Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как избежать обвинений в противодействии налоговой проверке

Как избежать обвинений в противодействии налоговой проверке

Понятие противодействия налоговой проверке прямо в нормативных актах не раскрыто. Фактически под это определение подпадают любые действия, которые могут быть расценены как попытка уклониться от налогового контроля или затруднить его. В том числе самые обычные нарушения. На практике налоговые органы могут пытаться подвести под противодействие налоговой проверке любое возражение налогоплательщика или неисполнение требования. Некоторые из способов противодействия могут повлечь привлечение к проведению налоговой проверки ОВД.

Но даже если правоохранители и не участвуют в налоговой проверке, негативные для компании последствия возможны. Судьи, как правило, негативно воспринимают информацию о том, что представители компании мешали налоговому контролю. Что может повлиять на решение по делу. Кроме того, противодействие может рассматриваться в качестве отягчающего обстоятельства. А это предполагает повышенный размер штрафов. Вот почему важно не дать налоговому органу повода обвинить компанию в противодействии при проведении налоговой проверки.

При налоговой проверке важно не препятствовать общению

В письмах ФНС России от 24.08.12 № АС-4-2/14007@, от 25.07.13 № АС-4-2/13622 перечислено только несколько видов противодействия. Под ним понимается «миграция» компании, смена учредителей или руководителей, реорганизация и ликвидация компании.

С такой оценкой согласны суды. Например, АС Северо-Кавказского округа (постановление от 06.02.15 № Ф08-10641/2014) обратил внимание на смену местонахождения компании и состава учредителей. И предположил, что данные действия общества могут быть направлены на создание условий, препятствующих проведению налоговой проверки.

Четвертый ААС (постановление от 08.04.15 № 04АП-345/2015) также счел отрицательным фактором миграцию общества и смену руководителя. Компания таким образом безуспешно пыталась избежать получения уведомлений и требований из налогового органа. Инспекция провела осмотр помещений по указанному в ЕГРЮЛ адресу, установила отсутствие в них проверяемого лица. Суд учел, что компания до этого была предупреждена о готовящейся налоговой проверке. Поэтому сделал вывод, что имела место попытка уклонения от налогового контроля.

Местонахождение по иному адресу, не указанному в ЕГРЮЛ, формально не является миграцией. Но, как и миграция, расценивается судами как способ уклонения от налогового контроля. Только путем выборочного получения корреспонденции, направляемой налоговым органом по почте. К такому выводу пришел, в частности, ФАС Московского округа в постановлении от 29.07.14 № Ф05-7868/14.

На практике компании достаточно часто применяют такой способ защиты от налоговых проверок. Но скрыться от налоговой проверки это обычно не помогает. Максимум удается ее немного отсрочить на время приостановки. Чтобы снизить неблагоприятные последствия, можно подготовить доказательства того, что у миграции была деловая цель. Например, компания переехала ближе к поставщикам или покупателям. Или же не смогла продлить договор аренды. Истечением срока полномочий можно объяснить смену руководства. При этом желательно, чтобы из документов было очевидно, что такие обстоятельства возникли не после того, как компания узнала о назначении налоговой проверки.

Предприниматель изменил регистрацию места жительства в периоде проведения выездной налоговой проверки. Налоговый орган счел, что это воспрепятствование налоговому контролю. Восьмой ААС (постановление от 30.05.13 № А81-4959/2012) не согласился с этим. Суд принял довод предпринимателя о том, что смена регистрации обусловлена расширением деятельности. В новом месте находился рынок сельскохозяйственной продукции. Налоговый орган этот факт не оспорил. Материалы дела подтверждали, что предпринимательская деятельность физлицом не прекращена.

Компания может не мигрировать, находиться по указанному в ЕГРЮЛ адресу. И при этом в акте появится запись о противодействии налоговой проверке. Это вероятно, если его окажут должностные лица и сотрудники. Например, в случае неявки для допроса или отказа от дачи показаний (ст. 90 НК РФ). Именно так расценил действия руководителя компании ФАС Западно-Сибирского округа (постановление от 30.05.14 № А03-2937/2013). И действия работников общества АС Северо-Кавказского округа (постановление от 06.02.15 № Ф08-10641/2014).

Отметим, что в случае дачи показаний работники и должностные лица могут сослаться на статью 51Конституции РФ. Согласно этой норме, никто не обязан свидетельствовать против себя. Но эта ссылка возможна, только если на сам допрос работник явится. Такой отказ нельзя считать противодействием налоговой проверке (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.11.12 № А46-10644/2012).

Исчезновение документов при налоговой проверке объяснять нужно реальными фактами

Но чаще противодействие проявляется в более обыденных нарушениях. Например, как непредставление или несвоевременное представление документов. Бывает, что при проведении налоговой проверки компания даже не объясняет причины этого. Соответственно, решение суда основывается и на том, что компания препятствовала проведению налогового контроля (постановления АС Поволжского от 29.01.15 № Ф06-4489/2013, Ф06-19054/2013,Уральского от 22.05.15 № Ф09-1367/15 округов).

Подчас налоговики пытаются «подставить» компанию под такое нарушение. Ведь это позволяет не только начислить штраф, но и дискредитировать компанию в суде.

По одному из таких дел принял решение АС Северо-Западного округа (постановление от 02.06.15 № А13-5629/2014). Интересна линия защиты налогоплательщика. Банк подсчитал, что истребованные копии документов представляют собой более 6 млн листов. Для их изготовления понадобилось бы 100 печатающих устройств в течение более двух месяцев при их максимальной загрузке. По подсчетам банка, затраты в сумме составили бы более 3,2 млн рублей. И это без учета затрат, связанных с ремонтом и заменой печатающих устройств, расходов на доставку копий, двойной оплатой труда сотрудников, привлекаемых к работе сверхурочно и в выходные дни. Вес документов составил бы 30 тонн. Для их доставки в налоговую инспекцию понадобилось бы 20 автомобилей марки «Газель». При этом все было бы бесполезно. Налоговую проверку проводили всего четыре инспектора. Если бы каждый читал в час по 100 страниц, то на изучение всех представленных документов потребовалось бы 7,5 года. Естественно, суд счел аргументы банка заслуживающими внимания.

Но не всегда требования налоговиков столь абсурдны. Тогда налогоплательщики пытаются обосновать невозможность представления документов иными способами. Документы тонут, горят, выцветают. Примет или нет суд подобные объяснения, зависит от множества причин. В частности, от того, сможет ли компания представить убедительные доказательства факта, на который ссылается. А также от того, когда они появятся в деле.

Например, при налоговой проверке компания не заявила инспекции о факте затопления документов и никак не объяснила их отсутствие. Инспекция не смогла удостовериться в затоплении, которое, со слов компании, имело место в период проверки. Правда, компания представила соответствующий акт. Но коммунальные службы, ОВД к осмотру места затопления и составлению акта не привлекались. К тому же в акте не было указано, какие именно документы оказались уничтожены. Итог — Восемнадцатый ААС поддержал налоговиков (постановление от 02.09.15 № 18АП-9595/2015).

Стоит отметить, что налоговый орган постарается всесторонне проверить факт происшествия, в результате которого исчезли документы. Даже если оно имело место за пределами срока проверки. Так, в деле, рассмотренном ФАС Московского округа (постановление от 26.09.11 № А40-151887/ 10-90-904), компания пояснила, что из-за недостатка места для хранения документов перевезла их на дачу директора. Дача сгорела из-за пожара на соседнем участке еще до начала проверки. Компания представила соответствующее подтверждение, включая справку Отдела государственного пожарного надзора. Инспекция перепроверила этот факт, сделав еще один запрос в это ведомство. Но кроме того, инспекторы съездили на осмотр места пожара сами, сделали фотографии. Несмотря на это, остались сомнения в том, что сгорели именно те документы, которые были затребованы. И неизвестно, к какому решению пришел бы суд, если бы инспекторы сами не допустили нарушение положений статьи 92 НК РФ — не составили протокол осмотра.

В другом случае у инспекции и суда не было претензий к акту об уничтожении документов. Но он был составлен спустя три месяца после начала проверки и два месяца после получения компанией требования о представлении документов по контрагенту. Поэтому причину уничтожения — истечение срока хранения документов — инспекция и суд сочли неубедительной. По их мнению, у компании было достаточно времени для представления документов до наступления этого срока (постановление Седьмого ААС от 24.06.15 № А67-85/2015).

Читайте так же:
КБК ФСС от несчастных случаев в 2022 году

Чаще всего утраченные документы могут быть восстановлены. И если компания этого не сделала, придется объяснить почему. Но даже в случае признания судом указанной причины уважительной это не спасет от доначислений. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа учел, что уничтожение документов было обусловлено объективно веской причиной — заражением ртутью. Но налогоплательщик не пытался их восстановить. И суд признал правомерным доначисление налогов расчетным методом (постановление от 28.10.09 № А69-1534/08).

Закрытая дверь при налоговой проверке: препятствие или нет?

Противодействием налоговики могут посчитать ограничение доступа на территорию компании для проведения осмотра (ст. 92 НК РФ) при налоговой проверке. Однако суды не всегда поддерживают подобные обвинения. Показательно дело, рассмотренное ФАС Северо-Западного округа (постановление от 29.01.14 № А56-32593/2013). Инспекторы пришли с двумя понятыми, но дверь в помещение компании была закрыта. Представителей компании найти не удалось. Это сочли воспрепятствованием, о чем и составили акт. Причем инспекция в суде настаивала, что подобное противодействие означает воспрепятствование проведению выездной налоговой проверки в целом.

Суд не согласился с этими доводами сразу по нескольким основаниям. Во-первых, он отметил, что положения пункта 3 статьи 91 НК РФ указывают на воспрепятствование доступу должностных лиц именно на территорию проверяемой организации. Это не означает воспрепятствование проведению налоговой проверки в целом.

Во-вторых, представителя компании не было при проведении осмотра. Таким образом, он не мог отказать — воспрепятствовать — доступу в помещение.

В-третьих, на акте о воспрепятствовании доступу не было подписи проверяемого лица. В случае отказа проверяемого лица подписать акт в нем делается соответствующая запись. Но оспариваемый акт не содержал фамилии, должностного положения лица, воспрепятствовавшего доступу и отказавшегося подписывать акт. А значит, он составлен с нарушением положений названной статьи.

К тому же суд сослался на рекомендации, содержащиеся в письме ФНС России от 25.07.13 № АС-4-2/13622. Руководитель проверяющей группы согласовывает с проверяемым лицом вопросы организационного характера (п. 2.3 письма). Среди таких вопросов — предоставление проверяющим помещения, определение графика работы. Доказательств проведения таких мероприятий организационного характера инспекция не представила. Исходя из этих доводов суд сделал вывод, что воспрепятствования не было. Ни в отношении налоговой проверки в целом, ни в отношении допуска.

ФАС Поволжского округа также не признал факт воспрепятствования допуску должностных лиц инспекции на проверяемую территорию, но уже по другой причине. Налоговый орган производил осмотр всех помещений компании, что подтверждал акт. Запертой оказалась только дверь кабинета директора. Данный факт, по мнению суда, не может быть расценен как противодействие налоговому контролю (постановление от 12.12.12 № А12-3816/2012).

Воспрепятствование налоговой проверке — это повод для привлечения ОВД. Но не всегда налоговые органы считают нужным идти на это. В деле, рассмотренном ФАС Западно-Сибирского округа (постановление от 30.09.11 № А70-9334/2010), также был составлен акт о воспрепятствовании. Налогоплательщик не допустил проверяющих в помещение, в котором хранились документы. Свои действия он аргументировал отсутствием ключей. На основании акта инспекция по имеющимся у нее данным рассчитала сумму налога к уплате. Оспорить ее компании не удалось.

Аналогичное решение налоговики приняли в другом деле. Охрана не пропустила должностных лиц налогового органа, пришедших проводить осмотр территории налогоплательщика. Составив соответствующий акт, налоговики удалились и доначислили налоги расчетным методом. Одиннадцатый ААС признал доначисления обоснованными (постановление от 14.02.14 № А65-16989/2013). И поскольку противодействие подтверждало вину компании, ей начислили штраф в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога.

Встречаются и экзотические способы противодействия. Например, компания представила для судебной экспертизы оригинал договора, заламинировав его. Ни в таком виде, ни разламинировав его, договор невозможно было проверить на давность изготовления, установить его подлинность. Суд расценил действия компании как направленные на воспрепятствование в проведении судебной экспертизы в налоговом споре (постановление ФАС Поволжского округа от 08.10.13 № А57-2496/2012). Правда, для компании это обернулось лишь невозможностью опровергнуть доводы налогового органа. Договор из числа доказательств, представленных компанией, суд исключил.

Как избежать обвинений в противодействии налоговой проверке

БИЗНЕС НА НАЛОГАХ
Законные способы уменьшения налоговой нагрузки для компаний и частных лиц.

Здравствуйте, уважаемые дамы и господа, представляем Вам эксклюзивное издание «Бизнес на налогах» посвященое организации действий налогоплательщика по минимизации налогов и налоговому планированию с учетом фактора безопасности (получения положительных финансовых результатов, не отягощенных отрицательными последствиями). Книга ориентирована на экономически активных налогоплательщиков, которые в целях повышения эффективности своего бизнеса готовы рассматривать любые не противоречащие закону пути, ведущие к повышению прибыли. Такой налогоплательщик стремится к управлению экономическими процессами, в том числе и налогообложением, однако ввиду ряда обстоятельств способен совершать ошибки. Задача данной книги состоит в описании целесообразных действий налогоплательщика и предостережении его от нецелесообразных. Книга содержит знания и опыт, позволяющие создать систему налоговой безопасности в современных условиях. Уделено внимание анализу налогового законодательства, нормативных и разъясняющих документов министерств и ведомств, регулирующих налоговую сферу, а также судебной практики. Подробно рассматриваются и исследуются проверенные на реальном деловом опыте легальные и «теневые» способы снижения уровня налоговых выплат. Рекомендации по обеспечению личной налоговой безопасности и безопасности деятельности юридических лиц.

В ЭТОЙ КНИГЕ ВЫ НАЙДЕТЕ ПОДРОБНУЮ ИНФОРМАЦИЮ ПО СЛЕДУЮЩИМ ВОПРОСАМ:

Как грамотно использовать законные и теневые способы снижения налогов — малый, средний и крупным бизнес?

Как обеспечить безопасность и легализовать использование «серых» и «черных» низко- и безналоговых схем?

Как «очистить» предприятие от налоговых претензий и кредиторской задолженности?

Как защитить активы предприятия от враждебного поглощения или давления государства?

Как безопасно использовать средства предприятия в личных целях?

Как грамотно использовать финансовые схемы для ВЭД, отдельно — для России, Украины, Белоруссии и Казахстана?

Как провести легальное уничтожение «ненужной» документации предприятия?

Как вывести активы и ликвидировать любое, в том числе проблемное предприятие?

Как в своих интересах обанкротить предприятие и избежать ответственности руководства и собственников?

Как правильно использовать номинальных директоров в российских компаниях?

Как анонимно, надежно и бесследно перемещать, обналичивать, легализовать денежные средства любого происхождения?

Как получить кредиты, залоги, инвестиции — чтобы законно не возвращать?

Как легализовать доходы и собственность физических (и подконтрольных им юридических) лиц?

Как обеспечить личную налоговую безопасность руководителей и фактических собственников бизнеса?

Как выгодно использовать последние изменения в налоговой системе Кипра?

Как не потерять на налогах в условиях резкого падения Рубля?

Как налоговикам удается раскрыть конвертные схемы выплаты зарплаты?

Как бизнес-план поможет обосновать налоговую?

Как налоговики находят тех, с кого взыскать долги компании?

Как не испугаться союза полицейских и налоговиков?

Какие налоговые выгоды сулит амнистия капиталов?

Какие случаи благоприятны и выгодны, чтобы объявить себя банкротом?

Как инспекторы планируют выявлять антикризисные налоговые схемы?

Как на практике проходят выездные и камеральные налоговые проверки?

Как избежать налоговых потерь от ужесточения закона о торговле?

Как инспекторов учат выявлять неучтенные доходы физических лиц?

Как использовать карманный профсоюз для получения налоговой выгоды?

Как избежать ошибок, приводящих к переквалификации процентов в дивиденды?

Как фотографии и видеосъемку используют в налоговых спорах?

Как избежать обвинений в противодействии налоговой проверке?

Как не потерять на налогах при смене собственника?

Как приостановить исполнение требования об уплате налога?

Как отменить доначисления, если в акте или решении содержатся?

Как добровольное медицинское страхование сотрудников экономит налоги компании?

Читайте так же:
Сколько длится отпуск у учителей по Трудовому Кодексу

Как получить выгоду от использования ПИФов?

Какие опасности таит новая форма декларации по НДС?

Как оспорить обеспечительные меры налоговиков?

Какую налоговую выгоду можно получить от ликвидации объектов?

Как сделать, чтобы проверка не закончилась уголовным делом?

Как минимизировать налоговые потери от сделок с однодневками?

Как зарабатывают на налоговых и финансовых схемах — бизнес на налогах?

И НА ДРУГИЕ ВОПРОСЫ, НЕ ОСВЕЩАЕМЫЕ В ОБЩЕДОСТУПНОЙ ОФИЦИАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.

Авторы и эксперты — практикующие юристы, предприниматели, действующие сотрудники налоговых и правоохранительных органов. Поэтому в книге реальная практика / оценка законности и рисков / образцы документов / методы работы налоговых и правоохранительных органов / профилактика ответственности. Книга не является руководством по уклонению от налогообложения, отмыванию денег или незаконному предпринимательству, однако деятельность профессионалов в этих областях рассматривается, причем в сугубо практическом ключе. В каких-то случаях стоит обратить внимание и на опыт такого рода, поскольку при грамотном и осознанном подходе такая деятельность бывает весьма успешна и этому есть множество примеров.

О книге: Год издания — 2016; Обложка — Твёрдый переплёт; Кол-во страниц — 332; Шрифт — Times New Roman; Кегль — 9 (Боргес); Формат — 310 x 215 мм.; Иллюстрации — Присутствуют, таблицы и схемы; Вес — 1200 гр.; Книга не поступает в свободную продажу ни в печатном, ни в электронном виде!

Стоимость книги составляет — 7000 Рублей, оплата производится наличными, в момент получения.

Доставка осуществляется Почтой России, оплата происходит в момент получения Вами заказа на почте (наложенным платежом), никакой предоплаты не требуется.

Для оформления заказа Вам необходимо сообщить в письме следующую информацию:

— Наименование книги и количество экземпляров;
— Ваш город;
— Ваш почтовый индекс;
— Ваш точный адрес ( название улицы, номер дома и номер квартиры );
— Ф.И.О. получателя;
— Номер телефона.

Email: bizfornal@bookbiznal.ru — Прием заказов, консультации только на этот адрес.

На страницах нашей книги мы никоим образом не призываем вас нарушать закон.
Да и играть с правоохранительными органами не стоит, ведь в их арсенале достаточно средств, чтобы создать любому человеку большие проблемы.
Платите налоги! Не нарушайте законодательство! А если не хотите (это, конечно, Ваше дело), то хотя бы подготовьтесь к возможным неприятностям.

Отписаться от рассылки – отправьте нам письмо с темой deletemail и мы Вас больше не побеспокоим.

Обвинения в искусственном дроблении: пять советов налогоплательщику

Обвинения в искусственном дроблении: пять советов налогоплательщику

В конце 2018 года ФНС России опубликовала письмо о злоупотреблениях налоговыми преимуществами для малого бизнеса. Фискальный орган поручил усилить контрольно-аналитическую работу в отношении налогоплательщиков, которые используют схемы дробления бизнеса.

Ввиду объективных причин экономического характера 2020-2021гг. не станут исключением: налоговый контроль станет только жестче. Вряд ли можно ожидать послаблений в налоговом администрировании, особенно в области дробления бизнеса.

Статистика судебных споров о дроблении имеет устойчивую тенденцию решений именно в пользу налоговых органов: 78% всех заявлений по итогам 2019 года были разрешены в пользу налогового органа и 73% в нынешнем году.

Столь неутешительные цифры для налогоплательщиков, как правило, обусловлены отсутствием внятной деловой цели в отношении хозяйственных операций, доказанной взаимозависимостью и несамостоятельностью (подконтрольностью) участников сделок. Фискальный орган внимательно изучает эти признаки, все чаще вникая в специфику бизнес-процессов, внимательно анализируя систему управления, а также финансовые потоки.

Аффилированность — не приговор

Тема дробления очень актуальная. Ведь эти схемы используются во многих отраслях экономики, прежде всего это сфера производства, услуги, оптовая и розничная торговля. Ежегодно растут объемы доначислений: средний размер по итогам налоговой проверки в настоящий момент приближается к 60 млн руб.

В августе 2017 года ФНС России в письме выделила 17 общих признаков, которые могут подтверждать формальное разделение бизнеса с целью ухода от исполнения действительной налоговой обязанности. Среди них такие, как:

  • применение специальных налоговых режимов (УСН и ЕНВД);
  • осуществление одинаковых видов деятельности;
  • несение финансовых расходов участниками схемы друг за друга;
  • отсутствие у подконтрольных лиц оборотных средств;
  • использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети "Интернет", адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.д.

Разумеется, большинство признаков сами по себе не подтверждают какого-либо злоупотребления в налоговой сфере (а дробление – это не что иное, как злоупотребление правом).

Например, взаимозависимость (аффилированность) участников схемы (родственные отношения, участие в органах управления, служебная и иная подконтрольность и т.д.) – один из наиболее популярных признаков у налоговых инспекций.

Обратить внимание на этот признак следует хотя бы потому, что его особенно остерегаются проверяемые лица, забывая о том, что взаимозависимость, отдельно от совокупности иных доказательств, сама по себе не подтверждает получение необоснованной налоговой выгоды (п.6 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", п. 4 Обзора судебной практики, утв. Президиумом ВС от 4 июля 2018 года).

Самостоятельность или подконтрольность

Основные ошибки налогоплательщика – это попытка скрыть очевидную взаимозависимость (которую ИФНС и так видит невооруженным взглядом), а также отсутствие внятного пояснения деловой цели определенной бизнес-модели.

Одними из самых главных признаков дробления бизнеса, которые поставлены «во главу угла» по данной категории дел, являются отсутствие самостоятельности/ подконтрольность участников схемы, а также отсутствие разумной деловой цели при осуществлении деятельности.

Ярким примером тому являются нашумевшие кейсы по заявлениям ООО «Металлургсервис» (№ А60-40529/2011) и ООО «Мастер-Инструмент» (№ А12-15531/2015), которые были разрешены по-разному, но в зависимости от признака самостоятельности взаимозависимых лиц от налогоплательщика. Тут можно вспомнить дело по заявлению ООО «Рандеву». Налогоплательщик доказал свою добросовестность, ведь каждый участник хозяйственной деятельности имел собственное имущество, персонал (штат), отдельные торговые площади, ККТ, товарооборот, сам вел бухгалтерский и налоговый учет.

ООО «Шининвест» (№ А76-27603/2017) также доказало деловую цель законного разделения бизнеса — снизить риск появления конкурентов (федеральных игроков) в регионе, где компания являлась лидером оптовых продаж. Хотя участники хозяйственных взаимоотношений работали под единым брендом, ключевую роль в разрешении спора сыграло разделение сфер деятельности налогоплательщика и «подконтрольных» ему лиц.

Налоговая реконструкция

Важный вопрос в спорах о дроблении — «налоговая реконструкция» обязательств налогоплательщика, когда состав правонарушения был доказан. Несмотря на то, что ранее судебная практика в вопросе установления действительных налоговых обязательств, особенно, в части НДС, была противоречивой, то в настоящий момент она «приходит к общему знаменателю».

Например, иногда ИФНС доначисляла НДС, применив ставку 18% к цене реализации (т.е. налог не был выделен из дохода, а был начислен «поверх», получался «штрафной» НДС).

Некоторые суды вставали на сторону фискального органа. Иного мнения оказался Верховный суд РФ, который в 2018-2019гг. неоднократно признавал неправильным исчисление НДС сверх полученной выручки. НДС является составной частью цены договора, подлежащей уплате налогоплательщику со стороны покупателей, а значит, налог в таком случае определяется посредством его выделения из выручки с применением расчетной ставки налога (18/118 либо 20/120) – дело по заявлению ИП Угрюмовой (№ А05-13684/2017) и дело по заявлению ИП Пяташова.

Советы бизнесу

Для того чтобы исключить возможные претензии со стороны налогового органа в искусственном дроблении бизнеса, нужно помнить о следующем.

Первое и самое главное – это своевременный анализ структуры бизнеса на предмет выявления признаков дробления. Налогоплательщику стоит быть проактивным, не дожидаться интереса со стороны ИФНС и заранее позаботиться о своей бизнес-модели.

Второе – это упор на самостоятельность и деловую цель. Необходимо подумать, почему предлагаемая бизнес-модель требует разделения на несколько самостоятельных субъектов предпринимательской деятельности.

Третье – налоговая выгода не должна быть самоцелью. Обоснованных претензий со стороны проверяющих не избежать, если бизнес структурирован с единственной целью – получить налоговую экономию.

Читайте так же:
Дисциплинарная ответственность работника и ее виды

Четвертое – умерить «финансовый аппетит» предпринимателя. К большому сожалению, все чаще на практике собственники бизнеса не желают взглянуть на ситуацию со стороны и выявить проблемные зоны риска. Неспособность вовремя остановиться зачастую играет злую шутку.

Пятое – это способность пойти на компромисс с налоговым органом. ФНС давно реализует политику «добровольного принуждения»: вызывает владельцев и бенефициаров бизнеса, указывает на выявленные нарушения. Чиновники предлагают урегулировать недоимку и перестроить схему работы или нести неблагоприятные последствия. Это позволяет обойтись без лишних налоговых проверок и дополнительных доначислений, когда владельца бизнеса поймали «с поличным».

Как компании урегулировать налоговый спор до суда?

В последнее время обозначилась тенденция урегулирования налоговых споров в досудебном порядке – 15% из них не доходят до суда. Так, в 2019 г. суды первой инстанции вынесли на 15,2% меньше решений по спорам, прошедшим досудебное урегулирование, чем в 2018 г. 1

С одной стороны, это связано с более активной позицией налогоплательщиков. Ранее они руководствовались тем, что налоговый орган должен доказать их вину, и были уверены, что суд вынесет решение в их пользу. Теперь же налогоплательщики понимают, что есть шанс доказать свою невиновность до суда. С другой стороны, налоговые органы стали прислушиваться к плательщикам налогов и обращать внимание на судебную практику. Если налоговая инспекция понимает, что ее решение не устоит в суде, то отменяет его, чтобы не формировать положительную арбитражную практику в пользу налогоплательщика по спорному вопросу.

Досудебное урегулирование спора позволит защитить активы компании

На данный момент существует двухуровневая система досудебного урегулирования разногласий с налоговым органом. Первая стадия добровольная: плательщик налогов направляет в налоговый орган возражения по материалам проверки. Уже на этом этапе можно снять часть доначислений. Вторая стадия обязательна для налогоплательщика (за некоторым исключением), так как в случае несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора в дальнейшем обратиться в суд с иском об отмене решения налогового органа нельзя. На этом этапе он подает жалобу в вышестоящий налоговый орган, после чего возможна отмена решения нижестоящего налогового органа о доначислении налогов и привлечении к ответственности.

Рассмотрим пример: сотрудники нашей компании приняли участие в одном из недавних налоговых споров. По результатам выездной проверки налоговый орган хотел доначислить налоги, пени и штрафы в размере 56 млн руб. Предприятию было отказано в налоговых вычетах по НДС и учете расходов по налогу на прибыль. Претензии у налогового органа были стандартные: наличие хозяйственных отношений с контрагентами, обладающими признаками компаний-«однодневок», фиктивный документооборот, отсутствие признаков реальности сделок.

Наши специалисты изучили документы, проверили обоснованность акта проверки инспекции, собрали дополнительные доказательства реальности сделок в виде первичных документов, выявили факты оправданности расходов, подготовили письменные возражения. Инспекция изучила документы и возражения, выслушала представителей организации, после чего согласилась с доводами налогоплательщика о необоснованности части предъявленных претензий и отказалась от 75% доначислений – 42 млн руб.

Но налогоплательщик не согласился с частичным снятием обвинений. Поэтому в вышестоящий налоговый орган была направлена апелляционная жалоба, по итогам рассмотрения которой решение налоговой инспекции было отменено полностью. Так компании удалось на досудебной стадии урегулирования спора защитить активы на сумму 56 млн руб.

Немного статистики: во сколько обойдется проверка?

Как указал глава ФНС России Даниил Егоров на своем сентябрьском выступлении, с учетом моратория на проведение проверок в этом году их количество снизилось на 65% 2 . Вместе с тем согласно утвержденному в январе плану в 2020 г. собираемость налогов и взносов должна составить 98,72% 3 . И, несмотря на пандемию, план этот никто не отменял.

Средняя сумма доначислений по результатам проверок остается высокой. По итогам 2019 г. в расчете на одну проверку доначисления составили 32 млн руб. 4 Можно прогнозировать, что в этом году их средняя сумма останется в этих же пределах.

Советы бизнесу

Несмотря на то что процедура обжалования решения налогового органа в досудебном порядке затягивает сроки разрешения спора, возможность не доводить его до суда является несомненным плюсом для бизнеса хотя бы потому, что это позволяет избежать судебных издержек. Потому хотелось бы дать несколько советов предпринимателям, как урегулировать спор с налоговым органом без суда.

1. Пассивное поведение налогоплательщика во время проверки может привести к серьезным убыткам и даже банкротству компании. Именно поэтому важно занимать активную позицию еще до получения акта налоговой проверки.

Во-первых, необходимо реагировать на все письменные запросы налогового органа: представлять полноценные ответы, по сложным моментам учета – письменные пояснения. Во-вторых, во время проверки нужно вести собственный параллельный сбор доказательств. Это может быть обращение к мнению специалистов, заблаговременное формирование запросов в государственные органы, отправка писем поставщикам, ответы на которые позволят подтвердить свою позицию. Например, в одном из налоговых споров нам помогли запросы, своевременно направленные поставщикам налогоплательщика. Ответы на них мы смогли представить в момент написания возражений на акт налоговой проверки, что сыграло существенную роль при отстаивании интересов налогоплательщика.

Немаловажно обжалование действий или бездействия должностных лиц налогового органа (ст. 138 НК РФ). Налогоплательщику не следует оставлять без внимания нарушения своих прав – рекомендуем фиксировать их в жалобах. Это важно, поскольку собранные налоговым органом доказательства будут признаны недопустимыми, если они получены с нарушением налогового законодательства (абз. 2 п. 4 ст. 101, абз. 3 п. 7 ст. 101.4 НК РФ).

Когда речь идет о возможных многомиллионных доначислениях, инертность недопустима. Компании нужно консолидироваться. Сотрудники должны понимать, что доначисления могут привести к банкротству организации и, следовательно, потере ими рабочих мест.

2. Подготовьтесь к допросам.

Допросы представляют собой мероприятия налогового контроля и широко используются налоговой инспекцией для установления фактов виновности плательщиков налогов. В качестве свидетеля для дачи показаний может быть вызвано любое физическое лицо, которому могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для осуществления налогового контроля (п. 1 ст. 90 НК РФ).

К допросу необходимо готовиться: исходя из требований налогового органа нужно определить, о каких обстоятельствах могут спросить, и освежить в памяти значимые факты. Часто на допросе выясняется, что сотрудника компании к нему не подготовили, а потому он не смог точно ответить, когда приступил к работе, какие у него должностные обязанности, как зовут руководителя и т.д. Впоследствии это может быть истолковано против компании.

При подготовке к допросам рекомендуем обратить внимание на Письмо ФНС РФ от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@ «О направлении методических рекомендаций по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов)». Это письмо содержит примерные перечни вопросов, которые могут задать при проведении допросов.

3. В течение месяца после получения акта налоговой проверки обязательно представьте свои письменные возражения по нему (п. 6 ст. 100 НК РФ).

Причем недостаточно просто написать о своем несогласии. Разложите акт на мелкие фрагменты, проанализируйте каждый довод и проверьте, является ли он допустимым, достаточным, правомерным. Затем сформулируйте доводы в пользу компании. Форма возражений может быть произвольной. Но желательно, чтобы они выглядели так: за опровержением довода налогового органа следует довод в защиту компании по тому же факту с приложением подтверждающих документов.

Акт налоговой проверки представляет собой документ, в котором изложены фактические обстоятельства и доказательства вины налогоплательщика (п. 2 ст. 100 НК РФ), на основании которых налоговый орган принимает решение – виновен плательщик налогов или нет. Отдельные факты могут быть неверно оценены, недостаточно исследованы или неправильно интерпретированы налоговым органом. Поэтому налогоплательщик должен донести до проверяющих свою позицию, указав на возможные ошибки и раскрыв обстоятельства, которые налоговая инспекция не увидела во время проверки. Причем он должен доказать те обстоятельства, на которые ссылается в подтверждение своих возражений. В этом помогут первичные документы, расчеты, обращение к специалистам за мнением, заявление ходатайств о допросе лиц, которых налогоплательщик считает важным привлечь для доказательства своей невиновности. Важно учитывать, что суды не всегда принимают во внимание доказательства, которые не были известны налоговому органу на этапе досудебного урегулирования спора.

Читайте так же:
Калькулятор транспортного налога. Расчет транспортного налога онлайн

Как показывает практика, если письменные возражения составлены грамотно и к ним приложены подтверждающие документы, то налоговый орган учитывает их при вынесении решения и уменьшает размер доначислений или отменяет их.

4. Не игнорируйте процедуру ознакомления с материалами проверки (п. 2 ст. 101 НК РФ).

С актом проверки компания получает материалы, подтверждающие факты совершения ею правонарушения. На этапе ознакомления с ними важно собрать документы, которые подтвердят вашу добросовестность и на которые вы сможете ссылаться в письменных возражениях в свою защиту.

У нас был случай, когда налоговый орган, ориентируясь на выписки из банка спорного контрагента, изобразил в акте проверки движение денежных потоков в виде схемы с помощью стрелочек. Поскольку нет регламентирующих документов, устанавливающих, в каком виде выписки должны быть представлены, налоговый орган их не приложил. Во время ознакомления с материалами проверки мы добились получения банковских выписок, проанализировали их и выяснили, что налоговый инспектор неверно представил в акте движение денежных средств по цепочкам контрагентов, вывод его был ошибочен. Это помогло нам в защите прав налогоплательщика.

5. При проведении экспертизы ставьте дополнительные вопросы. Не удовлетворяют результаты экспертизы – ходатайствуйте о назначении дополнительной.

Одним из мероприятий налогового контроля является проведение экспертизы до вынесения решения о привлечении организации к ответственности (ст. 95 НК РФ). Когда у налогового органа недостаточно компетенций, проверяющие принимают решение привлечь эксперта. Например, в случае спора о реальности выполнения третьим лицом работ эксперту задают вопрос о том, мог ли налогоплательщик выполнить их самостоятельно. Мнение эксперта о том, что привлечение третьих лиц не требовалось, может стать подтверждением фиктивности сделки. Его заключение в качестве доказательства вины среди прочих будет положено в основу акта проверки, а затем и решения о привлечении к ответственности налогоплательщика.

При проведении экспертизы помните о своих правах (ст. 95 НК РФ). Можно отвести эксперта, которого привлекает налоговый орган, и предложить другого. Разрешено присутствовать при проведении экспертизы и ставить дополнительные вопросы эксперту. Они могут помочь ему сделать правильный вывод. Часто налоговый орган формирует вопросы однобоко, как ему удобно для доказывания вины налогоплательщика. Вы вправе поставить уточняющие вопросы, из ответов на которые будет следовать вывод в вашу пользу. Отклонение дополнительных вопросов налоговый орган должен мотивировать.

Налогоплательщик вправе ходатайствовать о проведении дополнительной экспертизы, если его не устроили выводы основной (п. 10 ст. 95 НК РФ). Налоговый орган может отказать в ее проведении, но это будет вашим козырем при опровержении результатов экспертизы уже в зале суда. В последнее время суды интересуются, почему налогоплательщик, несогласный с результатами экспертизы, не воспользовался правом на дополнительную на этапе досудебного урегулирования спора, и отказывают в проведении судебной экспертизы.

В заключение отметим, что несмотря на попытки налоговых органов уменьшить количество налоговых споров, разрешаемых в судебном порядке, они все еще остаются наиболее распространенными в арбитражной практике. Однако хочется верить, что положительные тенденции в сфере досудебного урегулирования налоговых споров имеют долгосрочный характер. Это, несомненно, будет способствовать улучшению налогового климата, особенно сейчас, в условиях преодоления последствий пандемии.

3 Сведения о показателях деятельности ФНС России на 2020 г. (утв. Министром финансов РФ А.Г. Силуановым 22 января 2020 г.).

"Это действительно мощно". Чем грозит сторонникам Навального статус экстремистов

ФБК

Фонду борьбы с коррупцией (ФБК, признан в России "иноагентом") и другим организациям Алексея Навального грозит статус экстремистов. С таким иском в Мосгорсуд обратилась московская прокуратура, усмотрев в работе ФБК подготовку к "цветной революции". В ФБК ожидают "мрачные времена" и "сотни новых уголовных дел": под запрет попадает символика и пожертвования для организаций с таким статусом, риски возможны даже для волонтеров.

Сторонникам Навального грозит судьба нацболов. Их в "нулевые" также признали экстремистами, после чего соратникам Эдуарда Лимонова пришлось провести "ребрендинг", что ограничило приток новых членов.

Наряду с ФБК, статус экстремистской организации надзорное ведомство требует присвоить Фонду защиты прав граждан (ФЗПГ, тоже признан "иноагентом") и "Штабам Навального" в связи с "фактическим осуществлением ими экстремистской деятельности".

Московские прокуроры проверяли эти структуры по поручению Генпрокуратуры, передает ведомство. Проверка выявила, что "под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации".

"Фактическими целями их деятельности является создание условий для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария "цветной революции", — заявили в прокуратуре. — При этом этими структурами осуществляется деятельность иностранных и международных организаций на территории Российской Федерации, в отношении которых принято решение о признании их деятельности нежелательной".

В ФБК ждут "мрачные времена"

"Это, действительно, мощно, что уж там", — так в совместном заявлении решение Генпрокуратуры прокомментировали директор ФБК Иван Жданов и руководитель штабов Навального Леонид Волков.

У Волкова и Жданова нет "больших сомнений в том", какое решение примет Мосгорсуд. "Довольно скоро ФБК и штабы Навального окажутся "экстремистскими организациями", — констатировали они.

Иск прокуратуры соратники Навального связали с подготовкой митинга в поддержку оппозиционера и сентябрьскими выборами в Госдуму, в которых планировала участвовать, например, юрист ФБК Любовь Соболь.

Волков и Жданов подчеркнули, что не собираются отказываться от этих планов.

"Наступает самое мрачное время для свободомыслящих людей, для гражданского общества в России. Фактически Кремль только что что потребовал признать экстремистами всех, кто с ним не согласен", — добавили они.

Волков на просьбу Би-би-си о комментарии сказал, что пока соратники Навального ограничатся опубликованным заявлением.

Чем грозит новый статус сотрудникам структур Навального?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Ярлык "экстремистской" несет для организации и ее членов несколько важных последствий. Список таких юридических и физических лиц ведет министерство юстиции.

Организаторам работы "экстремистского объединения" может грозить до 10 лет лишения свободы по статье 282.2 УК ("Организация деятельности экстремистской организации").

По этой же статье уголовная ответственность грозит тем, кто участвует в работе таких организаций — от двух до шести лет лишения свободы. Этот риск существует в том числе для рядовых сотрудников ФБК, подтвердил Би-би-си руководитель правозащитной группы "Агора" Павел Чиков (он написал в своем телеграм-канале пост о последствиях для экстремистских организаций).

Практика назначения реальных сроков по этой норме уже сложилась, сказал Чиков. Например, их получали члены "Свидетелей Иеговы" и "Национал-большевистской партии" (НБП) — эти организации признали экстремистскими и запретили их деятельность в 2007-м и 2017 годах.

"За последние три года 252 участника "Свидетелей Иеговы" побывали под стражей, в их жилищах прошло 1416 обысков. 463 из них предъявлены обвинения, 79 осуждены, в том числе 11 находятся в колониях", — написал Чиков в своем канале.

Угрозу сотрудникам признают и в самом ФБК. Волков и Жданов опасаются, что ярлык экстремистов "откроет дорогу к сотням уголовных дел", а "под ударом окажется каждый наш сотрудник".

"Просто сам факт работы в ФБК или в одном из региональных штабов (официальной работы, "вбелую", с уплатой всех налогов!) будет поводом для того, чтобы дать от двух до шести лет. Это в лучшем случае", — считают руководители фонда.

Читайте так же:
Налоговый вычет при покупке дачи в 2022 году

Риск в ФБК видят даже "для волонтеров, для сочувствующих, для тех, кто раздает листовки или вообще как-то участвует в наших активностях". Правда, такие последствия там пока считают маловероятными.

Но в постановлении пленума Верховного суда 2011 года "о судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" говорится, что "под участием в деятельности экстремистской организации (часть 2 статьи 282.2 УК РФ) понимается совершение лицом умышленных действий, относящихся к продолжению или возобновлению деятельности данной организации".

Такими действиями Верховный суд считает в том числе проведение бесед в целях пропаганды деятельности запрещенной организации, непосредственное участие в проводимых мероприятиях и т. п. Вербовка или вовлечение других людей в деятельность экстремистской организации караются лишением свободы на срок до восьми лет.

Под склонением или вовлечением Верховный суд с 2016 года признает уговоры, подкуп, угрозы, убеждения, просьбы и предложения. При этом такое преступление считается оконченным с момента совершения "независимо от того, приняло ли вовлекаемое лицо участие в деятельности соответствующего экстремистского объединения".

Признание экстремистами при апелляции может занять полтора месяца

В данный момент не очень понятно, хочет ли прокуратура признать экстремистским конкретный штаб, или несколько штабов, или все штабы Навального, и какие у прокуратуры есть на это основания, сказал Би-би-си директор информационно-аналитического центра "Сова" (признан в России "иноагентом") Александр Верховский. Чтобы организацию запретить за экстремистскую деятельность, надо установить факты такой деятельности.

Дальше все будет зависеть от того, насколько быстро будет идти суд, продолжает эксперт. В первой инстанции запрет может быть вынесен оперативно, за два-три заседания, апелляция пройдет в одно заседание, процессуально до нее потребуется около месяца, прогнозирует он. В целом на это уйдет не меньше чем полтора месяца.

Минюст после апелляции может включить организации в реестр практически мгновенно, как только получит бумагу из суда. С этого момента они действительно станут запрещенными, а продолжение их деятельности — уголовно наказуемым для участников, говорит Верховский.

При этом, по его словам, сложно сказать, в каком масштабе будут применяться карательные меры: активистов у Навального очень много, это будет решаться "по обстоятельствам, в разных регионах по-разному".

Доказывать, что и сам Навальный, сидя в колонии, участвует в деятельности запрещенной организации, будет сложнее, отмечает Верховский: "Это довольно экзотическая ситуация, но были случаи, когда люди вели или предположительно вели агитацию за свою запрещенную организацию, уже находясь в заключении, и их в таких случаях можно было привлечь".

А что будет с жертвователями и сторонниками?

Другая проблема касается донатов, которые получает команда Навального. Фактически пожертвования можно посчитать "финансированием экстремистской деятельности" по статье УК 282.3 — это грозит наказанием вплоть до лишения свободы на срок от трех до восьми лет.

Директор "Совы" Верховский подтверждает, что уголовная ответственность может грозить жертвователям. Привлечь по этому составу преступления очень легко — силовикам не нужно доказывать ничего, кроме факта перевода денег.

О рисках для жертвователей ФБК говорит и Чиков.

Попадание в "экстремистский" перечень повлечет за собой запрет символики ФБК и штабов Навального, которую фактически приравняют к свастике. За ее демонстрацию можно будет получить административный арест на срок до 15 суток по статье 20.3 КоАП.

Признанные виновными в демонстрации символики экстремистской организации не смогут избираться в органы власти в течение года.

СМИ под угрозой штрафов при упоминании ФБК и штабов Навального должны будут указывать на то, что их работа запрещена в России — вдобавок к уже обязательной маркировке о том, что ФБК выполняет функции "иностранного агента".

Организациям-"экстремистам" по закону "О противодействии экстремистской деятельности" запрещено проводить собрания, митинги и участвовать в выборах.

Попадание в список минюста фактически останавливает любые банковские операции.

Би-би-си подробно писала о том, как без банковских счетов живут осужденные и подозреваемые по экстремистским статьям. Но, как уточнил Чиков, автоматически под эту норму сотрудники ФБК не попадут — для этого физическим лицом нужно напрямую значиться в перечне экстремистов.

По опыту нацболов

В том случае, если ФБК признают экстремистской организацией, фонд Навального повторит судьбу Национал-большевистской партии Эдуарда Лимонова. В нулевые она была одним из локомотивов оппозиционного движения, и в 2007 году, после череды уголовных дел против активистов партии, ее признали экстремистской.

"Конечно, признание партии экстремистской сказалось [на ее деятельности], последовало несколько уголовных дел против наших активистов", — рассказал Би-би-си Александр Аверин, один из соратников Лимонова и в прошлом пресс-секретарь НБП. Однако он напомнил, что затем сторонники запрещенной партии перешли в новое движение — "Другая Россия".

"Так что мы смогли это дело пережить и продолжить свою политическую активность. Но, безусловно, есть дополнительная нагрузка на активистов — возможные уголовные дела, нужно тщательно соблюдать законы, нужно делать новую организацию с другим уставом, названием и программой. Та [старая] организация уже запрещена, нельзя говорить, что ты к ней причастен, иначе можно "уехать" на довольно солидные сроки", — вспоминает он.

С оттоком активистов движение, по его словам, не столкнулось, но возникла другая проблема: НБП была брендом, куда шли молодые люди, а "Другая Россия" — новой и неизвестной организацией, что ограничило приток новых членов.

"Никаких компромиссов": что думают политологи

Власть показывает, что никаких компромиссов уже быть не может, никакая активность, связанная с Навальным, не будет в легальном политическом поле, говорит Би-би-си глава аналитической компании R.Politik Татьяна Становая.

"Точечная политика закончилась, начиная с момента выхода фильма Навального про отравителей [из ФСБ]. Этот фильм стал поворотной точкой: Навальный в глазах российской власти перешел линию, — рассуждает она. — И с тех пор идет раскручивание репрессий против ФБК, и они всеохватывающие".

Становая считает радикальное решение следствием того, что власть оказалась в ловушке из-за ситуации с Навальным.

"Полностью с ним разделаться невозможно: закрыть в тюрьму и забыть. Эта тема и звучит каждый день, и сам Навальный все время дает поводы, чтобы у власти голова болела. Это вызывает у власти такую overreaction (чрезмерную реакцию — Би-би-си), потому что она пытается подавить то, что подавить она не может", — замечает эксперт.

Ставка делается на ликвидацию всей инфраструктуры Навального, а экстремистское законодательство для этого вполне подходит, развивает ее мысль политолог Алексей Макаркин.

"У нас это [экстремизм] понятие широкое, более того, интерпретации экстремизма все время расширяются. И с другой стороны, обычного россиянина очень сильно пугает само слово "экстремизм". Сразу представляют террориста, мятежника, бунтаря", — указывает он.

Впрочем, несмотря на официальный запрет на работу штабов ФБК, довольно большое количество людей останется в движении сторонников политика, прогнозирует политолог. Он проводит параллель с закрытием большевистской газеты "Правда" и появлением на ее месте новых изданий.

Сами действия прокуратуры Макарин увязывает с подготовкой к сентябрьским выборам — ближе к ним ожидается политизация общества.

"[Власти] приходится говорить не только про врагов России, но и про внутреннюю тематику. И здесь есть целый комплекс вопросов: с этим может быть связана активизация уличного протеста, — считает Макаркин. — Мы это видели перед выборами в Мосгордуму 2019 года. А есть еще и "Умное голосование".

"Стараются, чтобы к выборам инфраструктура протеста была ликвидирована — или, по крайней мере, оказалась на полулегальном положении", — объясняет политолог.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector