Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ФАС России разъяснила нюансы применения норм законов 44-ФЗ и 223-ФЗ в условиях пандемии

ФАС России разъяснила нюансы применения норм законов 44-ФЗ и 223-ФЗ в условиях пандемии

Федеральным антимонопольным органом 7 мая была организована прямая линия, в ходе которой Заместитель начальника Управления контроля размещения госзаказа ФАС России Роман Семенов ответил на вопросы представителей бизнеса и государственных заказчиков о применении в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции норм законов о контрактной системе в сфере закупок (Федеральных законов от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ (далее – Закон № 44-ФЗ) и от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ (далее – Закон № 223-ФЗ)).

На вопрос о порядке исчисления сроков, предусмотренных Законом № 223-ФЗ, который установлен Федеральным законом от 24 апреля 2020 г. № 124-ФЗ, Роман Семенов пояснил, что если окончание срока по Закону № 223-ФЗ приходится на нерабочий день, объявленный таковым в связи с пандемией, то он и будет являться днем окончания срока, за исключением случаев, если последний день срока приходится на субботу, воскресенье или нерабочий праздничный день. Например, в случае совпадения окончания срока с нерабочими днями, в которые входит период нерабочих праздничных дней в связи с 1 мая, первым рабочим днем является 6 мая.

Такой же подход применим и при исчислении 10-дневного срока, после истечения которого возможно признание госконтракта расторгнутым в одностороннем порядке ввиду неисполнения условий контракта (ч. 13 ст. 95 Закона № 44-ФЗ). В силу постановления Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 443 такой срок исчисляется в календарных днях, и если последний день такого срока приходится на нерабочий день по Указу Президента РФ от 2 апреля 2020 г. № 239, то он будет считаться оконченным в этот день, за исключением совпадения его с выходными днями (субботой и воскресеньем). Поскольку после истечения этого срока заказчик направляет соответствующие сведения для размещения в реестре недобросовестных поставщиков, контрольные органы при рассмотрении данного вопроса должны будут дать оценку действиям поставщика, а именно, о наличии причинно-следственной связи между сложившейся ситуацией по коронавирусу и неисполнением контракта, что должно иметь значение для принятия решения о включении в реестр недобросовестных поставщиков.

Также был рассмотрен вопрос об отсутствии у сторон возможности на ознакомление с материалами жалобы в процессе обжалования проведенной контрольными органами антимонопольной службы плановой проверки. Роман Семенов обратил внимание, что на комиссию по рассмотрению жалоб как таковая обязанность по ознакомлению сторон с материалами жалобы нормами ст. 99 Закона № 44-ФЗ, а также Административным регламентом по рассмотрению жалоб, утв. приказом ФАС России от 19 ноября 2014 г. № 727/14, не возлагается. Вместе с тем эксперт пояснил, что возможность обжалования закупочной процедуры у сторон имеется с момента опубликования извещения до заключения госконтракта. При этом в период начала закупочной процедуры в комиссию поступает информация, которая на определенном этапе в силу закона не может быть доступна для всех участников процедуры, и на этой стадии ознакомить стороны со всеми материалами не представляется возможным. В то же время для обжалования процедуры закупки достаточным является и объем информации (за исключением заявок участников), которая размещена в публичном доступе в Единой информационной системе или на сайте электронной площадки. Кроме того, эксперт напомнил, что в ходе заседания комиссии сторонам предоставлена возможность при обжаловании проверки или закупки ознакомиться с отзывом на жалобу, а также заявить ходатайство о перерыве, в том числе для подготовки контраргументов на тот или иной довод. Отмечено, что, учитывая положительный опыт, антимонопольным органом предусматривается возможность дальнейшего применения видео-конференц-связи при рассмотрении жалоб.

Относительно процедуры участия в госзакупках посредством электронного аукциона и предоставления 15% преференции, предусмотренной приказом Минфина России от 4 июня 2018 г. № 126н, эксперт отметил, что указывать в протоколе рассмотрения первых частей заявок по каждому участнику страну происхождения товара является излишней мерой, поскольку по ряду случаев для подтверждения страны происхождения предоставляется только декларация.

Кроме того, во время подачи заявки в рамках аппарата программного комплекса в форме заявки площадками предусматривается опция возможности участника продекларировать товар, соответственно, возможность воспользоваться преференцией уже предусмотрена. Также о наличии предложения о товаре иностранного производителя обязан указывать заказчик, а оператор электронной площадки извещает допущенных участников госзакупки о том, что среди участников аукциона есть участник, предложивший товар российского происхождения. В этом случае поставщик иностранного товара должен представлять предложения с учетом указанных преференций.

Эксперт отметил, что аукционная комиссия заказчика должна внимательно проверять сведения в составе заявок участников, поскольку в некоторых случаях недобросовестность участников может стать основанием для обжалования действий заказчика. Например, в случае, когда заказчик разместил информацию о госзаказе, совокупный объем характеристик которого изначально не подходит для российского производителя, а недобросовестный участник в составе заявки указывает производство такого товара как российское. Если такой госконтракт все же заключен, исполнитель должен понимать, что контракт должен быть исполнен, и изменить страну происхождения не удастся. Аукционная комиссия заказчика должна принять меры по исключению участника из торгов, если заявка подается без намерения выиграть данную закупку, когда техническое задание и документация составлены под характеристики товара исключительно иностранного производителя. Кроме того, в случае принятия решения аукционной комиссии о победе такого недобросовестного участника любое заинтересованное лицо вправе обжаловать это решение в рамках контрольных мероприятий антимонопольного органа.

Читайте так же:
Арест счетов судебными приставами как проверить

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Рассмотрена ситуация по практике применения Закона № 44-ФЗ и Закона № 223-ФЗ ввиду отсутствия конкуренции между дилерами при существующей конкуренции между производителями. Например, определенного класса автомобили на рынке представлены несколькими производителями. Следует учесть, что потребность заказчика определяется не по конкретной марке автомобиля, а по характеристикам автомобиля, которые способны удовлетворить потребность заказчика. Роман Семенов отметил, что если в конкретной ситуации потребность заказчика может быть удовлетворена только определенным производителем и на рынке в принципе нет иных производителей, которые способны удовлетворить потребность заказчика, то заказчик должен дать описание товару в документации на основании ст. 33 Закона № 44-ФЗ. По общему правилу при формировании техзадания и назначении максимальной цены заказчик должен учитывать, что при размещении госзаказа на ТС на него могут претендовать несколько производителей аналогичных ТС.

По поводу возможности изменения госконтракта в части уменьшения цены и сокращения объемов поставляемых товаров, работ, услуг (ст. 95 Закона № 44-ФЗ), данная норма предусматривает возможность изменения существенных условий в исключительных случаях, в том числе, не более чем на 10% цены контракта по соглашению сторон. Однако, отметил эксперт, в судебной практике допускаются случаи отступления от этого правила, когда при обоюдном согласии сторон возможно уменьшение цены контракта на более чем 10% его цены (например, когда фактический объем работ менее заявленного и нет оснований для оплаты заказчиком полной стоимости работ).

Относительно требования, установленного постановлением Правительства РФ от 16 ноября 2015 г. № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд», эксперт пояснил, что не применять нормы данного постановления нельзя, однако в случае невозможности соблюдения такого запрета ввиду предустановки на товаре иностранного программного обеспечения в составе закупочной документации следует размещать соответствующее обоснование.

По исполнению обязательств по госконтракту лизинга в части установления обеспечения гарантийных обязательств эксперт пояснил, что установление таких обязательств является правом заказчика. Если такие обязательства установлены, соответственно, обеспечение гарантийных обязательств должны быть установлены также. Требования к исполнению таких обязательств предъявляются аналогично требованиям к обеспечению обязательств по исполнению госконтракта, в том числе по срокам. Представление этого обеспечения и его возврат, если оно представлено в виде денежного залога, обеспечивается в соответствии с условиями заказчика, указанными в документации (сроки возврата денежных средств составляют 15 или 30 дней (ч. 27 ст. 34 Закона 44-ФЗ)).

Заместитель руководителя ФАС России Кашеваров А.Б. дал разъяснения о заключении государственных контрактов в целях исполнения государственного оборонного заказа

Заместитель руководителя ФАС России Кашеваров А.Б. дал разъяснения о заключении государственных контрактов в целях исполнения государственного оборонного заказа

Заместитель руководителя ФАС России Кашеваров А.Б. в письме от 14.02.2019 № АК/11005-ПР/19 дал разъяснения о заключении государственных контрактов на поставку продукции в целях исполнения государственного оборонного заказа с учетом норм Положения о государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2017 № 1465.

Основные требования к государственным контрактам (контрактам), заключаемым в целях исполнения государственного оборонного заказа, определены Положением о примерных условиях государственных контрактов (контрактов) по государственному оборонному заказу, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2013 № 1275 (далее – Положение № 1275).

В соответствии с пунктом 16 Положения № 1275 в государственном контракте, заключаемом с единственным исполнителем, указывается вид цены на поставляемую продукцию в соответствии с Положением № 1465. При этом в зависимости от вида цены на продукцию рекомендуется:

а) устанавливать твердую цену государственного контракта – в случае, если государственным контрактом устанавливается фиксированная цена на продукцию;

б) указывать ориентировочное значение цены государственного контракта, в том числе предельное ориентировочное значение цены государственного контракта по согласованию между государственным заказчиком и единственным исполнителем, – в случае, если государственным контрактом устанавливается ориентировочная (уточняемая) цена на продукцию;

в) указывать формулу цены и максимальное значение цены государственного контракта – в случае, если государственным контрактом устанавливается цена на продукцию, возмещающая издержки.

Государственный контракт, заключаемый с единственным исполнителем, должен содержать расчет и обоснование цены государственного контракта с указанием и обоснованием применяемого метода расчета цены, а также прогнозную цену на продукцию, если она определялась при формировании государственного оборонного заказа на соответствующий год и плановый период.

Читайте так же:
Иск о восстановлении срока для принятия наследства: образец

В письме рассмотрены различные варианты условий, которые должны быть включены в контракт в зависимости от порядка формирования цены контракта.

Заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров считает целесообразным предусмотреть соответствующие положения в типовых формах государственных контрактов, заключаемых государственными заказчиками в целях исполнения государственного оборонного заказа.

Верховный Суд разъяснил порядок отнесения продукции к оборонной

25 мая Верховный Суд вынес Определение № 310-ЭС20-22195 по делу № А83-13353/2019 об оспаривании привлечения поставщика продовольствия для войск Росгвардии к административной ответственности за нарушение обязательных требований в отношении оборонной продукции из-за несоответствия поставленной кабачковой икры требованиям ГОСТ.

В мае 2018 г. ООО «Мясокомбинат “Дружба народов”» стал поставщиком продовольственных товаров для ФКУ «Северо-Западный центр материально-технического обеспечения федеральной службы войск национальной гвардии РФ» в рамках годового государственного оборонного заказа. В рамках госконтракта общество поставило в эту войсковую часть 100 кг кабачковой икры.

По итогам прокурорской проверки в войсковой части было установлено, что поставленная мясокомбинатом икра из кабачков не соответствует требованиям ГОСТ по показателю «массовая доля сухих веществ». Эти обстоятельства послужили основанием для возбуждения в отношении поставщика дела об административном правонарушении за нарушение обязательных требований к оборонной продукции (выполняемым работам, оказываемым услугам) по ст. 14.49 КоАП РФ. Далее материалы проверки были направлены в УФАС по Санкт-Петербургу, которое оштрафовало мясокомбинат на 850 тыс. руб.

Поскольку ФАС России оставила без удовлетворения жалобу общества на постановление антимонопольного органа, оно оспорило его в арбитражном суде. Первая инстанция удовлетворила требование мясокомбината, указав на недоказанность наличия в его действиях состава вменяемого административного правонарушения, поскольку поставленная обществом по госконтракту икра из кабачков не является оборонной продукцией.

Апелляция отменила это решение, но снизила размер штрафа до 350 тыс. руб., отказав в удовлетворении остальной части требований. Вторая инстанция сочла, что икра из кабачков является оборонной продукцией, поскольку поставка была произведена по госконтракту в рамках государственного оборонного заказа. Окружной суд поддержал постановление апелляции.

Мясокомбинат обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам которого согласилась с его доводами. Как пояснила Коллегия, ст. 14.49 КоАП, иные положения этого кодекса и Закон о гособоронзаказе не содержат определения «оборонная продукция». Термин «оборонная продукция» указан в ГОСТ РВ 0101-003-2018 «Продукция оборонная. Термины и определения». В документе указано, что «оборонная продукция – это продукция, создаваемая и/или поставляемая по государственному оборонному заказу. Оборонная продукция включает в себя военную продукцию и продукцию двойного назначения. Видами оборонной продукции являются материальные объекты, научно-техническая продукция, работы и услуги. Военная продукция – часть оборонной продукции, создаваемая и/или поставляемая по технической документации, утвержденной или согласованной государственным заказчиком государственного оборонного заказа. Продукция двойного назначения – часть оборонной продукции, создаваемая и/или поставляемая по технической документации производителя для военных и гражданских нужд в едином исполнении».

Вместе с тем, указал ВС, исходя из такого определения, невозможно однозначно отнести к оборонной продукции икру из кабачков, поставленную по госконтракту на поставку продовольствия в рамках гособоронзаказа. Суд отметил, что общество указывало, а УФАС это не опровергло, что икра из кабачков является обычным продуктом питания и не изготавливалась по технической документации заказчика для военных нужд или военных и гражданских нужд в едином исполнении, в связи с чем ее невозможно отнести к военной продукции или продукции двойного назначения. Из условий государственного контракта также не следует, что поставляемые продовольственные товары являются оборонной продукцией.

Таким образом, подчеркнул ВС, положения ст. 14.49 и 14.55 КоАП разграничивают административную ответственность в отношении оборонной продукции, поставляемой по государственному оборонному заказу, и товаров, поставляемых по государственному контракту по гособоронзаказу. Одного того обстоятельства, что продовольственные товары поставлялись по госконтракту в рамках гособоронзаказа, недостаточно для признания любой таковой продовольственной продукции оборонной. Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу последнего, Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение первой инстанции.

Партнер АБ «Бартолиус» Евгений Гавриков считает, что позиция судов апелляционной и кассационной инстанций по рассмотренному делу является типичным примером толкования нормы закона не в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. «Отсутствие в законе четко сформулированного понятия “оборонная продукция” в данном случае привело к тому, что смысл этого понятия был доведен судами до абсурда. Кабачковая икра была отнесена к такой продукции только лишь потому, что поставлялась в рамках государственного оборонного заказа», – отметил он.

По словам эксперта, в рассматриваемом деле было очевидно, что икра из кабачков была обычным продуктом питания. «Однако правовой смысл объективной стороны состава вменяемого правонарушения был намеренно искажен административным органом и судами с целью привлечения мясокомбината к административной ответственности и назначения ему штрафа. Верховный Суд вынужден был вновь напомнить о правовой позиции Конституционного Суда, согласно которой любое административное правонарушение, а равно санкции за его совершение должны быть четко определены в законе, поскольку иное порождает противоречивую судебную практику, ослабляющую гарантии защиты от произвольного административного принуждения», – пояснил Евгений Гавриков. Он добавил, что рассматриваемый случай неизбежно вызывает вопросы относительно качества судопроизводства по административным делам в судах нижестоящих инстанций.

Читайте так же:
Пошаговая инструкция по заключению коллективного договора

Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин отметил, что законодатель установил повышенную меру ответственности за нарушение обязательных требований именно в отношении оборонной и некоторых иных видов продукции, которая непосредственно используется в целях обеспечения безопасности, обороны страны. Ее применение при нарушениях в отношении любых товаров (работ, услуг), поставляемых в рамках гособоронзаказа, не отвечает целям существующего правового регулирования, считает эксперт.

«Споры из-за разночтений, что относится к оборонной продукции, в практике встречаются нечасто. В то же время территориальные органы ФАС и некоторые суды порой квалифицируют нарушения при исполнении государственных заказов по более тяжелым составам. Высказанная Верховным Судом позиция задает иной вектор и позволяет дифференцировать действия в зависимости от сущности нарушения и назначения предмета заключенного в рамках гособоронзаказа контракта», – подытожил Александр Тамодлин.

Руководитель антимонопольной практики Rights Business Standard (RBS) Анастасия Яремчук добавила, что выводы ВС РФ способны оказать существенное влияние на практику привлечения к ответственности, предусмотренной ст. 14.49 КоАП РФ, поскольку являются редким случаем, когда суды по существу оценили характеристики предмета контракта. «Практика по большей части исходит из простой зависимости: если закупка проведена по правилам гособоронзаказа и в его рамках, то и продукция является “оборонной”, что свидетельствует о необходимости применения мер соответствующей ответственности. Однако норма ст. 14.49 КоАП РФ сформулирована таким образом, что позволяет применять менее формальный подход, что и случилось в рассматриваемом деле», – подчеркнула она.

По словам эксперта, заявители по таким делам нечасто прибегают к доводам о том, что поставляемая продукция не является оборонной, поэтому практикообразующие выводы судов встретить сложно. «В связи с этим рассматриваемое дело представляет особый интерес, поскольку фактически указывает судам на необходимость оценки предмета контракта по существу. Эти обстоятельства также важны, исходя из принципов назначения наказания, поскольку речь в данном случае идет не просто о правильной характеристике предмета, а о применяемых мерах ответственности, которые должны быть соразмерными и справедливыми. Учитывая внушительные “оборонные” штрафы, данное обстоятельство по анализу предмета контракта играет важнейшую роль», – пояснила Анастасия Яремчук.

По ее мнению, вместе с тем рассматриваемое дело, хотя и указывает корректное направление при рассмотрении дел в дальнейшем, не дает однозначного понимания, как разграничивать оборонную продукцию. «В данном случае предмет закупки был более простым, нежели встречается в большинстве случаев в рамках гособоронзаказа (когда речь идет о поставке оборудования или сложных товаров). В связи с этим судебная практика в ближайшие годы все еще будет находиться в процессе формирования опорных точек и критериев для определения и отнесения продукции к оборонной», – подытожила юрист.

Государственный оборонный заказ: а если ли смысл ?

Нередко после окончания семинаров ко мне подходят слушатели и задают этот вопрос, который каждый раз приводит меня в растерянность. Ответ на него должен дать каждый участник закупки самостоятельно, а мы в настоящей статье раскроем и систематизируем нормативную правовую базу и попробуем ответить на вопрос, чем отличается госзаказ от гособоронзаказа. Во всяком случае в части той информации, которая касается сферы гособоронзаказа и при этом не ограничена в распространении.

Правовое регулирование отношений в сфере государственного оборонного заказа (гособоронзаказ, ГОЗ) основано в первую очередь на законе о госзакупках (Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», далее также – Закон № 44-ФЗ, Закон о госзакупках), который, в свою очередь, основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) и Бюджетного кодекса Российской Федерации (БК РФ), т. е. в случае, если специалист в сфере закупок не нашел правила выполнения того или иного действия в Федеральном законе от 29 декабря 2012 г. № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» (далее – Закон № 275-ФЗ, Закон о гособоронзаказе), он ищет такое правило в законе о госзакупках. Не найдя правила и там, специалист открывает ГК РФ или БК РФ и руководствуется общим порядком.

Непосредственно Закон о гособоронзаказе устанавливает правовые основы формирования ГОЗ, особенности его размещения и выполнения, особенности государственного контроля и государственного регулирования цен на товары, работы, услуги по ГОЗ.

Читайте так же:
Что такое ходатайство в суде - рассмотрение и обжалование

Причем данные особенности устанавливаются только в том случае, если Закон о госзакупках предусматривает установление таких особенностей, а именно содержит отсылки на Закон о гособоронзаказе. Если такой отсылки нет – нет и особенностей, точнее, не должно быть, но на практике они бывают.

Так, Закон о гособоронзаказе, а именно постановление о государственном регулировании цен, принятое в целях его реализации (Постановление Правительства Российской Федерации от 2 декабря 2017 г. № 1465 «О государственном регулировании цен на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу, а также о внесении изменений и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации»), предусматривает возможность изменения твердой цены контракта при его исполнении, что является изменением существенных условий контракта. При этом ст. 95 Закона № 44-ФЗ, которой устанавливаются случаи изменения существенных условий контракта, отсылочной нормы на случаи изменения существенных условий контракта, предусмотренные Законом о гособоронзаказе, не имеет.

В связи с изложенным выше приведем исчерпывающий перечень случаев, когда Закон о госзакупках допускает отсылочную норму на Закон о гособоронзаказе:

– особенности планирования закупок (ч. 2 ст. 16 Закона № 44-ФЗ);

– особенности определения НМЦК (ч. 21 ст. 22 Закона № 44-ФЗ);

– особенности описания объекта закупки (ч. 6 ст. 33 Закона № 44-ФЗ);

– особенности определения цены контракта (ч. 3 ст. 34 Закона № 44-ФЗ);

– дополнительные требования к экспертизе (ч. 5 ст. 41 Закона № 44-ФЗ);

– особенности порядка принятия решения об одностороннем отказе
от исполнения контракта (ч. 25 ст. 95 Закона № 44-ФЗ);

– особенности обеспечения исполнения контракта (ч. 10 ст. 96 Закона № 44-ФЗ);

– особенности осуществления контроля (ч. 31 ст. 99 Закона № 44-ФЗ).

Особенность планирования закупок (ч. 1.1 ст. 6 Закона № 275-ФЗ) была установлена в декабре 2018 г. и заключается в том, что закупки по государственному оборонному заказу в части заказов на создание, модернизацию, поставки, ремонт, сервисное обслуживание и утилизацию вооружения, военной и специальной техники (далее – ВВСТ) не включаются в планы закупок и планы-графики закупок, т. е. госзаказчики, формируя плановые документы, просто не указывают в них такие закупки.

На самом деле для потенциальных поставщиков (подрядчиков, исполнителей) это не большая потеря, поскольку такие плановые документы, как правило, по совокупности указанных в них сведений получали гриф секретности и не публиковались в открытом доступе.

Пожалуй, самой масштабной особенностью закупок в сфере гособоронзаказа являются «свои» правила определения начальной (максимальной) цены государственного контракта, о которых упоминалось в 1-м номере журнала и о которых, несомненно, мы будем писать в дальнейшем.

Напомню, что это и особые методы определения НМЦК, в том числе в случае их применения, институт прогнозных цен, установление предельного размера прибыли (рентабельности), обязанность регистрации цен на продукцию в ФАС России, утвержденные формы обосновывающих документов и многое другое.

Особенность описания объекта закупки в настоящее время только одна – при размещении ГОЗ на поставки ВВСТ, военного имущества, принятых на вооружение, снабжение, в эксплуатацию, документация о закупке должна содержать указание на наименования или товарные знаки таких ВВСТ (ч. 3 ст. 6 Закона № 275-ФЗ).

Данная особенность также очень логичная, поскольку в силовых органах на вооружении, снабжении, в эксплуатации не должна находиться различная техника, а умение использования такой техники должно быть отточено до автоматизма.

Особенностей определения цены контракта как таковой Законом о гособоронзаказе не предусмотрено. По мнению автора, это виды цен, используемые в гособоронзаказе, а именно возможность применения при заключении контракта с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) ориентировочной (уточняемой) цены и цены, возмещающей издержки.

К дополнительным требованиям к экспертизе можно отнести участие военных представителей в согласовании кооперации головного исполнителя, а также приемке продукции при исполнении государственного контракта и контрактов, заключенных в рамках исполнении государственного контракта. Военные представительства вправе и даже обязаны следить за ходом исполнения всего госконтракта и контролировать качество военной продукции и ее соответствие технической документации на любом этапе разработки, производства, сервисного обслуживания, ремонта, модернизации и утилизации продукции.

Номенклатура продукции, которая подлежит приемке военными представителями, ограничена и состоит из продукции, на которую в соответствии с законодательством о стандартизации выпущены ГОСТы, КД, ТУ и прочие стандарты.

Особенности порядка принятия решения об одностороннем отказе от исполнения контракта Законом о гособоронзаказе не установлены, а вот особенность обеспечения исполнения контракта – одна из главных причин, по которой участие в закупках по гособоронзаказу может быть крайне интересно и финансово прибыльно для поставщика (подрядчика, исполнителя).

Так, при размещении заказа на создание, модернизацию, поставку, ремонт, сервисное обслуживание или утилизацию ВВСТ, ракет-носителей, разгонных блоков и космических аппаратов (кораблей) обеспечение исполнения государственного контракта, в отношении которого будет осуществляться банковское сопровождение, не требуется (ч. 2.1 ст. 6 Закона № 275-ФЗ).

Читайте так же:
Образец приказа о создании комиссии 2022 года

С учетом того что авансирование по госконтрактам по ГОЗ нередко устанавливается в размере до 50 % или даже до 80 % от цены контракта, возможность непредставления обеспечения исполнения контракта, которое в соответствии с требованиями законодательства о закупках должно быть установлено в размере аванса, существенно снижает нагрузку на поставщика (подрядчика, исполнителя).

Следует отметить, что в настоящее время поставщиков (подрядчиков, исполнителей) по ГОЗ еще не освободили от обязанности предоставления обеспечения исполнения контракта при казначейском сопровождении, а также обеспечения гарантийных обязательств, которое устанавливается в размере до 10 % от цены контракта.

Учитывая длительные сроки устанавливаемых заказчиками гарантийных обязательств, заказчики должны гибко подходить к выбору их оптимального размера, исключая случаи истребования такого обязательства в размере 10 % на 15 лет гарантийного срока хранения, поскольку стоимость такой гарантии будет составлять значительную часть затрат на выполнение соответствующего госконтракта.

Вопрос особенностей контроля при исполнении государственного контракта по ГОЗ в настоящей статье мы раскрывать не станем, поскольку таких особенностей очень много, но все они не должны в значительной степени влиять на решение вхождения в кооперацию головного исполнителя.

Наряду с указанными особенностями, есть и другие, наиболее значимые из которых рассмотрим подробнее.

Прежде всего, это национальный режим, а именно запрет на допуск иностранных товаров, работ и услуг при закупках для нужд обороны страны и безопасности государства.

Устанавливается такой запрет в подавляющем случае закупок в рамках государственного оборонного заказа, а также в тех случаях, когда закупка осуществляется вне рамок гособоронзаказа, но при этом ее целевым назначением является оборона страны и безопасность государства.

В случае установления такого запрета все заявки, содержащие предложение о поставке иностранных товаров, отклоняются. Также отклоняются и заявки с отечественными товарами, если на такие товары не получен специальный разрешительный документ – сертификат по форме СТ-1 или заключение о подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации, выданное Минпромторгом России. Получение и предоставление заказчику в составе заявки указанного документа из-за значительного количества времени, требуемого для его подготовки и оформления, нередко вызывает проблемы у участников закупки, а их заявки формально отклоняются.

Победив в закупке, поставщик (подрядчик, исполнитель) обязан открыть отдельный счет в уполномоченном банке (ст. 15.29 Закона № 275-ФЗ)или Федеральном казначействе (ст. 5 Федерального закона от 29 ноября 2018 г. № 459-ФЗ «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов»), на который поступят предусмотренный контрактом аванс, а также в дальнейшем оплата по исполненному госконтракту и его отдельным этапам.

Обязанность открытия счета в уполномоченном банке возникает при заключении контракта с Минобороны России, а также другими госзаказчиками в случае, если они не приняли решение включить в проект контракта условие о казначейском сопровождении контракта.

При этом при исполнении контракта, по которому используется банковское сопровождение, у исполнителей на любом уровне кооперации может возникнуть сложность с выводом денег с отдельного счета, поскольку вывод денежных средств (прибыли) с отдельного счета возможен только после исполнения головным исполнителем госконтракта в полном объеме. После этого госзаказчик направляет соответствующее уведомление в банк, что служит основанием для получения возможности закрытия отдельного счета и перечисления денежных средств с него на обычный лицевой счет.

Также в настоящее время еще существует запрет на вывод денежных средств с отдельного счета в объеме ранее понесенных головным исполнителем за счет собственных средств расходов на формирование запаса продукции, сырья, материалов, полуфабрикатов, комплектующих изделий, необходимого для выполнения государственного оборонного заказа, в случае если объем такой компенсации не был согласован сторонами при заключении государственного контракта и соответственно включен в качестве его условия (подп. «е» п. 2 ч. 1 ст. 8.3 Закона № 275-ФЗ).

Среди обязанностей кооперации головного исполнителя (ст. 8 Закона № 275-ФЗ), которые могут повлиять на решение стать поставщиком в гособоронзаказе, следует выделить обязанность ведения раздельного учета доходов и расходов по гособоронзаказу, а также ежемесячного представления информации о ходе исполнения контракта.

Во всем же остальном участие в закупках в гособоронзаказе ничем не отличается от участия в закупках для обеспечения государственных и муниципальных нужд, и принять участие в них может любой желающий, если он является резидентом Российской Федерации и юридическим лицом, созданным в соответствии с законодательством Российской Федерации. А вот ограничений на вхождение в состав кооперации головного исполнителя уже не установлено.

Однако следует помнить о том, что срыв задания гособоронзаказа на любом уровне кооперации карается не только административной, но и уголовной ответственностью.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector