Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

В своей великой и несомненной мудрости: как исполняются решения КС

Судья Тверского суда Станислав Минин 5 сентября огласил приговор 34-летнему Константину Котову. Программиста из Москвы осудили на четыре с половиной года колонии общего режима. Суд признал Котова виновным в неоднократном нарушении правил проведения общественных мероприятий (ст. 212.1 УК).

В 2017 году по ст. 212.1 УК высказывался Конституционный суд. Он признал норму конституционной, но объяснил, как следует её правильно применять. Ответственность по этой статье возникает только за действия, которые нанесли вред здоровью, имуществу или создали реальную угрозу его причинения, разъяснил КС. Такое толкование сильно затруднило применение нормы – около двух лет по ней не выносили обвинительные приговоры.

Противоречит или нет: что может КС

По жалобе на соответствие той или иной норме Конституции судьи КС могут:

  • признать норму конституционной, не найдя противоречия;
  • признать норму конституционной, но определить, каким именно образом её нужно применять (как в случае со ст. 212.1 УК);
  • признать норму полностью или частично неконституционной.

Применять норму именно в том смысле, который выявил КС, – это задача судов. Решения, которые признают норму неконституционной, адресованы в большей степени законодателю, который должен принять поправки в закон, и кабмину, который в течение шести месяцев должен внести их проект в Госдуму. Пока изменения не внесут, Конституционный суд может установить правила разрешения дел по оспоренной статье. Такие предписания уже обязаны выполнить суды.

После приговора Котову учёные-юристы России направили председателю КС Валерию Зорькину открытое письмо. Среди 21 автора обращения – экс-судья ЕСПЧ Анатолий Ковлер, члены СПЧ Анита Соболева и Илья Шаблинский, а также заведующий кафедрой конституционного права НИУ ВШЭ Михаил Краснов.

Юристы сказали, что решение Тверского суда «явно» не соответствует позиции КС. Они предложили Зорькину выступить с посланием к Федеральному собранию. «Это стало бы первым посланием Конституционного суда, основанным на анализе исполнения, а вернее, неисполнения его решения по конкретному делу», – подчеркнули авторы обращения.

«С поразительной быстротой вошло в жизнь»: решения КС, которые исполнили

Иногда позиция КС по оспоренной норме прослеживается в решениях судов уже через пару месяцев после её публикации. Так, в 2017 году КС подтвердил, что каждый суд обязан самостоятельно оценивать законность нормативного акта, который он применяет в деле (Постановление КС от 6 декабря 2017 года № 37-П).

«Уже за первый год после принятия постановления только в базе «Консультант Плюс» появилось не меньше десятка актов судов проверочных инстанций, которыми отменялись судебные решения нижестоящих судов лишь потому, что те такую проверку отказались осуществить», – отметил один из сотрудников КС.

Например, на таком основании уже через месяц после публикации решения КС Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отменил постановления нижестоящих инстанций по делу № А74-2752/2015.

В другом случае Верховный суд сослался на постановление КС уже через неделю после его принятия (дело № 5-КГ18-152). Ст. 208 ГК разрешает суду индексировать присуждённую сумму, если она выплачена с задержкой. В 2018 году Конституционный суд признал норму частично неконституционной, поскольку она не содержит критериев индексации (Постановление КС от 23 июля 2018 года № 35-П).

ВС отказал в кассационной жалобе заявителю, который пытался оспорить решения нижестоящих инстанций о взыскании с него доплаты по ст. 208 ГК (дело № 5-КГ18-152). Подход, при котором взыскать деньги нельзя из-за отсутствия критериев для индексации в правовом регулировании, противоречит позиции КС, указали в гражданской коллегии.

Иногда и законодатель оперативно реагирует на предписание КС и принимает необходимые поправки. В июне 2018 года КС по жалобе супругов из Подмосковья признал, что ВИЧ-положительные граждане в определённых случаях могут усыновлять детей (Постановление КС от 20 июня 2018 года № 25-П). Например, если ребёнок уже проживает вместе с ВИЧ-инфицированным усыновителем, юридическое оформление их отношений не увеличит угрозу здоровью ребенка, пояснил КС.

Уже через полгода дело супругов-заявителей пересмотрели, усыновить ребёнка им разрешили. Такое же решение по аналогичному делу вынес суд в Красноярске всего через четыре месяца после постановления КС. Законодатель поправки в Семейный кодекс принял не менее оперативно, а уже в мае 2019-го их подписал президент.

Суды: исполнять нельзя, игнорировать

Не все позиции Конституционного суда так быстро перенимают другие инстанции. Два года назад КС по жалобе Александра Дубовца признал ч. 1 ст. 302 ГК («Истребование имущества от добросовестного приобретателя») частично неконституционной.

Заявитель купил квартиру. Спустя семь лет жильё у Дубовца истребовал суд по иску московских властей: недвижимость оказалась выморочной (перешло государству из-за отсутствия наследников). При этом все данные о сделках с ней содержались в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН), то есть государство признавало их законными, отметил заявитель.

Обычно запись в ЕГРН для изъятия имущества значения не имеет. Но это правило не должно работать, если спорное имущество является выморочным жильём и власти не зарегистрировали своё право на него в ЕГРН, говорится в Постановлении КС от 22 июня 2017 года № 16-П.

15 февраля этого года глава Совета по правам человека Михаил Федотов раскритиковал политику московских властей по изъятию квартир у добросовестных приобретателей. Правозащитник заявил, что Москва продолжает участвовать в таких судебных процессах. На тот момент власти, по данным Федотова, уже выиграли 12 дел и добивались исполнения решений о выселении.

Такие действия противоречат позиции КС, подчеркнул глава СПЧ.

В своём Постановлении от 16 июля 2015 года № 23-П Конституционный суд по жалобе Сергея Махина разъяснил смысл норм о содержании под стражей (ст. 109, ст. 237 УПК). Заявитель посчитал, что эти статьи позволяют судам возвращать уголовные дела в прокуратуру, а обвиняемых при этом оставлять под арестом, даже если срок заключения превысил допустимый предел.

Судьи КС объяснили, что произвольно продлить арест в таком случае нельзя, только если сохранились условия для этой меры пресечения. Срок содержания под стражей должен быть разумным, а дело Махина, который пробыл в СИЗО четыре года на момент обращения в КС, следует пересмотреть, сказано в постановлении.

Махин обратился в Верховный суд с просьбой о пересмотре его дела Президиумом ВС. Но ВС посчитал, что постановление КС о раскрытии смысла нормы не относится к вновь открывшимся обстоятельствам, и в пересмотре заявителю отказал.

Законодатель: поправки, которых нет

«КС влияет на судебную практику в основном через изменения законодательства, но не непосредственно: ссылки на позиции КС в судебных решениях – это экзотика», – рассказывает доцент факультета права НИУ ВШЭ Ирина Алебастрова.

Когда КС признает норму или её часть неконституционной, он обязывает законодателя внести в неё изменения. Проект поправок должен подготовить кабмин в течение полугода. С 2010-го по 2018 год КС принял 63 постановления, которые предусматривали изменение законодательства. На 29 мая 2019 года законодатель не исполнил 31 из них (девять постановлений предписывают внести законопроект в 2019 году).

На бездействие законодателя неоднократно обращал внимание и сам Конституционный суд. Ещё в 2010 году КС признал ч. 4 ст. 292 ГК частично неконституционной (Постановление КС от 8 июня 2010 года № 13-П). Норма разрешает отчуждение квартиры только с согласия органа опеки и попечительства, если в ней проживает ребёнок, который остался без родителей (по данным органа опеки и попечительства). Вместе с тем статья не работает в случаях, когда дети фактически остались без родительского попечения, но органу опеки об этом неизвестно, а также когда родители, отчуждая квартиру, нарушают интересы ребёнка, постановил КС.

Читайте так же:
Право собственности на землю

Суд предписал законодателю эту ситуацию исправить. Затем шесть лет ведомства согласовывали между собой правки, после чего законопроект внесли в Госдуму. Но инициативу депутаты отклонили ещё в первом чтении. Новый проект документа в нижнюю палату до сих пор не внесли.

Аналогичная судьба и у Постановления КС от 14 мая 2012 года № 11-П. Тогда суд обязал законодателя ограничить запрет на удовлетворение требований кредиторов за счёт жилья должника. Если недвижимость явно роскошнее, чем необходимо должнику и его семье для нормального проживания, то обратить взыскание на часть такого имущества можно, решил КС и обязал внести поправки в ст. 446 ГПК. Законопроект до Госдумы дошёл в 2017 году, только спустя пять лет после постановления КС, но нижняя палата его отклонила. Новый проект закона всё еще находится в разработке.

В 2013 году КС по жалобе Эдуарда Савенко предписал законодателю изменить порядок назначения штрафов за нарушение правил проведения общественных мероприятий ст. 5.38, 20.2, 20.2.2 и 20.18 КоАП (Постановление КС от 14 февраля 2013 года № 4-П). Действующее законодательство не позволяет назначить наказание ниже минимального, это нарушает принцип справедливого и соразмерного наказания, подчеркнул КС. Суд обязал законодателя внести поправки в закон, но спустя шесть лет нормы так и остались неизменными.

Сам Конституционный суд признаёт, что оперативно законодатель исполняет только свежие решения. Сейчас депутаты могут произвольно отказаться рассматривать предписания КС, если соответствующие правки внесли в прошлые созывы Госдумы. Кроме этого, в законе не установлены конкретные сроки принятия таких изменений. Поэтому «в большинстве случаев исполнение осуществляется, но отдельные изменения могут затянуться на годы», отмечает Александра Герасимова из ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании × .

Мнение экспертов

Юристы дают разные оценки тому, как суды и законодатель исполняют постановления КС. Например, по словам декана юридического факультета НИУ ВШЭ (СПб) Антона Ильина, решения Конституционного суда «исполняются хорошо». Многое для этого делает сам КС, который выпускает каждый год сборники своих решений и сам мониторит их реализацию, подчеркивает он.*

Герасимова отмечает, что к позициям и предписаниям КС прислушиваются выборочно. По её словам, как законодатель, так и суды исполняют только «удобные» для них решения. И делают они это в формате, который приемлем для них в определенный момент времени, добавляет Герасимова.

Решения Конституционного суда всегда принимаются в определённом экономическом, социальном, политическом контексте, а их применение может изменяться при изменении такого контекста.

Александра Герасимова, руководитель практики ФБК Legal.

По мнению доцента Российского государственного университета правосудия Ольги Кряжковой, оценить влияние позиций КС на судебную практику достаточно сложно. Причина этого – отсутствие официальной систематизированной информации как о пересмотре дел тех, кто обратился с жалобой в Конституционный суд, так и об использовании позиции КС в других делах, считает Кряжкова.

Пока возможно оперировать лишь отрывочными положительными и отрицательными примерами, а не описать полную картину происходящего.

Ольга Кряжкова, доцент Российского государственного университета правосудия

Вместе с тем эксперты сходятся во мнении, что механизм, когда КС признаёт норму конституционной и раскрывает её смысл, недостаточно эффективный. По словам руководителя судебной практики Института права и публичной политики Григория Вайпана, такой подход – «половинчатое решение, а потому неудовлетворительное».

Это парадокс, но пока соответствующих постановлений Пленумов Верховного суда нет, решения КС для прочих судов – это не указ.

Ирина Алебастрова, доцент факультета права НИУ ВШЭ

Признать норму неконституционной – это гораздо эффективнее, чем разъяснять её смысл, соглашается Ильин. Это проще для тех, кто такую статью будет или не будет в дальнейшем применять, считает декан юрфака НИУ ВШЭ (СПб) Антон Ильин. По его словам, когда КС признаёт статью конституционной и истолковывает её, он достигает намного больше целей: не допускает пробела в законодательстве и предлагает свою версию регулирования. Но для того чтобы такое постановление КС работало, нужен «хорошо подготовленный правоприменитель, который уважает правовые ценности», что в России встречается не так часто, резюмирует Ильин.

Исправить сложившуюся ситуацию юристы предлагают по-разному. По мнению Вайпана, следует изменить сам механизм работы Конституционного суда.

Есть две оптимальные модели конституционного правосудия, поясняет юрист. Согласно первой, КС выступает в роли «негативного законодателя», то есть если норма неконституционная, он её отменяет. Вторая модель противоположная. КС даёт толкование нормам, не устраняя их из законодательства, корректирует судебную практику.

Чтобы реализовать вторую модель, КС должен иметь возможность пересмотреть конкретное дело, а также все аналогичные дела по уже рассмотренной проблеме, объясняет Вайпан.

Отчасти с ним соглашается Кряжкова, отмечая, что до тех пор пока у КС нет права проверять конституционность судебных решений и отменять их, «воздействие КС на судебную практику будет ограниченным». Ильин же указывает на отсутствие серьёзной санкции за неисполнение постановлений КС. По его мнению, если судьи в своих решениях игнорируют позицию КС, это нельзя расценивать как ошибку, это более серьёзный проступок.

* – речь идёт об информационно-аналитических отчётах об исполнении решений Конституционного суда, которые ежегодно публикуют на сайте КС. Документ в основном оценивает работу законодателя.

Определение Конституционного Суда РФ от 20.04.2010 N 593-О-Р "Об отказе в удовлетворении ходатайств Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева и Московского авиационного института (государственного технического университета) о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2009 года N 10-П"

ОБ ОТКАЗЕ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ
РОССИЙСКОГО ХИМИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
ИМ. Д.И. МЕНДЕЛЕЕВА И МОСКОВСКОГО АВИАЦИОННОГО ИНСТИТУТА
(ГОСУДАРСТВЕННОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА) О РАЗЪЯСНЕНИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТ 22 ИЮНЯ 2009 ГОДА N 10-П

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего — судьи С.П. Маврина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев в заседании палаты ходатайства Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева и Московского авиационного института (государственного технического университета) о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2009 года N 10-П и заслушав сообщение судьи-докладчика Н.С. Бондаря,

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 22 июня 2009 года N 10-П, принятом по жалобам Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева и Московского авиационного института (государственного технического университета), признал положения пункта 4 части второй статьи 250 Налогового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации — в той части, в какой они предполагают включение в налоговую базу по налогу на прибыль организаций доходов государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования от сдачи в аренду переданного им в оперативное управление федерального имущества и возникновение для этих учреждений обязанности по уплате налога на прибыль организаций с указанных доходов, — не противоречащими Конституции Российской Федерации (пункт 1 резолютивной части); положения статьи 321.1 Налогового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 3 статьи 41 Бюджетного кодекса Российской Федерации — в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования не отвечают требованиям определенности законно установленного порядка исполнения государственными образовательными учреждениями высшего профессионального образования обязанности по уплате налога на прибыль организаций с доходов от сдачи в аренду переданного им в оперативное управление федерального имущества, — не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 57 (пункт 2 резолютивной части).

Читайте так же:
Что делать если есть угроза физической расправы

Одновременно Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что дела заявителей по данному делу подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий (пункт 4 резолютивной части), и, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» установил особый порядок исполнения своего решения, согласно которому государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования впредь до внесения в законодательство необходимых изменений не освобождаются от обязанности уплаты налога на прибыль организаций с доходов от сдачи государственного имущества в аренду в порядке, определяемом на данный момент с учетом разъяснений, содержащихся в правовых актах уполномоченных федеральных органов исполнительной власти по вопросам применения законодательства о соответствующем налоге (абзац третий пункта 4.2 мотивировочной части Постановления).

Обратившиеся в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайствами участники конституционного судопроизводства по указанному делу — государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования «Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева» и «Московский авиационный институт (государственный технический университет)» просят разъяснить, предполагает ли Постановление от 22 июня 2009 года N 10-П, с учетом установленного Конституционным Судом Российской Федерации особого порядка его исполнения, обязанность заявителей и им подобных государственных учреждений начислять и уплачивать налог на прибыль от сдачи в аренду федерального имущества до момента вынесения названного Постановления.

В обоснование своей позиции о необходимости дачи разъяснения по данному вопросу заявители приводят Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 сентября 2009 года, в котором со ссылкой на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 22 июня 2009 года N 10-П, указано, что налог на прибыль с дохода от сдачи федерального имущества в аренду за период 2004 — 2006 годов государственными учреждениями должен быть уплачен несмотря на отсутствие установленного на уровне закона порядка исполнения ими этой налоговой обязанности.

Кроме того, Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева в качестве дополнительного аргумента указывает, что приведенная позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации была учтена при пересмотре его дела по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с принятием Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2009 года N 10-П. Как свидетельствуют представленные в Конституционный Суд Российской Федерации материалы, решением Арбитражного суда города Москвы от 31 декабря 2009 года, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, ранее принятое в отношении университета решение налогового органа было признано недействительным лишь в части привлечения его к налоговой ответственности за налоговые правонарушения, связанные с налогообложением доходов от сдачи в аренду федерального имущества, в удовлетворении же его требования о признании незаконным возложения на него обязанности уплатить налог на прибыль на указанные доходы — отказано.

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», официальное разъяснение решения Конституционного Суда Российской Федерации дается только в пределах содержания этого решения по предмету, относящемуся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, и не должно являться простым его воспроизведением; ходатайство о даче разъяснения решения Конституционного Суда Российской Федерации не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу.

Как следует из содержания ходатайств, обращение заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации обусловлено, по сути, не наличием неопределенности или неясности в правовых позициях, изложенных в Постановлении от 22 июня 2009 года N 10-П, а тем, что это Постановление, по их мнению, неверно понимается и толкуется арбитражными судами. Заявители усматривают несоответствие между правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева, кроме того, прямо указывает на противоречие названному Постановлению решений арбитражных судов по его конкретному делу.

Таким образом, заявители, формально настаивая на разъяснении Постановления от 22 июня 2009 года N 10-П, фактически ставят вопрос о проверке на соответствие ему решений арбитражных судов и тем самым просят подтвердить его юридическую силу.

3. В Постановлении от 22 июня 2009 года N 10-П Конституционный Суд Российской Федерации — с учетом характера спорных правоотношений и содержания итоговых выводов по данному делу, одним из которых стало признание конституционности самого по себе возложения на государственные образовательные учреждения высшего профессионального образования обязанности по уплате налога на прибыль организаций с доходов от сдачи государственного имущества в аренду, — определил особенности его исполнения, которые предполагают:

обязанность федерального законодателя в срок до 1 марта 2010 года урегулировать в соответствии с данным Постановлением порядок исполнения государственными образовательными учреждениями высшего профессионального образования обязанности по уплате налога на прибыль организаций с доходов от сдачи в аренду переданного им в оперативное управление федерального имущества с учетом специфики правового статуса данных субъектов налогообложения;

обязанность государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования впредь до внесения в законодательство необходимых изменений уплачивать налог на прибыль организаций с доходов от сдачи государственного имущества в аренду в порядке, определенном на момент принятия данного Постановления с учетом разъяснений, содержащихся в правовых актах уполномоченных федеральных органов исполнительной власти по вопросам применения законодательства о соответствующем налоге.

При этом в пункте 4 резолютивной части Постановления Конституционный Суд Российской Федерации прямо указал на то, что дела государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования «Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева» и «Московский авиационный институт (государственный технический университет)» — заявителей по делу подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Данные выводы Конституционного Суда Российской Федерации, рассматриваемые в системном единстве с нормативными положениями статьи 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации, статьи 6, части третьей статьи 79 и части второй статьи 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», определяющими юридическую силу и порядок исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, не содержат какой-либо неопределенности с точки зрения их распространения как на заявителей, являвшихся непосредственными участниками конституционного судопроизводства, так и на иных субъектов права, относящихся к государственным образовательным учреждениям высшего профессионального образования.

Читайте так же:
Очередность выплат при банкротстве

Поскольку, таким образом, поставленный в ходатайствах вопрос не требует какого-либо дополнительного истолкования Постановления от 22 июня 2009 года N 10-П по существу, основания для официального его разъяснения Конституционным Судом Российской Федерации отсутствуют.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайств Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева и Московского авиационного института (государственного технического университета) о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2009 года N 10-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным ходатайствам окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Председательствующий — судья
Конституционного Суда
Российской Федерации
С.П.МАВРИН

Арбитражный суд Удмуртской Республики

Некоторые аспекты применения института защиты деловой репутации юридических лиц и компенсации нематериального вреда.

Некоторые аспекты применения института защиты деловой репутации юридических лиц и компенсации нематериального вреда.

В современных условиях надлежащая защита деловой репутации хозяйствующих субъектов все более очевидно становится одним из условий успешного осуществления ими предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку без должного обеспечения прав и охраняемых законом интересов достигнуть экономическое благополучие не представляется возможным.

Изучение положений действующего гражданского законодательства и судебной практики разрешения споров по искам о защите деловой репутации выявило ряд вопросов, требующих своего разрешения.

Вот некоторые из них.

1) В связи с принятием Верховным Судом РФ Постановления Пленума № 3 от 24.02.2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» наблюдается изменение практики разрешения арбитражными судами дел о защите деловой репутации. Основываясь на положениях данного Пленума ВС РФ, в частности на п. 15, арбитражные суды удовлетворяют требования о защите деловой репутации, а также компенсации морального вреда в пользу юридических лиц-1.

Представляется, что изменение как судебной практики разрешения дел данной категории, так и положений ГК РФ, в частности, статьи 152, давно назрело. И этому есть правовое обоснование.

Анализ норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, применяемой судом на основании статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ФЗ «О ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод», судебных актов Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, имеющих характер судебного толкования и разъяснения по вопросам применения законодательства, а также Европейского Суда по правам человека позволяет сделать вывод о возможности применения для защиты деловой репутации юридического лица правила, касающегося защиты деловой репутации гражданина, в том числе и по компенсации нематериального вреда.

Так, статьей 46 Конституции Российской Федерации предусмотрена гарантия каждому судебной защиты, его прав и свобод.

Статья 150 Гражданского кодекса РФ, определяющая объекты неимущественных прав граждан и юридических лиц, предусматривает, что нематериальные блага подлежат защите в соответствии с Гражданским кодексом РФ и другими законами в случаях и порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (статья 12 ГК РФ).

В соответствии со статьями 9 и 12 ГК РФ юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Они свободны и в выборе способа их защиты.

Статья 12 ГК РФ содержит перечень способов защиты гражданских прав, среди которых названа компенсация морального вреда. Данной статьей также предусмотрено, что защита гражданских прав может осуществляться иными способами, предусмотренными законом.

В частности, пунктом 5 статьи 152 ГК РФ предусмотрена возможность защиты деловой репутации гражданина посредством возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих деловую репутацию сведений. Пункт 7 данной статьи предусматривает правило о том, что эти положения соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 4.12.2003 г. № 508-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Шлафмана В.А. на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 ГК РФ закреплено положение о том, что право на судебную защиту по своей природе может принадлежать как физическим, так и юридическим лицам. Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица.

При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. Данный вывод, как указанно в Определении Конституционного Суда РФ, основан на положениях части 2 статьи 45 Конституции РФ, в соответствии с которой каждый праве защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

При этом в Определении Конституционного Суда РФ имеется указание, согласно которому Конвенция о защите прав человека и основных свобод, являющаяся в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, допускает взыскание с государства, виновного в нарушении ее положений, справедливой компенсации потерпевшей стороне, в том числе юридическому лицу, для обеспечения действенности права на справедливое судебное разбирательство (статья 41). Исходя из этого, Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 6.04.2000 года по делу «Комингерсол С.А. против Португалии» пришел к выводу о том, что суд не может исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки. При этом необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией, а также беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

Кроме того, в приведенном Постановлении Европейского Суда по этому делу указано, что в свете собственной судебной практики и практики государств-членов Совета Европы Суд не может исключить возможность того, что коммерческой организации может быть присуждена компенсация за нематериальные убытки. Суд напоминает, что Конвенция должна толковаться и применяться таким образом, чтобы гарантировать права, которые являются реальными и действенными. Соответственно, поскольку основной формой возмещения убытков, которую может присудить Суд, является денежная компенсация, суд обязательно должен иметь полномочия, если гарантированное статьей 6 Конвенции право должно быть действенным, присуждать денежную компенсацию за нематериальные убытки коммерческим компаниям в том числе.

Анализ приведенных положений норм права и указанных судебных решений позволяет сделать вывод о необходимости обеспечения судом как равной защиты неимущественных прав физических и юридических лиц, так и равной ответственности при их нарушении, независимо от их субъектного состава, возможности применения к юридическому лицу меры защиты в виде взыскания нематериального вреда.

При этом нельзя не согласиться с авторами ряда публикаций о необходимости законодательного закрепления возможности возмещения вреда, причиненного деловой репутации юридического лица* *.

Читайте так же:
Закон о продаже алкоголя в Российской Федерации

Между тем, позиция о невозможности компенсации нематериального вреда юридическим лицам из-за отсутствия прямого указания в законе таких положений, на наш взгляд, весьма спорна***.

Складывающаяся судебная практика арбитражных судов позволяет говорить о необходимости упорядочения рассмотрения таких категорий дел как на законодательном уровне, так на уровне судебной практики ВАС РФ, что позволит, в свою очередь, устранить различную судебную практику арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Так, при разрешении спора между юридическими лицами о защите деловой репутации и компенсации нематериального (морального) вреда суд установил, что вступившим в законную силу постановлением арбитражного суда по другому делу установлен факт причинения вреда деловой репутации юридического лица.

Обращаясь в арбитражный суд с требованием о защите деловой репутации, компенсации морального (нематериального) вреда и убытков, необходимых для восстановления деловой репутации истец указал, что ответчиком распространены не соответствующие действительности сведения о товаре истца, чем причинил вред деловой репутации, нематериальный вред и реальные убытки, необходимые для восстановления нарушенной деловой репутации. Суд согласился с доводами истца, установив факт причинения ответчиком вреда деловой репутации истца, частично удовлетворив размер заявленных требований. При принятии решения о взыскании с ответчика компенсации нематериального вреда арбитражный суд руководствовался вышеприведенной практикой Европейского суда по правам человека, а также положениями ГК РФ и судебной практикой****.

2) Рассмотрение данного дела выявил еще один вопрос, требующий более детального изучения. Арбитражным судом установлено то обстоятельство, что ответчик, введя в гражданский оборот контрафактный товар моющего средства, распространил не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию сведения о товаре истца — стиральном порошке и о его качественных показателях, чем опорочило производственно-хозяйственную деятельность истца. При этом суд установил, что ответчик распространил не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию истцане через средства массовой информации, а посредством изготовления, выпуска и распространения контрафактной продукции, на упаковке которой использовалось комбинированное обозначение, сходное до степени смешения с продукцией истца, исключительные права на которую принадлежат истцу.

Соглашаясь с доводами истца в этой части, суд полагал, что как действующее законодательство, так и судебная практика не содержат запрета в определении факта распространения в указанной решении по данному делу форме, нежели только через средства массовой информации, в сообщениях др.

В данном случае, на наш взгляд, имело место распространение не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений в скрытной форме, т.е. через распространение сведений о товаре истца.

3) Как значение, так и значимость судебных решений о защите деловой репутации должно, на наш взгляд, определяться через принцип «нарушенное право должно быть восстановлено в полном объеме».

Так, при разрешении спора о защите деловой репутации возникли следующие вопросы, на которые как действующее законодательство, так и судебная практика не содержат прямого ответа.

При удовлетворении требования о признании не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, распространенных в средствах массовой информации, суд в своем решении обязывает ответчика опубликовать опровержение указанных сведений в том же средстве массовой информации, тем же шрифтом, в том же объеме.

Между тем, действующее законодательство не регулирует механизм опровержения.

Представляется, что указанные в Законе нормы о возложении обязанности опровержения таких сведений на ответчика означает обязанность ответчика лишь опубликовать опровержение за свой счет. А о содержании текста опровержения законодатель умалчивает.

Так, исполняя решение арбитражного суда об опровержении распространенных сведений, Редакция газеты заново опубликовала ту же статью, а в конце указала, что изложенные в данной статье сведения согласно решению арбитражного суда не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию Акционерного общества*****. Представляется, что в данном случае нельзя вести речь о восстановлении нарушенного права истца, поскольку ответчик дважды распространил такие сведения, а опровержение последовало лишь один раз.

На наш взгляд, в целях обеспечения полного восстановления нарушенного права, необходимо предложить истцу при подготовке дела для рассмотрения на предварительном судебном заседании представить в арбитражный суд свой текст опровержения.

Так, по делу между редакцией газеты и Акционерным обществом о защите деловой репутации арбитражный суд обязал редакцию газеты опубликовать подготовленный истцом текст опровержения, предварительно проверив правильность изложенных в тексте опровержения сведений******.

4) Говоря о полном восстановлении нарушенного права, полагаю необходимым остановиться еще на одном вопросе.

Действующее законодательство о средствах массовой информации не содержат запрета автору либо редакции газеты на комментарий судебного решения, согласно которому последняя опубликовала текст опровержения. Иными словами, когда рядом с текстом опровержения редакция газеты публикует свой комментарий опровержению, ревизируя, таким образом, вступившее в законную силу судебное решение.

Представляется, что такой подход средств массовой информации снижает как значение, так и значимость такого важного института, как восстановление нарушенного права.

На наш взгляд, чтобы не допустить такого положения и предотвращения злоупотребления правом, необходимо внести в статью 44 Закона РФ «О средствах массовой информации» изменения, дополнив статью 44 четвертой частью следующего содержания: «Редакция средства массовой информации не вправе комментировать опровержение, опубликованное по решению суда (арбитражного суда)». Такое дополнение не является ущемлением права на свободу слова, мнений, не противоречит ни Конституции РФ, ни действующему законодательству и соответствует положениям части 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Более того, это будет способствовать правовому воспитанию в нашей стране в духе уважения к закону, судебному решению и личности человека и гражданина.

* Постановление Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005 г. Бюллетень ВС РФ, № 3,

**Санжарова О.Н., журнал «Арбитражная практика», №11, 2005 г.

ВС впервые за четверть века обновляет толкование ключевых норм АПК РФ

Коллаж: Legal.Report

Пленум Верховного суда РФ рассмотрел проект постановления о применении процессуального кодекса в арбитражных судах первой инстанции. Действующие разъяснения были одобрены еще четверть века назад и с тех пор во многом потеряли свою актуальность. В числе прочего впервые дано толкование вопросам применения института профессионального представительства. Документ направлен на доработку в редакционную комиссию.

Два АПК — одно постановление пленума

Проект постановления представил судья Судебной коллегии по экономическим спорам ВС Анатолий Першутов. Он напомнил, что на сегодняшний день арбитражные суды при рассмотрении дел по первой инстанции руководствуются разъяснениями, которые были даны еще четверть века назад Пленумом ВАС РФ практически сразу после принятия второго российского Арбитражного процессуального кодекса. Однако в 2002 году вступил в силу новый АПК, в который к настоящему времени внесены десятки изменений. Большинство из них связано с объединением высших судов и унификацией процессуального законодательства. По словам Першутова, целый ряд разъяснений из постановления Пленума ВАС вошел в противоречие с действующим правовым регулированием, а инновации АПК потребовали своего толкования. Это обусловило выбор вопросов, которые легли в основу проекта постановления пленума и составили суть включенных в него разъяснений, отметил судья ВС.

Разъяснение воспитательного характера

Докладчик сделал краткий обзор проекта. В первую очередь в документе конкретизируется перечень арбитражных судов первой инстанции. Помимо судов субъектов РФ, это также суды округов, которые рассматривают в качестве первой инстанции только заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Отдельно выделяется Суд по интеллектуальным правам (СИП), компетенция которого в качестве первой инстанции определена федеральным конституционным законом.

Читайте так же:
Отпуск матери-одиночки: как выжить в тяжёлое время?

Также в начале документа раскрывается содержание некоторых принципов арбитражного судопроизводства. Обращается внимание на то, что арбитражный суд не вправе принимать на себя выполнение процессуальной функции сторон спора, не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. При этом разъясняются негативные последствия для стороны, нарушающей принцип состязательности.

— Полагаем, что такое разъяснение имеет значение не только для судов, но и носит воспитательный характер для участников процесса, — отметил Першутов.

Разработчики проекта посчитали необходимым дать разъяснение по применению принципов добросовестности и процессуальной эффективности экономии. Они не указаны в АПК как самостоятельные принципы арбитражного процесса, но по своему содержанию и значению уже давно выступают в качестве основных начал арбитражного процесса, пояснил Першутов логику членов рабочей группы.

Разграничение компетенции и определение подсудности

По словам докладчика, анализ судебной практики показал, что у судов по-прежнему возникают вопросы о разграничении предметной компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции. В связи с этим предпринята попытка дать толкование положениям ч. 1 ст. 27 АПК РФ [1] . Першутов рассказал, что применительно к понятию предпринимательской деятельности это не составило особой сложности, поскольку ее определение дано законодателем в п. 1 ст. 2 ГК РФ [2] . А вот с правовой категорией «иная экономическая деятельность» возникла заминка, поскольку действующее законодательство не содержит ее легального определения. Разработчики проекта попытались, как выразился Першутов, «приблизиться к формулированию искомой дефиниции путем выделения некоторых характеристик в деятельности хозяйствующих иных субъектов, позволяющих отнести ее к иной экономической деятельности». По их мнению, предложенное разъяснение даст определенные ориентиры правоприменителю в вопросе разграничения предметной компетенции судов.

Новые правовые институты

Докладчик сообщил, что в ходе процессуальной реформы 2018 года все процессуальные кодексы, в том числе АПК, были дополнены новым правовым институтом передачи дела из одного суда в другой, в том числе из суда общей юрисдикции в арбитражный суд и наоборот. У арбитражных судов возникли вопросы, связанные с применением этой новации, которые разъясняются в проекте. Например, что в случае передачи дела в СОЮ вынесенное арбитражным судом определение об обеспечении иска может быть обжаловано не в апелляционной инстанции СОЮ, а в арбитражном суде апелляционной инстанции. И наоборот — в случае передачи дела из СОЮ в арбитражный суд вынесенное определение может быть обжаловано в апелляционной инстанции СОЮ.

В ходе процессуальной реформы АПК был дополнен институтом профессионального представительства. Его применение тоже вызвало у судов ряд вопросов. В проекте, в частности, разъясняется, что требования к наличию высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности должны соблюдаться не только при рассмотрении дела в судебном заседании, но и при совершении любых процессуальных действий. Например, подписание представителем искового заявления. Кроме того, с учетом правовой позиции Конституционного суда РФ [3] дано разъяснение, что если представителем лица, участвующим в деле, является адвокат либо иное оказывающее юридическую помощь лицо, имеющее высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, то наряду с ним к участию в арбитражном процессе в качестве представителей допускаются лица, не имеющие высшего юридического образования либо ученой степени. При этом такие представители пользуются теми же правами, что и представители, соответствующие указанным требованиям.

Фальсификация доказательств

В проекте даются разъяснения о порядке рассмотрения заявления о фальсификации доказательства (ч. 1 ст. 303 УК РФ). По словам докладчика, анализ судебной практики показывает, что этот вопрос вызывает у судей немало затруднений. Нередко проверку такого заявления суды подменяют обычной оценкой доказательств и недостаточно внимания уделяют разъяснениям уголовно-правовых последствий как лицу, обратившемуся с таким заявлением, так и лицу, представившему такое доказательство. Между тем проблема фальсификации доказательств в гражданском и арбитражном судопроизводстве волнует профессиональное сообщество на протяжении многих лет, отметил судья ВС. При этом государственная статистика не отражает объективную картину. Например, согласно официальным данным, за первое полугодие 2021 года по ч. 1 ст. 303 УК РФ было осуждено всего 33 человека.

В целях доведения результатов проверки заявления о фальсификации доказательства до логического завершения по ее результатам суду предлагается выносить частное определение и направлять его копию в правоохранительные органы для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности лица, представившего фальсифицированные доказательства или безосновательно заявившего о фальсификации.

— Представляется, что борьба с фальсификацией доказательств уголовно-правовыми средствами не только будет способствовать более объективному и оперативному рассмотрению дел, но и повысит уважение к суду, — отметил Першутов.

Порядок в суде и продолжительность перерыва

Отдельный раздел проекта посвящен вопросам, возникающим непосредственно в ходе судебного разбирательства. В частности, даются разъяснения применения АПК при нарушении участниками процесса и другими лицами, присутствующими в зале судебного заседания, порядка в судебном заседании. Разъясняются условия, при которых исковое заявление может быть оставлено без рассмотрения в суде в случае повторной неявки истца в судебное заседание. Кроме того, уделяется внимание отдельным вопросам, связанным с рассмотрением судами ходатайства лиц, участвующих в деле, а также содержится разъяснение о том, что перерыв в судебном заседании может объявляться неоднократно. Разъясняется, что продолжительность каждого перерыва не должна превышать 5 дней, а срок, на который был объявлен перерыв, включается в срок рассмотрения дела.

Исковое заявление

Крупный блок разъяснений касается вопросов, возникающих при принятии искового заявления. В частности, в 2018 году в АПК РФ была внесена поправка о необходимости указания в исковом заявлении одного из идентификаторов ответчика-гражданина. У судов возник вопрос о возможности принятия искового заявления при отсутствии хотя бы одного из идентификаторов, при том что истец не имеет возможности их получения в установленном законом порядке. В связи с этим разъясняется, что такая ситуация не является основанием для оставления заявления без движения и впоследствии для возвращения искового заявления. Суд при наличии достаточных сведений, позволяющих идентифицировать гражданина, по ходатайству истца либо по собственной инициативе вправе обратиться с соответствующим запросом в компетентный орган. Кроме того, разъясняются вопросы, касающиеся соединения в одном заявлении нескольких требований, а также связанные с отказом в принятии искового заявления, с оставлением его без движения или возвращением.

Часть толкований посвящена вопросам встречного иска. В частности, разъясняется, что при предъявлении встречного иска правила соблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора не применяются. Внимание судов обращается также на то, что встречный иск может быть возвращен, если он заявлен с нарушением правил разграничения компетенции судов либо если судом установлены согласованные действия истца и ответчика (либо одного из ответчиков), направленные на преодоление положения арбитражного процессуального кодекса об исключительной подсудности путем предоставления ответчику возможности предъявления встречного иска. Даны разъяснения по вопросам, возникающим со вступлением в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector