Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Срок исковой давности при банкротстве

Срок исковой давности при банкротстве

Срок исковой давности по банкротству — по общему правилу год с момента введения конкурсного производства. Это период, в течение которого могут быть оспорены сделки, совершенные будущим банкротом.

Сроки давности

Срок исковой давности (далее СИД) — это согласно ст. 195 ГК РФ период, в течение которого возможна судебная защита прав заинтересованного лица. По действующему законодательству срок исковой давности в деле о банкротстве имеет особенности по порядку применения (момент отсчета, длительность периода и т. д.).

По Гражданскому кодексу

В ст. 196 ГК РФ установлен общий СИД — 3 года, но есть и специальные сроки исковой давности. Общее правило применимо к ничтожным сделкам (совершенным недееспособным лицом, мнимым, совершенным для вида, притворным и т. д.), специальное — к оспоримым (под влиянием угрозы, с предпочтением одному из кредиторов и т. д.). По ч. 2 ст. 181 ГК РФ требование о признании сделки в судебном порядке оспоримой составляет один год. Есть и другие специальные сроки исковой давности, например по имущественному страхованию (2 года).

Отсчет периода начинается с момента заключения сторонами соглашения и течет вперед. В суде СИД применяется только по письменному заявлению ответчика, сами судьи по своей инициативе его не применяют (ст. 199 ГК РФ).

По закону о банкротстве

Чаще всего срок исковой давности при банкротстве юридического лица применяется при оспаривании сделок будущего банкрота. Применяется СИД и при привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц: учредителей, участников и руководителей.

Не существует срок исковой давности заявления на банкротство должника, так как это не судебная защита в исковом порядке, а специальная процедура.

В ходе признания сделок недействительными есть два СИД: для самих сделок, он течет назад, и для предъявления требований заинтересованными лицами (прежде всего, конкурсным управляющим, так как это его обязанность).

При признании должника банкротом большинство вызывающих вопросы сделок являются оспоримыми, но есть и ничтожные, СИД конкурсный управляющий определяет в зависимости от вида сделки (по ФЗ-127 от 26.10.2002 «О банкротстве») и ее типа (ничтожная, оспоримая).

При оспаривании сделок должника

В главе III ФЗ-127 перечислены следующие виды сделок, которые могут быть оспорены, и срок исковой давности по закону о банкротстве для каждого вида свой:

  • подозрительная, неравноценная, то есть встречное исполнение не отвечает обязательствам должника (низкая цена и т. д.) — 1 год;
  • подозрительная, вредная, совершенная с целью причинения вреда должнику, о чем вторая сторона знала, — 3 года;
  • с возможностью оказания предпочтения, влекущая возможность оказания предпочтения одного или нескольким кредиторам — 1 месяц;
  • с оказанием предпочтения, когда вторая сторона заведомо знала о признаке неплатежеспособности и недостаточности имущества, — 6 месяцев.

Эти правила указаны в ст. 61.2 и 61.3 ФЗ-127. Момент отсчета назад — до принятия судом заявления об инициировании банкротства (не дата подачи заявления в канцелярию, а дата принятия судьей с вынесением определения). Судебная практика показывает эффективность этого способа защиты и достаточность СИД. Например, срок исковой давности при банкротстве банка такой же, как и для всех остальных лиц, но конкурсные управляющие часто определяют предпочтение для части кредиторов, решают вопрос сбыта активов по низким ценам.

Оспаривание сделок

С какого момента начинать отсчет

Момент принятия заявления судом не вызывает споров в судебной практике, в отличие от момента отсчета срока исковой давности для конкурсного управляющего по применению последствий оспариваемой сделки.

Верховный суд разъяснил, что оспаривание происходит по ч. 2 ст. 181 ГК РФ в течение года с момента, когда конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для обращения в суд. Этот момент не всегда связан с наделением лица функциями конкурсного управляющего. Имеет значение появление юридической возможности узнать о наличии таких оснований, это пояснил Верховный суд в п. 32 постановления Пленума ВАС РФ № 63 от 23.12.2010. Если раньше конкурсный управляющий был внешним, юридическая возможность у него появилась в период внешнего управления.

Если есть основания для признания сделки ничтожной, применяется СИД по нормам ГК РФ, то есть срок исковой давности по мнимости при банкротстве равен 3 годам в силу ч. 1 ст. 181 ГК РФ. Для признания ничтожных сделок недействительными фактически не требуется решения суда, они являются таковыми по закону, но формально обращаться в суд придется.

При привлечении к субсидиарной ответственности

Судебная практика разная как при отсчете момента исчисления, так и при применении периода СИД. Самая свежая практика с учетом позиций ВАС РФ и Конституционного суда формулирует следующее положение: необходимо применять два СИД — субъективный однолетний, исчисляемый с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о наличии основания для субсидиарной ответственности, и трехлетний объективный, исчисляемый со дня признания должника неплатежеспособным (применение одного из двух видов СИД зависит от конкретных обстоятельств с учетом изменений в законодательстве о привлечении к субсидиарной ответственности).

Порядок применения СИД в процедуре банкротства не привязан к субъекту, срок исковой давности при банкротстве физических лиц аналогичный по ФЗ-127 и ГК РФ.

Готовитесь обращаться в суд? Чтобы жалоба стала убедительнее и помогла решить проблему, изучите судебные решения по аналогичным делам. Найти их поможет база судебной практики в КонсультантПлюс (бесплатный доступ к ней получите, перейдя по ссылке ниже). В базе собраны решения всех российских судов, а поиск такой же простой, как в Яндексе. Обязательно сошлитесь в тексте обращения на те дела, которые суд уже решил «в вашу» пользу.

Читайте так же:
Учёт готовой продукции в бухгалтерии. Пример, классификация

ВС считал срок оспаривания сделок в банкротстве

ВС считал срок оспаривания сделок в банкротстве

Все началось с того, что ЗАО «Империя-Фарма» (сейчас АО «Торговый дом «Фармация») заключила с «АстраЗенека Фармасьютикалз» два договора на поставку лекарств и медикаментов ценой 361 млн руб. Часть товара «Империя-Фарма» получила, но деньги поставщику («АстраЗенека Фармасьютикалз») не заплатила. А после этого общество заключило соглашение о переводе долга аффилированной ООО «Грама». «Грама» перевела в пользу «АстраЗенека Фармасьютикалз» в общей сложности 266 млн руб. Спустя два месяца после соглашения о переводе долга «ТД «Фармация» признали банкротом (дело № А56-30632/2015).

После этого финансовые проблемы начались и у «Грамы». Сначала в отношении общества ввели процедуру наблюдения, временным управляющим утвердили Юлию Барановскую. А с ноября – внешнего управления, управляющим стала тоже Барановская. В 2018 году утверждено мировое соглашение по делу о банкротстве. На мировую пошли кредиторы, включенные в реестр. Прекратить процедуру банкротства они согласились на тех условиях, что в течение двух лет «Грама» выплатит половину от размера требований кредиторов (общая задолженность – 1,5 млрд руб.), а оставшуюся часть еще через 3-4 года. Деньги на это по соглашению должник займет у иностранного юрлица «Амарилла С.А.». Конкурсный кредитор «Джонсон & Джонсон» подал апелляцию, посчитав мировое соглашение неисполнимым. Суд с ним согласился, так как первая инстанция не исследовала возможность предоставления такого крупного займа. Апелляция направила дело о несостоятельности на новое рассмотрение. При повторном рассмотрении первая инстанция дело возобновила. В октябре 2018-го «Граму» признали банкротом, конкурсным управляющим стал Дмитрий Лазарев.

Сделку оспорили

После этого Лазарев попытался признать недействительной сделку о переводе долга от ЗАО «Империя-Фарма» к должнику и платежи на сумму 266 млн руб., взыскать эту сумму с «АстраЗенека Фармасьютикалз». С заявлением о признании соглашения недействительным обратились Михаил Латышев (в реестр он включился на основании вексельной задолженности, позже ВС признал ее искусственной) и другой кредитор «Легал Хэлп». Первая инстанция объединила их в одно производство.

Лазарев настаивал, что сделки совершены для того, чтобы уменьшить конкурсную массу и причинить вред другим кредиторам. «Грама» приняла на себя долги АО «ТД «Фармация», хотя это было экономически невыгодно. Более того, стоимость принятых на себя обязательств более чем в пять раз превышала балансовую стоимость активов должника (266 млн против 42, 5 млн руб.). Конкурсный управляющий отметил, что «Грама» приняла на себя не только этот долг: в тот же период общество согласилось на перевод долга по другим договорам на общую сумму 1,3 млрд. руб. Все они тоже оспариваются Лазаревым.

ООО «Астразенека Фармасьютикалз» объясняло, что сделку заключили в связи с корпоративной реструктуризацией АО «ТД «Фармация». Ответчик решил, что конкурсный управляющий пропустил годичный срок на оспаривание сделок должника, который исчислялся с момента введения внешнего управления (ноябрь 2016-го). Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области согласился с тем, что до банкротства «Граму» довели соглашения по принятию долгов «ТД «Фармация» (дело № А56-18086/2016).

Соглашение о переводе долга было направлено на необоснованное изъятие денег из оборота должника и на причинение убытков обществу, решила первая инстанция

Суд указал, что заявление об оспаривании сделки на основании ст. 61.2 закона о банкротстве («Оспаривание подозрительных сделок должника») может быть подано в течение года. Но он отметил, что конкурсный управляющий не мог узнать о всех сделках с момента его назначения. Срок исковой давности течет с момента, когда он узнал или должен был узнать о подозрительных сделках.

Анализ финансового состояния «Грамы», который сделала Барановская, информации о сделках не содержал. То есть Лазареву стало известно о спорной сделке после 21 сентября 2018 года (когда он сам провел анализ документации общества). Годичный срок он не пропустил, поскольку заявление о признании недействительными сделок подал 24 декабря этого же года. Суд признал недействительным соглашение о переводе долга, но в остальной части отказал.

Апелляция с первой инстанцией согласилась, но признала недействительными еще и перечисления 266 млн руб. и применила последствия недействительности сделок, взыскав сумму с ООО «Астразенека Фармасьютикалз». Решение «засилила» кассация. При этом суд округа решил, что следует применить трехлетний срок исковой давности (согласно ст. 168 ГК «Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта»), так как было допущено злоупотребление правом.

Дело в Верховном суде

В Верховный суд пожаловались «АстраЗенека Фармасьютикалз» и кредитор «Джонсон & Джонсон». Заседание в ВС прошло 1 марта 2021 года, председательствовал в процессе Иван Разумов. Интересы кассаторов представляли партнер Lidings Lidings Федеральный рейтинг. группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 18 место По выручке 29 место По количеству юристов × Александр Попелюк («АстраЗенека Фармасьютикалз») и Ринат Сидоршин («Джонсон & Джонсон»). На заседание пришла представитель конкурсного управляющего Лейла Тагиева, от «Легал Хэлп» был Максим Бруй. Другие кредиторы участвовали в том числе и в качестве слушателей.

Читайте так же:
Автомобильный огнетушитель: какой должен быть 2022 – 2022

Сидоршин рассказал, что «Джонсон & Джонсон» попал в такую же ситуацию, как и ООО «АстраЗенека Фармасьютикалз». «У нас был перевод долга и после этого мы начали поставлять продукцию», – сказал представитель. По его словам, все кредиторы рассматривали «Торговый дом «Фармация» и общество «Грама» как один холдинг с общими экономическими целями. Все кредиторы предполагали, что общество является платежеспособным, отметил юрист. Попелюк добавил, что сделку по переводу долга они считают законной и действительной.

Представитель конкурсного управляющего сказала, что в деле речь идет о ст. 168 ГК («Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта»). По ее мнению, противоправная цель была не только у должника, но и у ответчиков. Только они получили выгоду, а должник – антиэкономический эффект. Это она объяснила тем, что общество взяло на себя обязательства, многократно превышающие его активы.

«Баланс 2014-го был недостаточно хорош, но нужно понимать, что по результатам всех этих сделок в 2015-м баланс вырос до 3,7 млрд руб.», – заметил Попелюк.

Кассаторы решили, что нужно применять годичный срок исковой давности, и его Лазарев пропустил. Представитель «Джонсон & Джонсон» указал, что при проведении анализа финансового состоянии должника анализируется и вся финансовая документация (то есть о сделках было известно после анализа, сделанного Барановской). «Говорить о том, что он [Лазарев] не знал, на мой взгляд, немного странно», – заключил он.

После этого тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату и озвучила решение: акты трех инстанций отменить, спор направить на «новый круг».

Еще один спор

В этот же день ВС рассмотрел еще один обособленный спор в рамках дела о банкротстве общества «Грама». Конкурсный управляющий оспаривал еще один перевод долга «Граме» от «ТД «Фармация». Должник принял на себя обязательства по договору поставки лекарственных средств и медпрепаратов с «Акционерным Курганским обществом медицинских препаратов и изделий «Синтез» на 9 млн руб. Первая инстанция признала недействительным соглашение о переводе долга, апелляция и кассация – еще и перевод долга на сумму 9 млн руб.

На заседании, которое прошло 1 марта 2021 года, представитель «Синтез» Сергей Королев сказал, что нельзя говорить о злоупотреблении со стороны фармацевтических компаний, так как им не было известно о предстоящем банкротстве. Он отметил, что перевод контрактов с компании на компании – это очень распространенная практика внутри холдинга. Она может быть связана не только с намерением обанкротиться – на это могут быть бизнес-причины, налоговая оптимизация или изменения корпоративной структуры.

«Такие сделки были совершены в отношении 12 крупнейших фармацевтических компаний. Невозможно предположить, что 12 мировых фармацевтических компаний отдельно друг от друга одновременно совершили одно и то же злоупотребление правом», – сказал Королев.

В итоге ВС отменил акты трех инстанций и направил спор на новое рассмотрение.

Мнение экспертов

ВС должен ответить, влияет ли на течение срока исковой давности смена процедуры банкротства, а еще то, если управляющий сначала не пытался оспорить сделки, считает Станислав Петров, руководитель практики банкротства, партнер Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право × .

Сергей Высоцких, руководитель проектов, адвокат S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Частный капитал 3 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 10 место По выручке 24 место По количеству юристов × , продолжил: ВС может развить позицию, что для признания сделок недействительными по мотиву злоупотребления правом срок давности начинает течь не раньше первой процедуры банкротства. Ее высказал Пленум ВАС еще в 2009 году. Эксперт говорит, что коллегия может указать на необходимость уже временному управляющему и даже кредиторам проверять открытые данные о таких сделках должника, не дожидаясь передачи документов от руководителя или финансового анализа управляющего.

Петров полагает, что ВС поставит барьер для бесконечного продления сроков исковой давности на оспаривание сделок в делах о банкротстве. «В ином случае практически любые сделки можно оспорить в неопределенно долгий срок», – говорит эксперт. Он считает, что ВС в мотивировочной части может более четко сформулировать критерии разграничения сделок, совершенных во вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве) и совершенных со злоупотреблением правом (ст. ст. 10, 168 ГК).

Читайте так же:
Исковое заявление о возмещении ущерба, причиненного ДТП (Образец)

Банкротство: MustRead, выпуск 72

01.jpg

КС РФ допустил кассационное обжалование при пропуске предельного срока

Конкурсный кредитор обратился с кассационной жалобой на апелляционное определение суда общей юрисдикции, на основании которого в реестр должника включался другой кредитор. Одновременно было заявлено ходатайство о восстановлении процессуального срока.

Кассационный суд, чей вывод поддержал Верховный Суд РФ, отказал в восстановлении срока обжалования по мотиву пропуска предельного годичного срока с момента вступления в силу обжалуемого определения.

Однако Конституционный Суд РФ разъяснил, что подобное толкование положений ГПК РФ применительно к кассационным жалобам конкурсных кредиторов существенно нарушает их право на судебную защиту. К моменту истечения предельного годичного срока кредиторы по-прежнему могут не знать о существовании обжалуемого судебного акта по объективным причинам.

В подобных случаях необходимо руководствоваться общими правовыми принципами и позициями КС РФ о недопустимости отказа в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока лишь по причине истечения предельно допустимого срока подачи для восстановления.

Рекомендации.png

Постановление КС РФ уравняло процессуальные возможности кредиторов при обжаловании решений арбитражных судов и судов общей юрисдикции, что безусловно повышает гарантии на удовлетворение требований.

В то же время, необходимо учитывать то, что доступность информации о «сомнительных» судебных актов может определяться с даты получения кредитором права на ознакомление с материалами, относящимися к требованиям иных кредиторов. Такое право возникает с момента принятия судом к производству требования потенциально заинтересованного в обжаловании кредитора. При этом, может учитываться возможность подачи требования в первой из применяемых к должнику процедур, а не в конкурсном производстве. В связи с этим рекомендуем как можно раньше подавать заявление о включении требований в реестр Должника и знакомиться с требованиями других кредиторов, в частности с наиболее крупными или поданными аффилированными должнику лицами.

оспаривание-сделок.jpg

Оспаривание сделок

Нет государственной регистрации – нет перехода права собственности на недвижимость

В рамках дела о банкротстве гражданина финансовый управляющий оспорил действия должника по исполнению решения суда общей юрисдикции о возврате квартиры прежнему собственнику.

Суды трех инстанций отказали финансовому управляющему по причине пропуска годичного срока исковой давности.

Верховный Суд РФ не согласился с выводами судов трех инстанций, указав следующее. Поскольку возврат квартиры прежнему собственнику от должника юридически не состоялся в силу отсутствия госрегистрации, она подлежит включению в конкурсную массу.

Поскольку переход права собственности на квартиру не состоялся, требование финансового управляющего является по сути требованием об изъятии имущества в конкурсную массу должника. А к нему применяется общий трехлетний срок исковой давности, который пропущен не был.

В свою очередь, требование прежнего собственника о возврате квартиры, основанное на решении суда общей юрисдикции, трансформировалось в денежное и подлежит денежной оценке в рамках дела о банкротстве.

Судебные акты были отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение.

Рекомендации.png

Нюансы исчисления сроков исковой давности от ВС РФ

Верховный Суд направил на новое рассмотрение спор о недействительности платежа в деле о банкротстве страховой компании. Камнем преткновения стало определение момента осведомленности конкурсного управляющего о пороках «сделки».

Конкурсный управляющий, установив факт перечисления страховой компанией крупной денежной суммы ответчику, направил ему письмо с просьбой разъяснить основания получения платежа. В отсутствие ответа управляющий обратился в суд общей юрисдикции с иском о взыскании неосновательного обогащения. В ходе рассмотрения спора ответчик предоставил документы, подтверждающие основания платежа. После ознакомления с первичной документацией конкурсный управляющий оспорил перечисление денежных средств в деле о банкротстве страховой компании по мотиву предпочтительности.

Окружной суд в удовлетворении требований отказал в связи с пропуском срока исковой давности и сослался на начало его течения с момента возложения на АСВ функций временной администрации. Кроме того, сроки исковой давности были бы пропущены и при их исчислении с даты введения в отношении должника конкурсного производства.

ВС РФ не согласился с данным подходом и разъяснил, что само по себе введение процедуры банкротства и возложение на лицо функций временной администрации или арбитражного управляющего не приводит к началу течения сроков исковой давности. Осведомленность о совершении хозяйственной операции не свидетельствует об информированности о пороках данной сделки. Кроме того, судами был установлен факт противодействия бывшего менеджмента должника в предоставлении документации о его финансово-хозяйственной деятельности, что препятствовало осведомлённости управляющего о значимых для оспаривания обстоятельствах.

Рекомендации.png

Субординация требований.jpg

Требования кредиторов. Субординация требований кредиторов

Корпоративный конфликт не может быть единственным основанием банкротства компании

Такой косвенный вывод сделал АС Уральского округа в деле о банкротстве ООО «ЦМТЕ». Нижестоящими судами было установлено, что основное обязательство должника возникло в связи с получением корпоративного займа от бывшего участника компании, являвшейся в свою очередь единственным участником должника. Суды пришли к выводу, что должник не может возбудить собственное банкротство, чтобы уйти от разрешения давно назревшего в группе компаний конфликта путем уклонения от исполнения обязательств.

Однако суд округа обратил внимание, что у должника имеются и иные неисполненные обязательства, не вытекающие из корпоративного участия, в том числе перед ФНС. Тем не менее, суд округа презюмировал, что если бы корпоративные требования к должнику были единственными, то возбуждение дела о банкротстве противоречило бы его основной цели – удовлетворению требований независимых кредиторов.

Читайте так же:
Договор найма жилого помещения, образец, правовые положения

Кроме того, суд округа дополнительно обратил внимание, что для возбуждения дела о банкротстве устанавливать признаки объективного банкротства не надо: достаточно лишь формальных критериев. В результате спор был направлен на новое рассмотрение.

Рекомендации.png

При формировании стратегии, предусматривающей банкротство компании, необходимо учитывать значительные ограничения, относящиеся к требованиям из корпоративных правоотношений. В некоторых случаях инициирование банкротства аффилированным лицом может не привести к необходимому результату в виде введения соответствующей процедуры и утверждения желаемого управляющего. В связи с этим, если речь идет об инициировании банкротства должником или «родственными» компаниями, следует учитывать риски субординации требований последних и невозможности оказания влияния на ход процедуры в должной мере.

Исковая давность в делах о банкротстве и в корпоративных спорах

Президиум Арбитражного суда Дальневосточного округа утвердил интересный Обзор судебной практики за II полугодие 2016 года по вопросу исчисления и применения исковой давности в делах о банкротстве и по корпоративным спорам. Данный обзор содержит в том числе следующие примеры и выводы.

1. Особенности применения давностного срока по делам о банкротстве

1.1. Специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности (банкротстве), не применяются в случаях оспаривания сделок должника по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника, находящегося в процедуре внешнего управления, внешний управляющий должником обратился в арбитражный суд с заявлением о признании совершенной должником сделки недействительной на основании статьи 178 ГК РФ (сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения).

Отказывая в удовлетворении заявления внешнего управляющего, арбитражные суды указали на истечение срока исковой давности по заявленным внешним управляющим требованиям. Суд округа согласился с такой позицией, указав на то, что судебные инстанции правомерно исходили из следующего.

Закон о банкротстве наделяет внешнего и конкурсного управляющих правом на обращение в суд с заявлениями, связанными с недействительностью сделок должника по специальным основаниям, предусмотренным этим Федеральным законом. В таких случаях по общему правилу срок исковой давности исчисляется с момента, когда первый из этих управляющих узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве, – указанное следует из статьи 61.9 Закона о банкротстве, с учетом разъяснений, изложенных в пункте 32 Постановления ВАС РФ № 63.

При этом в соответствии с положениями пункта 1 статьи 94 и пункта 1 статьи 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) полномочия органов управления должника осуществляет внешний (конкурсный) управляющий. Следовательно, названные управляющие от имени должника также вправе оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. В таких случаях не применяются специальные правила о сроках исковой давности, установленные законодательством о несостоятельности.

В рассматриваемом споре заявлено требование о признании недействительной сделки должника как не соответствующей положениям статьи 178 ГК РФ; по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, сделка внешним управляющим не оспорена.

В связи с указанным арбитражные суды пришли к правильному выводу о том, что на данное требование внешнего управляющего распространяется годичный срок исковой давности, предусмотренный пунктом 2 статьи 181 ГК РФ, и должник, являясь стороной оспариваемой сделки, узнал (должен был узнать) о ее совершении, а, следовательно, и о нарушении его прав не позднее даты заключения сделки.

1.2. При исчислении срока исковой давности по требованию об оспаривании сделок должника по специальным основаниям, установленным главой III.1 Закона о банкротстве, следует исходить из того, что перемена арбитражного управляющего в процедуре не изменяет дату начала течения указанного срока, поскольку вновь назначенный арбитражный управляющий является преемником предыдущего. При этом начало срока следует определять моментом, когда полномочное на оспаривание сделки лицо узнало либо получило реальную возможность узнать о нарушении права.

2. Особенности применения давностного срока по корпоративным спорам

2.1. По общему правилу начало течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки общества недействительной определяется датой проведения годового собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором совершена оспариваемая сделка. Это правило не является абсолютным, из него есть исключения.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, содержащейся в пункте 5 Постановления от 10.04.2003 № 5-П, течение срока исковой давности по искам о признании сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, недействительной должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении.

Эта правовая позиция применима и при оспаривании крупных сделок.

В абзаце втором пункта 5 Постановления ВАС РФ № 28 разъяснено, что срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше.

Здесь же отмечено следующее. Предполагается, что участник (акционер) хозяйственного общества должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из представлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).

Читайте так же:
Лицензирование фармацевтической деятельности

Между тем такой подход не всегда применим.

Так, при рассмотрении в рамках корпоративных взаимоотношений иска о признании недействительным заключенного обществом договора апелляционный суд отклонил заявление ответчика (контрагента общества) о пропуске срока исковой давности, исчисленного в указанном выше порядке, сославшись на отсутствие в деле доказательств созыва и проведения другим участником общества и его директором годовых общих собраний, на наличие корпоративного конфликта в обществе между истцами и вышеназванным участником и принятие последним мер по воспрепятствованию истцам, наследникам умершего участника общества, в принятии их в состав участников общества. Также апелляционный суд принял во внимание результаты исследования годовой бухгалтерской отчетности общества, свидетельствующие о том, что динамика экономической деятельности общества могла быть оценена как положительная, поэтому даже при представлении указанных документов к моменту проведения ежегодных собраний у истцов не могло возникнуть объективных сомнений в достоверности изложенных в ней сведений при том, что бухгалтерские балансы не содержат сведений о заключении оспариваемого договора.

Следует отметить, что с позицией суда первой инстанции о том, что истцы могли и должны были узнать о совершении оспоренной сделки с даты открытия наследства, апелляционный суд не согласился.

Суд округа признал правильными выводы апелляционного суда касательно определения давностных сроков по заявленному требованию.

2.2. Начало течения срока исковой давности по требованию о признании недействительным решения собрания участников общества с ограниченной ответственностью, факт проведения которого не доказан, не может исчисляться с даты, указанной в протоколе этого собрания.

В постановлении суда округа, которым оставлены в силе судебные акты двух инстанций о признании недействительным решения общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, отмечено, что срок исковой давности на обжалование решения общего собрания участников общества, факт проведения которого не подтвержден, не может исчисляться с даты, указанной в протоколе, оформившем данное решение, а должен определяться моментом, с которого заинтересованному лицу стало известно о наличии соответствующего протокола (его копии, что имеет место в настоящем деле). В данном случае о существовании протокола, фиксирующего обжалуемые решения, истцам стало известно в связи с рассмотрением судом общей юрисдикции иска третьего лица о взыскании с общества задолженности, в обоснование которого указано на оспоренное решение.

2.3. Применимый срок исковой давности при обжаловании решения органа управления корпорации зависит от того, по каким основаниям это решение оспорено – по предусмотренным специальными законами (Законы об ООО и об АО) или ГК РФ.

При рассмотрении иска участника общества с ограниченной ответственностью о признании недействительными принятых общим собранием этого общества решений суды пришли к единому выводу о ничтожности соответствующих решений по причине несоблюдения требований подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ о их нотариальном удостоверении.

В рамках рассматриваемого спора ответчиком заявлено о применении срока исковой давности.

Суды первой и второй инстанций признали этот срок пропущенным, учитывая предписание статьи 43 Закона об ООО о возможности оспаривания решений общего собрания участников общества в течение двух месяцев со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. Пропуск срока послужил основанием для отказа в иске согласно статье 199 ГК РФ.

Окружной суд признал ошибочными выводы судов об истечении срока исковой давности.

При этом кассационная инстанция исходила из того, что оспоренные решения признаны недействительными (ничтожными) по основаниям, которые не предусмотрены нормами специального корпоративного законодательства – в данном случае Закона об ООО, но подпадают под регулирование норм ГК РФ – включенной в Кодекс главы 9.1, правила которой применяются, если специальными законами не предусмотрено иное (статья 181.1 ГК РФ, пункт 104 Постановления ВС РФ № 25).

В этой связи специальный двухмесячный срок, предусмотренный статьей 43 Закона об ООО для обжалования принятых в нарушение этого Закона решений, не подлежал применению.

Пунктом 5 статьи 181.4 ГК РФ, включенной в названную выше главу, установлен иной срок для оспаривания решения – шесть месяцев со дня, когда лицо, права которого нарушены принятием решения, узнало или должно было узнать об этом, но не позднее чем в течение двух лет со дня, когда сведения о принятом решении стали общедоступными для участников соответствующего гражданско-правового сообщества; по аналогии с этими правилами исчисляется и срок исковой давности для признания ничтожного решения собрания недействительным (пункт 1 статьи 6 ГК РФ, пункт 112 Постановления ВС РФ № 25).

Поскольку, исходя из установленных судами двух инстанций обстоятельств, шестимесячный срок на обжалование решений собрания участников общества истцом не пропущен при том, что выводы о ничтожности этих решений поддержаны судом округа, обжалованные в кассационном порядке судебные акты отменены, а иск удовлетворен.

15 лет опыта в вопросах правовой поддержки бизнеса, коммерческого и корпоративного права; судебная и консалтинговая практика

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector