Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Гражданские дела: что к ним относится

Правонарушения

В процессе осуществления гражданами и предприятиями своих обязанностей и прав могут возникать вопросы, которые порой требует вмешательства, а также введения в действие определенного решения вышестоящих инстанций юрисдикционной направленности.

Все действия, необходимые для решения дел гражданской направленности, подразделяются на:

  • дела гражданского направления;
  • дела административного направления;
  • дела уголовного направления;
  • дела конституционной направленности.

Каждая из дефиниций дел, кроме тех, что относятся к гражданским, обладают определенными характеристиками, которые зафиксированы в российских законах. К примеру, к конституционным делам отнесены вопросы интерпретации конституции и проверка ее следования современным нормативно-правовым законодательным актам. К административным отнесен список вопросов, вытекающих их нарушения прав, которые досконально прописаны в Кодексе нашей страны о правонарушениях административного характера. К уголовным отнесен целый перечень вопросов, которые появляются из действий, детально прописанных в Уголовном кодексе России.

Отсюда можно сделать вывод, что к делам гражданской направленности отнесены все вопросы, не относящиеся к основам других прав. Для решения их используются всевозможные методы, которые базируются на всевозможных постулатах.

В каком порядке изучаются и разрешаются дела гражданского типа?

Большинство видов и основа дел гражданской направленности признаются предпосылкой к их специальному порядку изучения. Дела гражданского характера могут рассматривать суды, общественные объединения и органы административного значения, на которые возложены необходимые на то законные полномочия.

Гражданин, который обратился за защитой, вполне может сам выбрать орган, которому поручат изучение его дела, если для этого законом предусмотрена такая возможность.

Помощь по гражданским делам оказывают адвокаты и юристы. Конституцией России каждому гражданину страны гарантировано право на защиту, поэтому каждое дело ведется в судебном порядке. Каждое из решений, принятых прочими органами, можно оспаривать судом.

Дела гражданской направленности принимаются к изучению либо в арбитраже, либо в суде общей юрисдикции.

Разновидности гражданских дел

Дела гражданской направленности делятся на 5 групп:

  1. Дела искового вида. К этой группе относятся все дела, касающиеся споров по гражданским, жилищным, трудовым, земельным, семейным, экологическим и прочим видам отношений.
  2. Особые дела, которые не имеют никакого отношения к спорам о праве, однако требуют вынесения судебного решения.
  3. Дела, в процессе которых признаются и приводятся в действие решения зарубежных судов, а также решений арбитража других государств.
  4. Дела, касающиеся опровержения решения третейства, а также дела о передаче листов исполнения наказания в принудительном порядке решения этих судов.
  5. Дела, касающиеся защиты прав выбора, а также опровержения действий госструктур и лиц в должности.
  • Оптовая и розничная алкогольная компания «Мистраль Алко»
  • ООО «Королевская пивная» сеть ресторанов
  • РЕСТОРАН «GGRAF»
  • Розничная сеть магазинов
  • ООО «Медин» — Россия/ЧехияООО КБ
  • Развлекательный центр «ЛИ-ЛУ» — г. Бронницы
  • Сеть магазинов «БОУТТИС» — г. Домодедово
  • Кафе «Квартира №7» — г.Москва
  • Винный супермаркет ГРАДУСОФФ – г. Раменское
  • Сеть бутиков Флорентийского Парфюмерно-Фармацевтического Дома — Santa Maria Novella – г. Москва
  • Кафе — Аэропорт Шереметьево Терминал D – г. Химки
  • Сеть городских кафе ШЕРДОР – г. Москва
  • Кафе «ЛАГМАНКА» — г. Москва
  • Гриль-бар «БИМ» — г. Дмитров
  • Кафе «В своей тарелке» — г. Красногорск
  • Бар «Beer-n-Roll»
  • Ресторан «Рыба мечты»
  • Варшавские бани
  • Ржевские бани
  • Царицынские бани
  • Рублевские бани
  • Розничная сеть «Фасоль»
  • Сеть ресторанов «Китайские новости»
  • ООО « ВД Бахчисарай» — г. Москва, г. Реутов, г. Люберцы
  • ООО «Рыбацкая деревня»
  • Розничная сеть магазинов «Магнит»
  • ООО «ТД Интерторг»
  • Коптевские бани
  • Крестовские бани – г. Рошаль
  • ITALY GROUP – Ресторан
  • Альта Вина – сеть винных бутиков
  • Семейные кафе и кондитерские АндерСон

Закажите звонок и наш специалист свяжется с Вами
и ответит на интересующие вопросы

Звоните прямо сейчас! Опытные профессионалы обеспечат правовую помощь и обязательно помогут разрешить самые запутанные проблемы.

Гражданские дела очистят от поддельных доказательств

Член комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Иван Сухарев (ЛДПР) подготовил проект закона (есть у «Известий») «О внесении изменения в статью 392 Гражданско-процессуального кодекса (ГПК) РФ». Поправка направлена на упрощение процедуры пересмотра решения суда по гражданскому делу (гражданские, семейные, земельные, трудовые и иные споры), если в ходе расследования после суда выяснилось, что в качестве повлиявших на решение судьи доказательств использовались поддельные материалы.

Сейчас, в соответствии со ст. 392 ГПК РФ «Основания для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу», основанием для пересмотра постановления суда являются среди прочего «вновь открывшиеся обстоятельства». П. 2 ч. 3 ст. 392 гласит, что к вновь открывшимся обстоятельствам относятся: заведомо ложные показания свидетелей, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления. К ним же относятся, в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 392, и преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела.

Читайте так же:
Кто вправе подписывать договор

Однако, как отметил депутат Сухарев, и в п. 2, и в п. 3 ч. 3 ст. 392 имеется некоторая проблема, а именно тот факт, что все используемые в гражданском деле подлоги и незаконные манипуляции могут стать «вновь открывшимся обстоятельством» для пересмотра гражданского дела только в том случае, если использование поддельных материалов будет подтверждено «вступившим в законную силу приговором суда», но уже по уголовному делу об использовании поддельных документов и т.д.

Это обстоятельство, по мнению законодателя, оставляет лицам, использовавшим подделки в гражданском деле, большой простор для того, чтобы решение по делу не было пересмотрено. В частности, адвокаты могут затягивать дело о фальсификации доказательств, срок давности которого составляет всего 2 года, и даже при том, что следственные экспертизы установят факт подделок, при отсутствии приговора суда о подделках никакого пересмотра гражданского дела не будет.

Для решения этой проблемы законодатель предлагает правки в п. 2 и п. 3 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ, которые позволят пересматривать гражданское дело не только по решению суда о выявлении фальсифицированных доказательств, но и по иным реабилитирующим решениям, принятым в ходе следствия в соответствии с требованиями УПК РФ.

— Предположим, в суд были представлены фальсифицированные доказательства. На основании них выносится решение, тогда как по факту их фальсификации возбуждается уголовное дело. Но в это время решение по гражданскому делу уже обжалуется и вступает в законную силу, — привел пример Сухарев. — Одновременно адвокаты начинают целенаправленно затягивать уже дело о фальсификации. В итоге решение, принятое по липовым документам, что было подтверждено следствием, прекращается по истечении срока давности. Мы имеем установленный следствием факт использования в предыдущем деле поддельных доказательств, но не имеем решения суда. В итоге, зная правду, мы не имеем законных оснований для пересмотра фактически несправедливого решения по гражданскому делу. Поэтому основная цель законопроекта — избавиться от этой правовой коллизии и дать людям возможность добиться объективного пересмотра решения.

Ведущий юрист ФД «Солид» Олег Землянских заметил, что судебный спор одна из сторон может затянуть, при необходимости, совокупностью процессуальных действий, к примеру: проведением экспертиз, в том числе дополнительных или повторных экспертиз по делу (особенно в государственных учреждениях); обжалованием определений, решений, постановлений суда в суды вышестоящей инстанции; привлечением к участию в деле третьих лиц, вызовом свидетелей по делу, откладыванием дела по мотиву занятости адвокатов в ином судебном процессе или по болезни, ходатайством об истребовании доказательств, находящихся у третьих лиц; предоставлением дополнительных доказательств, которые нуждаются в оценке судом и лицами, участвующими в деле, заявлением ходатайств о рассмотрении дела с участием арбитражных заседателей, предъявлением встречных или иных тождественных исков.

Партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Алексей Панич подтвердил «Известиям», что текущая редакция ГПК РФ предполагает возможность отмены судебных актов, вынесенных на основании заведомо ложных свидетельских показаний и поддельных документов, только тогда, когда факт лжесвидетельства или подделки установлен обвинительным приговором суда по уголовному делу. Однако в силу различных причин даже при установлении факта лжесвидетельства, подделки документов или совершения иного преступления не всегда возможно вынесение приговора суда.

— Например, лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности в силу истечения срока давности. Приговора суда в этой ситуации не будет, а значит, не будет и возможности отменить судебный акт, принятый на основании ложных свидетельских показаний или поддельных документов, — рассказал Панич. — Такая ситуация является неприемлемой, и предлагаемые изменения в ГПК РФ направлены на устранение вышеуказанного пробела в законодательстве, когда, несмотря на очевидность необходимости пересмотра судебного акта, на который повлияло совершенное преступление, такой судебный акт формально не может быть отменен.

Старший юрист адвокатского бюро А2 Екатерина Ильина, в свою очередь, рассказала, что даже если срок давности привлечения к уголовной ответственности прошел, сам факт совершенного преступления констатируется, хоть дело в суд и не передается. Если оно в суде, то суд его также прекращает. Прекращение дела оформляется либо постановлением правоохранительных органов, либо определением суда, но не решением.

— Вместе с тем ст. ГПК РФ 392, которая как раз позволяет обжаловать решение по вновь открывшимся обстоятельствам, прямо указывает, что эти самые обстоятельства должны быть установлены только вступившим в законную силу приговором суда, — отметила она.

Читайте так же:
Как написать письмо на согласование отпуска

Ильина также отметила, что на настоящий момент существует судебная практика, когда суды принимают постановление следователя о прекращении дела ввиду истечения сроков уголовного преследования, но содержащее установленный факт совершения преступления, как тот документ, которым могут быть подтверждены вновь открывшиеся обстоятельства.

— Вместе с тем процесс обоснования и доказывания в таких делах весьма сложен. Ввиду этого внесенные поправки очень важны и безусловно нужны во избежание злоупотреблений, — резюмировала Ильина.

Права и обязанности лиц, участвующих в гражданском деле, устанавливаемые ст. 35 ГПК РФ

Права и обязанности лиц, участвующих в гражданском деле, устанавливаемые ст. 35 ГПК РФ

Все участники дел, рассматриваемых в судах в рамках применения норм ГК РФ и других нормативных актов гражданского правового оборота, пользуются довольно серьёзным спектром процессуальных прав. Их нарушение в суде становится основанием для подачи апелляционной или кассационной жалобы с требованием отмены судебных решений и пересмотра дела. Общие права участников судебных споров установлены положениями ст. 35 ГПК РФ.

Базовые процессуальные права участников судебных споров в рамках гражданского судопроизводства

В рассматриваемой статье перечислены далеко не все из прав. Это лишь базовый перечень. Другие процессуальные права, закреплённые в статьях ГПК РФ, образуют содержание институтов гражданского процессуального права и реализуются на определённых стадиях судопроизводства.

К примеру, к ним относится право истца вносить в иск изменения и уточнения, отказаться от него вовсе. Ответчик может признать иск или не признать. Совместным решением стороны могут прийти к мировому соглашению. В случае наличия альтернативной подсудности истец обладает правом выбрать суд по своему усмотрению. Так же стороны обладают правом на изменение территориальной подсудности.

Так, в случае совершения волеизъявлений находит конкретное применение принцип диспозитивности. Принципы равноправия и состязательности сторон осуществляются в ходе реализации права заявлять суду ходатайства об истребовании доказательств, предоставлении доказательств и участии в их исследований.

Конкретизацией действия принципа гласности судебного процесса является реализация права знакомиться с материалами дела, делать выписки или снимать копии, а так же приводить доводы по всем возникающим вопросам. Дело в том, что гласность это не только публичность, но и открытость судебного процесса для участвующих в деле лиц.

Обязанности процессуального характера участников рассмотрения дел в рамках гражданского судопроизводства

Во второй части рассматриваемой статьи содержится напоминание того, что участники рассмотрения дела несут процессуальные обязанности, которые определяет ГПК РФ. Сами обязанности в статье не детализируются в силу того, что подразумевается их связь с обстоятельствами различных дел.

Недопустима реализация прав, направленная на затягивание процесса, сознательный обман судей или других участников.

В случае, если сторона заявила неосновательный иск, и это было сделано намеренно, или противодействовала правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела так, что это приобрело системный характер, суд вправе возложить уплату компенсации в пользу другой стороны в силу фактической потери ею времени. Об этом говорят нормы ст. 99 ГПК РФ.

Отражение положений ст. 35 ГПК РФ в определениях высших судов

Положения статьи могут иметь довольно серьёзное значение для рассмотрения дела. Иногда именно на них ориентируются высшие суды, когда отменяют решения судов нижестоящих инстанций.

К примеру, для реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству суд может уменьшить сумму судебных издержек, включая и расходы на оплату услуг представителя. Для этого заявленная к взысканию сумма должна иметь все признаки чрезмерности. Однако это необходимо доказать, а в деле должны иметься материалы, подтверждающие, что расходы носят неразумный характер.

В деле № 34-КГ16-5, определение по которому было вынесено СК по гражданским делам ВС РФ 19 апреля 2016 года, это имело серьёзное значение. При соответствующих обстоятельствах высший суд счёл, что допущены существенные нарушения норм права, поэтому дело было возвращено в суд апелляционной инстанции.

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе

Семикина Елена

Слова профессора кафедры гражданского процесса юридического факультета СПбГУ Михаила Шварца в качестве заголовка выбраны не случайно. Каждый юрист хотя бы раз сталкивался с проблемой применения правил о преюдиции (обстоятельства, установленные имеющим силу судебным актом, не нуждаются в доказывании при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, – ст. 61 ГПК РФ, ст. 69 АПК РФ).

При обращении к судебной практике возникает множество вопросов, в частности – об объективных пределах преюдициальности судебных актов, а именно: преюдиция – это установленные судом факты и их правовая оценка или только факт? Что высшие судебные инстанции понимают под «фактом»?

В ст. 61 ГПК содержится указание на недопустимость повторного доказывания и пересмотра только обстоятельств, установленных судебным решением. В то же время согласно ч. 2 ст. 209 Кодекса после вступления в силу решения суда лица, участвующие в деле, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе не только установленные факты, но и правоотношения. В АПК подобная норма отсутствует.

Читайте так же:
Лишение прав за встречку по ст.12.15.4 КоАП РФ

Анализ разъяснений и практики вышестоящих судов позволяет сделать вывод, что преюдиция на сегодня является опровержимой доказательственной презумпцией. Практика применения правил о преюдиции экономической и гражданской коллегиями Верховного Суда РФ имеет существенные различия.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 июля 2011 г. № 3318/11 по делу № А40-111672/09-113-880 отражена правовая позиция о том, что ч. 2 ст. 69 АПК освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

В Определении от 28 декабря 2012 г. № ВАС-17521/12 по делу № А51-497/2011 ВАС РФ, ссылаясь на разъяснения Пленума, данные в п. 2 Постановления от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», придерживается мнения, что преюдициальными могут считаться исключительно фактические обстоятельства, но не их правовая оценка.

Конституционный Суд РФ поддерживает позицию ВАС, что отражено в Определении от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «Следовательно, в системе действующего правового регулирования предусмотренное частью 2 статьи 69 АПК Российской Федерации основание освобождения от доказывания во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 64 и части 4 статьи 170 того же Кодекса означает, что только фактические обстоятельства (факты), установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 г. № 407-О, от 16 июля 2013 г. № 1201-О, от 24 октября 2013 г. № 1642-О и др.). Именно такое толкование и применение оспариваемой в запросе Администрации Краснодарского края нормы, вопреки утверждению заявителя, находит отражение в сложившейся практике арбитражных судов, последовательно придерживающейся того, что ч. 2 ст. 69 АПК РФ освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора (постановления Президиума ВАС РФ от 15 июня 2004 г. № 2045/04, от 31 января 2006 г. № 11297/05 и от 25 июля 2011 г. № 3318/11)».

При этом КС в Определении от 21 марта 2013 г. № 407-О подчеркнул необходимость соблюдения баланса: «Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства – с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения».

Верховный Суд при разрешении споров по конкретным категориям дел дает судам разъяснения – по сути, формулируя порядок опровержения преюдиции. Так, в п. 2 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 указано, что «при подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ). Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Как отмечено в п. 4 совместного постановления пленумов ВС и ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «по смыслу частей 2, 3 статьи 61 ГПК РФ или частей 2, 3 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. В то же время при рассмотрении названного иска суд учитывает обстоятельства ранее рассмотренного дела о праве на спорное имущество, независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы».

Читайте так же:
Заявление о бездействии судебных приставов образец

Получается, если суды не связаны правовой оценкой фактов и правоотношения сторон не преюдицируются, в каждом новом процессе на основании одних и тех же фактов суд может по-разному интерпретировать правоотношения сторон.

Например, в одном споре суд может сделать вывод о том, что договор является заключенным, а в другом – прийти к противоположному выводу. Это вносит в гражданский оборот значительную долю неопределенности и приводит к конфликту судебных актов – ведь сторона спора, недовольная исходом дела, всегда будет изыскивать пути оспаривания решения посредством предъявления иного, формально не тождественного иска.

В то же время преюдиция по определению не только освобождает от доказывания, но и является одним из свойств законной силы судебного решения.

Верховный Суд – видимо, понимая проблему и пытаясь пресечь злоупотребления, – в своих судебных актах последовательно проводит правовую позицию о том, что установленные обстоятельства и оценка доказательств, данные судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 АПК не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор.

Так, в Определении от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8204 ВС пришел к выводу: «Сама иностранная компания в ходе рассмотрения дела № А40-91248/2014 о взыскании с Правительства Москвы 3 433 582 долларов США неосновательного обогащения придерживалась позиции об уступке по соглашению от 13.08.2002 именно будущего требования. Так, она, возражая против заявления Правительства Москвы о пропуске срока исковой давности, указывала на то, что до момента вступления в силу решения от 06.08.2012 по делу № А40-73164/2012 (до 10.01.2014) у компании не возникло право требовать возврата каких-либо сумм, уплаченных ранее по еще не измененному судом инвестиционному контракту. Эти доводы иностранной компании были поддержаны судами при разрешении спора по делу № А40-91248/2014, что, в свою очередь, позволило признать иск поданным в пределах срока исковой давности и удовлетворить требования, заявленные иностранной компанией к Правительству Москвы.

Правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, хотя и не образует преюдиции по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, но учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, разрешающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. В рассматриваемом случае не имеется объективных причин для того, чтобы сделать выводы, противоположные выводам по делу № А40-91248/2014, и признать договор цессии от 13.08.2012 договором уступки существующего, а не будущего, требования».

В Определении ВС от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-24795 по делу № А40-195946/2016 отражена следующая правовая позиция: «Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П). Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимость ситуации, при которой одни и те же документы получают диаметрально противоположное толкование судов в разных делах без указания каких-либо причин для этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 № 305-ЭС15-17704). При разрешении настоящего обособленного спора суд без указания мотивов пришел к противоположному выводу, признав товарную накладную от 13.01.2016 № 10 допустимым доказательством, подтверждающим факт первоначальной поставки товара должнику. Вследствие чего одни и те же обстоятельства, являющиеся существенными для правильного рассмотрения спора, оказались оцененными судами по-разному и это привело к конфликту судебных актов, в результате которого возникла ситуация, когда Денисовой Н.Д. сначала отказано во включении долга в реестр требований кредиторов должника в связи с недоказанностью поставки товара, а затем с нее взыскана стоимость частично возвращенного товара, поставка которого первоначально не была подтверждена, что не соответствует принципу правовой определенности».

В Определении от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4) по делу № А40- 129253/2017 Суд сослался на неприменение преюдиции и направил спор на новое рассмотрение, указав: «Кроме этого, при рассмотрении настоящего обособленного спора конкурсный управляющий ссылался на наличие иных принятых по настоящему делу судебных актов о признании недействительными банковских операций, совершенных в тот же период в аналогичной ситуации. Так, в рамках другого обособленного спора установлено, что по состоянию на 03.07.2017 в банке имелась скрытая картотека неоплаченных платежных документов. В рассматриваемом же случае при схожих обстоятельствах совершения в тот же период банковских операций суд пришел к противоположному выводу. Установленные обстоятельства и оценка доказательств, данная судом по ранее рассмотренному обособленному спору, преюдиции по смыслу ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не образуют, но учитываются судом, рассматривающим второй спор. В том случае, если суд придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы».

Читайте так же:
Необоснованное лишение премии

В Определении от 11 июня 2020 г. № 305-ЭС20-16 по делу № А 41-15768/2017 Верховный Суд также отметил необходимость учета правовой позиции по ранее рассмотренному спору и сделал вывод о том, что суды во втором деле обоснованно пришли к иному выводу: «Общество “Газпром”, помимо прочего, указало, что ранее определением Арбитражного суда Московской области от 11.01.2018 аналогичное его требование признано текущим. Однако данный довод не является достаточным основанием для иной квалификации задолженности по выплате дивидендов, поскольку в отличие от правил установления фактических обстоятельств спора вопрос о применении к этим обстоятельствам норм права (иначе – юридической квалификации) не разрешается по правилам преюдиции (статья 69 АПК РФ) и тем более по правилам общеобязательности судебных актов (статья 16 АПК РФ). Действительно, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном ранее судебном деле, подлежит учету в последующем деле. Однако при этом суд не связан предшествующей оценкой и, придя к иным выводам, должен указать соответствующие мотивы».

Что касается практики Судебной коллегии по гражданским делам ВС, то ее анализ позволяет сделать вывод о преюдициальности правоотношений сторон.

Например, в Определении от 11 августа 2020 г. № 50-КГ20-3-К8 Суд прямо указал на запрет оспаривать выводы: «При таких обстоятельствах Маевский С.В., являвшийся участником спора по гражданскому делу № 2-2780/2018, рассмотренному Первомайским районным судом г. Омска, так же как и Оленичев В.В., в силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ не вправе оспаривать выводы, содержащиеся в решении Первомайского районного суда г. Омска от 28 декабря 2018 г. и апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 28 марта 2019 г., поскольку эти судебные акты имеют для указанных лиц обязательную силу и являются преюдициальными по настоящему делу».

В Определении ВС от 22 октября 2019 г. № 23-КГ19-6, 2-254/2017 изложена правовая позиция о запрете вновь оспаривать правоотношения сторон: «В силу ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные решением Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г., являлись обязательными для судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики. Согласно ч. 2 ст. 209 названного кодекса после вступления в законную силу решения суда стороны, другие лица, участвующие в деле, их правопреемники не могут вновь заявлять в суде те же исковые требования, на том же основании, а также оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения. Таким образом, в силу приведенных выше положений ст. 61 и 209 ГПК РФ, обеспечивающих непротиворечивость судебных постановлений и не допускающих принятие взаимоисключающих судебных актов, после принятия апелляционного определения судебной коллегией Московского городского суда от 15 ноября 2017 г. и вступления в силу решения Таганского районного суда г. Москвы от 15 ноября 2017 г. апелляционной инстанцией Верховного Суда Чеченской Республики должны были быть учтены установленные этими судебными постановлениями факты и правоотношения сторон».

В Определении от 11 августа 2020 г. № 30-КГ20-1-К5 Верховный Суд сделал вывод о запрете оспаривать факты. При этом под фактом в конкретном деле понимается факт прекращения поручительства: «исходя из вышеизложенного, следует, что Борлаков Х.М. как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства».

Анализируя данное дело, можно увидеть противоречие еще и в том, что именно ВС понимает под понятием «факт». По логике Экономколлегии, установление факта прекращения поручительства является юридической квалификацией (правовой оценкой) и не является фактом (эмпирической данностью). Таким образом, в данном деле Суд, очевидно, говорит о прекращении поручительства именно как о факте.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector