦБ РФ малоинформативны. Перечисление фамилий физлиц, гражданства и города проживания вряд ли повлияет на выбор вкладчиков или соискателей кредитных линий. При этом техническая особенность сайта регулятора такова, что хранение репрезентативных, исторических сведений не предусмотрено. Ценность же любой информации как раз и состоит в том, чтобы проследить, как часто у той или иной МФО или страховой компании меняются совладельцы. На примере событий последних лет в банковском секторе именно факт смены собственников все чаще служит условным тревожным сигналом.

1,5 тыс. организаций финансового сектора должны будут раскрыть информацию о своих владельцах

Совладельцы нараспашку

Удивляет тот факт, что Банк России снимает с себя ответственность за достоверность информации: фактически его функция только в публикации той информации, которую ему переслали из компании. Каким образом такие сведения в отсутствие подтверждения их правдивости от регулятора помогут избавить финансовый рынок от неблагонадежных игроков, в постановлении не указано. По сути, ЦБ РФ единственный из всех госструктур должен знать всю изнанку компаний, лицензии которым он выдает. То есть он мог бы при желании легко подтвердить состав собственников любой финансовой конторы.

Есть время спрятаться

Участники рынка также выражают удивление насчет 180-дневного срока, в течение которого нужно раскрыть данные о владельцах. Это слишком большая поблажка для неблагонадежных собственников, полагают они. За полгода любая организация успеет привести публичный состав владельцев в приемлемый вид.

Опрошенные «ДП» участники рынка не хотят публично оценивать действия ЦБ РФ.

Согласно тексту распоряжения, сдавать собственников сегодня должны только те компании, в которых изменения произошли после 9 июня. В течение 10 рабочих дней организации должны заполнить специальные формы и ждать публикации на сайте Банка России. Если никаких сделок с долями в капитале компаний не происходит, то данные предоставить нужно только к декабрю. На момент подготовки материала ни в разделе МФО, ни в разделе страховщиков структура собственников у большинства организаций не была опубликована.

«Все эти меры носят какой-то популистский оттенок, технологии давно позволяют синхронизировать каналы информации в том числе с налоговой, чтобы нам не тратить ресурсы на заполнение очередного формата типовой информации», — отметил один из руководителей МФО. Пряником для финансовых организаций, по задумке ЦБ РФ, может стать разрешение не дублировать публикацию сведений на собственных сайтах. Таким образом, компания, единожды заполнив требуемые формы и передав их в ЦБ РФ, может перестать следить за актуальностью сведений на своих ресурсах. Лояльность такого подхода объясняется попыткой регулятора создать единое место хранения информации, чтобы упростить рядовому потребителю ее поиск. «Может быть, это новый виток попыток ликвидации финансовой безграмотности потребителей, но какой-то неумелый, — отмечает представитель МФО. — Людям без высшего образования на сайте ЦБ РФ трудно отыскать информацию о конкретном кредиторе, а разбирающимся в вопросе достаточно других официальных способов, поэтому идея клонировать данные на множестве источников постепенно приведет к утрате контроля за их достоверностью».

Новая мина на поле

Как полагают источники «ДП» в финансовых кругах, новация ЦБ РФ создает для них новые регуляторные риски. «Действенной мерой могла бы стать публикация списка персоналий с испорченной репутацией или подвергнутых штрафам, а также отображение информации от собственника к бизнесу, чтобы видеть, сколько компаний конкретное лицо контролирует, а не наоборот, от конкретной компании к списку ее совладельцев, — рассуждает представитель страховой компании. — В утвержденном формате для нас это просто дополнительные временные затраты и очередная мина на поле, которая может сработать, если вдруг мы нарушим сроки информирования».

В тексте распоряжения прямого указания на меры взыскания в отношении нарушителей нет, но присутствует оговорка, что при обнаружении несоответствия данных в карточке организации будет указано, что сведения неактуальны.

«Это хорошая инициатива, она позволит очистить финансовый сегмент от сомнительных организаций, которые не захотят раскрывать структуру собственности, — рассуждает Алексей Матюхов, управляющий партнер BMS Group. — Для МФО требование ЦБ РФ нельзя назвать каким-то невыполнимым, поэтому добросовестные участники рынка просто предоставят требуемые данные». По оценке эксперта, негативных по следствий для сферы МФО от нововведения не будет, а для потребителей это только благоприятные изменения. «Можно будет проверить наличие информации о МФО на сайте регулятора, после чего принимать решение, обращаться ли в эту организацию или нет, — говорит Матюхов. — И речь не о том, что потребитель будет анализировать информацию, а о самом факте ее наличия: отсутствие сведений — знак того, что МФО может оказаться недобросовестной».

Прозрачность выиграет

«Требования имеют вполне понятную цель и направлены на решение большой проблемы, которая существует на финансовом рынке, а именно — повышение уровня его прозрачности, — говорит Иван Рыков, руководитель юридической группы компаний “Рыков групп”. — Именно путем запутывания структуры владения, вообще сокрытием определенной информации многие мошенники на рынке финансовых услуг обманывают заемщиков, вводя их в заблуждение». С другой стороны, по его словам, инициатива является лишь попыткой ЦБ РФ повысить прозрачность финансового рынка: «Банк России может отвечать за информацию, если он ее проверит, а сейчас речь идет не о проверке достоверности информации, а просто о ее раскрытии, о некоем заявительном порядке ее предоставления».

Настороженное отношение участников финансовых рынков к нововведению ЦБ РФ связано еще и с тем, что вслед за требованием раскрыть собственников обязательно последуют и другие ужесточающие шаги. Например, заставить финансистов раскрывать более подробную отчетность, к затратам на составление которой МФО пока не готовы.

«“Росгосстрах” выступает за информационную открытость, касается это деятельности компании или рынка в целом. Инициативу регулятора мы считаем совершенно адекватной современным требованиям и поддерживаем, — заявили “ДП” в пресс-службе страховщика. — Как законопослушная компания и тем более ПАО (а это еще и особый, расширенный стандарт раскрытия) мы публикуем всю информацию на нашем корпоративном сайте, а также в форме официального раскрытия через соответствующие СМИ. Любая регулирующая инстанция по мере развития рынка обновляет свои требования к участникам, инициирует те или иные новации, в том числе в интересах потребителей. Положение Банка России № 622-П действует с 2018 года, сейчас ЦБ лишь внес некоторые изменения. Мы выполняли и будем выполнять его. Никаких особых дополнительных усилий не потребуется. По сути, речь идет о том, чтобы предоставить регулятору и по необходимости обновлять данные о компании, что мы и так делаем постоянно. Чтение информации о деятельности компании, в том числе о структуре собственности, безусловно, требует определенных знаний, в том числе в сфере финансов в целом и в сфере страхования в частности. При этом мы полагаем, что раскрываемой сейчас информации более чем достаточно для того, чтобы заинтересованный потребитель, даже несмотря на большой объем данных, мог узнать все необходимые ему сведения о деятельности компании. Что касается ретроспективных данных, то это вопрос к регулятору».

Прямая речь

Елена Стратьева, директор СРО «МиР»:

С регуляторной точки зрения МФО и так обязаны раскрывать информацию о лицах, оказывающих существенное влияние на деятельность организации. В случае если МФО раскрывает ее в ограниченном составе или объеме, она обязана направить в ЦБ РФ уведомление, содержащее информацию, которая не раскрывается. Говоря простым языком, формально регулятору компании и так эту информацию должны раскрывать.

Поэтому не думаем, что МФО столкнутся с какими-либо трудностями в этом вопросе. Часть МФО не имеют собственных сайтов, и в этой связи раскрытие на единой площадке регулятора будет удобным как для компаний, так и для потребителей. И то, что информация станет публичной, безусловно, полезно для инвесторов.

Вместе с тем с точки зрения заемщиков, ориентирующихся при выборе продукта в первую очередь на его параметры — ставку, сроки, суммы, во вторую — на репутацию самой компании, не до конца понятно, чем именно публикация информации о собственниках будет полезна. Ни для кого не секрет, что есть случаи (и далеко не только на рынке МФО), когда реального собственника в таких документах не найдешь. Поэтому на данном этапе достаточно сложно оценить, насколько именно мера будет способствовать защите прав и интересов потребителей финансовых услуг и повышению прозрачности деятельности фининститутов.

Ян Арт, эксперт компании XCritical и комитета Госдумы по финансовому рынку, член банковской комиссии РСПП:

Можно только приветствовать решение Банка России, поскольку оно на порядок повышает прозрачность российского финансового рынка и репутацию его участников. Что касается процедурной стороны — было бы лукавством говорить, что это потребует от финансовых организаций дополнительных трудовых или ресурсных затрат. Но, боюсь, атраты будут немного в другой области — ряд компаний постараются «переписать» акции на других лиц, поскольку могут «всплыть» случаи, когда собственники имеют судимость, «опыт» банкротства, уголовного преследования и т. п.

Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями:

Решение ЦБ РФ должно принести двойную выгоду: с одной стороны, любой заинтересованный сможет найти всю необходимую информацию на сайте регулятора. При этом для бизнеса данная инициатива является отличной возможностью повысить к себе доверие. С другой стороны, на сайте регулятора есть возможность проверить информацию о лицензиях, так что в какой-то степени новые требования можно назвать излишними. В условиях масштабной автоматизации процессов существенного увеличения нагрузки как на сотрудников организаций, так и на ЦБ РФ ожидать не стоит.

Банкротство МФО — «Рыков групп»

Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент. Спасибо.

  • Блоги
  • Журналы
  • Судебная практика
  • Гражданское право
  • Судебные расходы
  • Банкротство
  • Право и жизнь
  • Все темы
  • Блоги
  • Журналы
  • Обзоры практики
  • Вакансии
  • Мероприятия
  • Видео
  • Контакты
  • Экономика
  • Общество
  • Политика
  • Судоустройство
  • Конституционный суд РФ
  • Верховный суд РФ
  • ВАС РФ
  • Правоприменение на местах
  • Навыки юриста
  • Судьи
  • Корпоративные юристы
  • Консультанты
  • Адвокатура
  • Нотариат
  • Госслужба
  • Юридическое образование
  • События и комментарии
  • Обзор литературы
  • Досуг юристов
  • Юридический юмор
  • Обзор диссертаций
  • ЕСПЧ
  • Международное правосудие
  • Континентальная Европа
  • Англосаксонское право
  • Другие страны
  • Административное право и процесс
  • Арбитражный и гражданский процесс
  • Гражданское право
  • Конституционное право
  • Международное право
  • Налоговое и финансовое право
  • Семейное и жилищное право
  • Теория и история государства и права
  • Трудовое право и право социального обеспечения
  • Уголовное право и процесс, исполнение наказаний
  • Антимонопольное регулирование
  • Банки
  • Банкротство
  • ЖКХ
  • Земля и недвижимость
  • Информационные технологии
  • Нефть и газ
  • Разрешение споров
  • Спорт
  • Страхование
  • Ценные бумаги
  • Экология
  • Электроэнергетика
  • Права потребителей
  • Реклама и маркетинг

ГК Рыков Групп

ГК Рыков Групп

  • Юридическая фирма
  • Блог (0)
  • Комментарии (0)
  • Обсуждения (0)

Основная информация

Мы юридическая компания с 10-летней историей успеха на рынке корпоративных долгов. Вошли в ТОП-50 юридических компаний согласно рейтингу «Право.ru-300».
Мы ведём наиболее сложные и интересные проекты по банкротству, взысканию, налогообложению, субсидиарной ответственности по всей России, формируем правоприменительную практику и используем нестандартные способы защиты интересов наших клиентов.

Помимо юридического направления, мы запустили отраслевой новостной портал Долг.рф, который уже стал лидером мнений. Мы строим Ассоциацию, являемся постоянными спикерами и участниками заседаний в Государственной думе и Совете Федерации, проводим деловые мероприятия.

Банкротство не выход: когда суд не спишет долги

Банкротство не выход: когда суд не спишет долги

О несостоятельности физлиц слышали многие, но не все в курсе, что она необязательно заканчивается списанием долгов. Граждане, которые знают лишь о плюсах банкротства, могут относиться к нему легкомысленно, отмечает партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) × Юлия Литовцева. Чаще всего к финансовому краху приводят кредиты. Клиенты не могут рассчитаться с банками, потому что потеряли работу или другой источник дохода, не рассчитали силы, не хватило финансовой грамотности. В итоге человек берет другой кредит, чтобы рассчитаться с первым, но если нет значительного постоянного дохода – это помогает лишь на время.

Доходы и расходы под вниманием судов

Банкротство может помочь таким заемщикам, но суды должны оценить их добросовестность. В некоторых делах неподъемные долги могут помешать освободиться от долгов. С этим столкнулась Алина Зеленова* из Подмосковья, которая задолжала 651 889 руб. банкам. В конце 2012-го она активировала кредитную карту «Русского стандарта» и стала периодически снимать с нее деньги. Лимит сначала был 50 000 руб., но банк его постоянно повышал и через пару лет довел до 268 000 руб. Об этом «Право.ru» рассказал Андрей Шафранов, представитель Виктора Малого, финансового управляющего Зеленовой.

По словам Шафранова, муж помогал Зеленовой платить банкам. Но в марте 2014-го она с ним развелась и сняла отдельную квартиру на кредитные деньги. Теперь пришлось платить не только банкам, но и за жилье. Как рассказывает Шафранов, это стало сложно, поэтому Зеленова перекредитовалась в Банке Москвы под более низкий процент. Но в 2015-м ей стали задерживать зарплату. В 2016-м Зеленова подала на банкротство, а спустя полгода руководство компании потребовало написать заявление по собственному желанию из-за сокращения, говорит Шафранов.

Арбитражный суд Московской области не нашел у Зеленовой имущества на продажу, но не стал освобождать ее от долгов. Суд решил, что она стала банкротом, потому что «действовала недобросовестно и приняла на себя заранее неисполнимые обязательства». Если судить по справкам 2-НДФЛ, то с 2013 года зарплата должницы не поднималась выше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с карты большие суммы, от 20 000 до 93 000 руб. Суд не поверил словам Зеленовой, что выплачивать кредиты помогал муж, а после развода ей пришлось справляться самой. Из выписки было видно, что после расторжения брака на карту вносились значительные суммы, от 21 000 до 115 000 руб., притом что официальный доход Зеленовой не менялся. Это подтверждает, что у должника есть другие источники дохода, кроме зарплаты, решил АС Московской области, который не увидел причин «прекращать исполнение обязательств».

Согласно справке 2-НДФЛ, должница получала не больше 16 800 руб., но это не мешало ей периодически снимать с кредитной карты бОльшие суммы – от 20 000 до 93 000 руб.

Иные выводы сделал 10-й арбитражный апелляционный суд. Он не нашел в деле доказательств недобросовестности Зеленовой. Она взяла кредит, когда могла позволить его оплачивать, а затем развелась и уволилась, излагается в постановлении апелляции. 10-й ААС подтвердил, что должница не планировала преднамеренное или фиктивное банкротство, не скрывала и не уничтожала имущество, не сообщала управляющему недостоверных сведений. А значит, её можно освободить от долгов – такой вывод апелляция подкрепила ссылкой на решение ВС по делу о банкротстве Евгения Кононова № А03-23386/2015.

Добросовестность должника и банка

Литовцевой из «Пепеляев Групп» сложно оценить решения судов, потому что, по ее словам, «они как будто приняты в отношении разных должников». Вторая инстанция указывает, что должница оформила кредит в период стабильного дохода, но не смогла вернуть его из-за развода и потери работы – из этого можно предположить, что суд первой инстанции допустил ошибку. Но апелляция не соотнесла уровень дохода и кредитных обязательств банкрота, продолжает Литовцева. По ее мнению, цифры, приведенные первой инстанцией, указывают на недобросовестность Зеленовой.

Зеленова тратила деньги на свои нужды и содержание семьи, но затем не смогла платить по кредиту – ее обязаны освободить от долгов, спорит арбитражный управляющий Артем Кадников из правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45 место По выручке Профайл компании × . Первая инстанция напрасно решила, что превышение расходов над доходами – это повод не списывать долги, поддерживает старший юрист АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) Профайл компании × Дмитрий Якушев.

Судебная практика свидетельствует о том, что человека с большими долгами освободят от них, если будет доказано, что он не может их вернуть, рассказывает Полина Стрельцова из VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) Профайл компании × . По её словам, для определения добросовестности важно, не указал ли должник ложные сведения в заявке на кредит, разумно ли он тратил средства, пытался ли трудоустроиться и т. п. Должник обязан доказать, что не может платить по долгам в силу объективных причин, говорит Стрельцова.

В том, что число фактических банкротов растет, виновата отчасти агрессивная политика банков, признает Литовцева. Они массово выдают кредиты без оценки реальных возможностей заемщиков. Если банк взял на себя высокие риски – логично, что он должен нести повышенную ответственность, но законодатель не спешит это закрепить, говорит Кадников. Он предлагает ввести солидарную ответственность кредитора и должника, если будет доказано, что «в погоне за прибылью банк выдавал заведомо невозвратный заём». Эту позицию поддерживает Шафранов, который подчеркивает, что банк имеет аналитические службы, скоринговые программы, доступ к базам данных и т. п.

Надо разграничивать финансовую неграмотность и злоупотребления, но в любом случае «человек знал, что подписывает» – это однобокая позиция, полагает Шафранов. «Я, кандидат юридических наук, получаю от банка текст кредитного договора на 12 листах мелким шрифтом, беру домой и читаю с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача», – говорит он.

«Я, кандидат юридических наук, беру домой текст кредитного договора с банком и читаю его с трудом, а для обычного человека это почти нереальная задача».

Когда от долгов не освободят

Самая частая причина, по которой суды отказываются списывать долги – бездействие должников. Они должны передать управляющему всю информацию о своем имуществе и доходах, ничего не скрывая. Этого не стала делать Наталья Казанова*. Она вообще не выходила на связь с управляющим, и суд не стал освобождать ее от долгов в деле № А41-67605/2016.

Такое же последствие ждет должников, которые представили управляющему недостоверную информацию, а он вывел их на чистую воду. Например, узнал о квартирах или машинах банкрота через реестры.

Додарбека Калоева*, не уплатившего 1,2 млн руб., банкротила налоговая по упрощенной процедуре отсутствующего должника в деле № А50-99/2015. В период реализации имущества Калоев самовольно продал свою «Ладу». Управляющий успешно оспорил эту сделку, но это ни к чему не привело. Машину не вернул ни сам должник, ни приставы. В то же время Калоеву отказали в списании долгов из-за того, что он продал имущество вне банкротства.

Если у должника были деньги, но он решил не платить по долгам – это расценивается как злостное уклонение, решил суд в деле о банкротстве Вячеслава Самонова* (№ А49-793/2016). Его банкротил Александр Кирюхин* из-за старого долга в 680 000 руб. Кредитор узнал, что в 2013 году Самонов получил 6,3 млн руб. по соглашению о разделе имущества с супругой, но не рассчитался с кредитором из этих денег. Кирюхин пытался оспорить эту сделку, но у него не получилось. Зато суд, заканчивая производство по банкротному делу, не освободил Самонова от долгов, потому что тот вел себя «недобросовестно по отношению к кредитору».

Валентина Колязина* не смогла освободиться от 1,6-миллионных долгов по кредитам, потому что ее банкротство было фиктивным. Управляющий выяснил: в 2013–2014 годах, когда Колязина перестала платить банкам, она на самом деле могла расплатиться с долгами. Он выяснил, что она обналичила порядка 4,4 млн руб., но не смогла отчитаться, на что их потратила. Прокуратура оштрафовала ее на 1000 руб. за фиктивное банкротство (№ А63-11414/2017), а в банкротном деле суд подтвердил, что долги остаются (№ А63-11399/2016).

Фиктивное банкротство – это заведомо ложное объявление о своей несостоятельности (п. 1 ст. 14.12 КоАП). Преднамеренное банкротство – действия или бездействия, которые заведомо приводят к банкротству (п. 2 ст. 14.12 КоАП).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector