Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подводные камни групповых исков

Подводные камни групповых исков

Фото: Pixabay

С 1 октября 2019 г. в гражданский процесс вводится институт групповых исков (гл. 22.3 ГПК РФ), а в арбитражном процессе принята новая редакция гл. 28.2 АПК РФ о групповых исках. Как известно, этот институт хорошо развит в странах англо-саксонского права, в первую очередь в США, Канаде и Австралии, Англии, где он известен под названием class action, а также в Израиле и с определенными отличиями в Китае. В странах континентального права он прижился меньше, и там, где он все же функционирует, как в Швейцарии, его называют «красивой машиной без двигателя». До последнего времени в России судебная практика демонстрирует, что этот институт не очень востребован, в отличие от США, где в год рассматривается 12 500 дел (7000 в федеральных судах и 5000 в судах штатов). Но может, что-то изменится после 1 октября 2019 г.?

Согласно ст. 225.10 АПК РФ и ст. 244.20 ГПК РФ, для подачи группового иска необходима совокупность следующих условий:

1. Имеется общий по отношению к каждому члену группы лиц ответчик.

2. Предметом спора являются общие либо однородные права и законные интересы членов группы лиц.

3. В основании прав членов группы лиц и обязанностей ответчика лежат схожие фактические обстоятельства.

4. Использование всеми членами группы лиц одинакового способа защиты своих прав.

В прежней редакции АПК РФ отсутствовали данные условия, а критерий участия в общем правоотношении требовал доказательства участия истцов в едином правоотношении, что отразилось на ограниченном использовании данного вида защиты. Но есть и отрицательная сторона необходимости соблюдения совокупности условий: ответчикам достаточно доказать несоответствие искового заявления одному из условий — и суд выносит определение о переходе к рассмотрению по правилам искового или административного судопроизводства.

Лицо, которое ведет дело в интересах группы лиц, должно быть членом этой группы и действовать от их имени без доверенности на основании заявлений о присоединении к иску. Принадлежность к самой группе отличает его статус от статуса процессуального истца (например, в порядке ст. 45–46 ГПК или ст. 53 АПК РФ). Но содержащаяся норма «в установленных федеральными законами случаях в защиту прав и законных интересов группы лиц также могут обратиться орган, организация и гражданин, не являющиеся членами этой группы лиц» искажает логику отличия статуса материального истца, у которого есть материально-правовые требования, от статуса процессуального истца. Иски в гражданском процессе, особенно в арбитражном процессе, по максимуму должны оставаться частными без патерналистского ока государства и подвластных структур.

После подачи иска должно быть опубликовано предложение о присоединении. На этом этапе к первоначальной группе может присоединиться любое лицо, которое имеет идентичное требование. Затем происходит утверждение (в терминах американского права — «сертификация») спора — предварительное судебное заседание, на котором суд решает вопрос о наличии необходимых условий для подачи группового иска.

Групповые иски подразделяются на два типа — opt-in и opt-out. В Англии закрепилась модель opt-in, согласно которой участники группы приобретают свой статус только в том случае, если на это будет прямо выражена их воля. В США в групповых исках закрепилась модель opt-out, согласно которой презюмируется, что потенциальные участники группы входят в ее состав; если они не желают быть участниками группы, то должны подать соответствующее заявление. В российском законодательстве избрана английская модель, которая, как показывает практика, тоже не повышает спрос на групповые иски. Однако если воспринять американскую модель, то необходимо ужесточать систему «сертификации» иска.

До введения института групповых исков в гражданский процесс существовала проблема, связанная с тем, что требования, вытекающие из группового иска в порядке главы 28.2 АПК РФ, носят экономический характер и должны быть связаны с предпринимательской или другой экономической деятельностью. Если помнить о том, что сами групповые иски в Англии и Америке первоначально были апробированы для защиты прав слабых граждан против больших сильных корпораций, то введение механизма группового иска в гражданский процесс — это восстановление баланса и справедливости, пусть и запоздалое. По логике, с самого начала групповые иски надо было распространять на потребительские, трудовые споры и на требования об охране окружающей среды, поскольку данные категории дел касаются максимального количества граждан.

Читайте так же:
Как вступить в наследство на автомобиль

Практически единственное отличие процедуры рассмотрения дела по групповому иску от рассмотрения по общим правилам — это специальные нормы в отношении самостоятельных споров по тем же основаниям. Если лицо, обратившееся с самостоятельным иском, присоединяется к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц, арбитражный суд выносит определение о присоединении данного лица к требованию о защите прав и законных интересов группы лиц. При этом арбитражный суд, куда обратилось указанное лицо, выносит определение о передаче материалов дела в арбитражный суд, который рассматривает дело о защите прав и законных интересов группы лиц. Если же лицо отказывается присоединиться к групповому иску, то арбитражный суд приостанавливает производство по делу указанного лица до вступления в законную силу решения суда по делу о защите прав и законных интересов группы лиц. Ничего не говорится об особенностях раскрытия доказательств и стандартов доказывания.

Еще одним сдерживающим фактором для развития практики видится следующее. В США и в странах общего права суд присуждает пострадавшей стороне в групповом иске штрафные убытки (punitive damages) в размере суммы, которая может превышать действительный размер вреда в несколько раз. В РФ только в антимонопольном праве существуют оборотные штрафы — проценты с годовой выручки компании. Вводить ли оборотные штрафы по групповым искам — вопрос серьезный, поскольку, с одной стороны, без их введения теряется логика групповых исков, согласно которой большая компания строго наказывается за нарушение прав и законных интересов юридических лиц или граждан с целью предотвращения злоупотребления в будущем. Легко представить, что коммуникационная компания может заплатить за навязанную абоненту услугу в размере 3 руб. в месяц, даже если взыскивается за 1 год. С другой стороны, введение оборотных штрафов может навредить компаниям и поставить их в экономически уязвимую ситуацию.

Одна из недоработок нового этапа реформирования института групповых исков состоит в том, что остался не прописанным вопрос исполнения судебных актов по групповым искам.

Возьмем, например, ч. 3 ст. 37 ФЗ-135 «О защите конкуренции», которая и до введения групповых исков содержала норму о том, что лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу. В этом контексте представляют интерес разъяснения Президиума ФАС России от 11.10.2017 № 11 «По определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства», где сказано, что лучше обращаться в суд за взысканием убытков после подтверждения этого нарушения антимонопольным органом (follow-on иски), но можно и без предварительного обращения, однако в этом случае бремя доказывания лежит на истце. Вместе с тем остаются определенные лакуны. Во-первых, обращение в антимонопольный орган никак не снижает нагрузку на антимонопольные органы, а значит, это будет отражаться на сроках обращения в суд и на сроках исковой давности. Во-вторых, документ не разъясняет возможность предоставления информации по прошедшим проверкам по тем же основаниям. В-третьих, описанные концептуальные подходы к расчету убытков в документе рассчитаны явно для специалистов, что говорит о том, что роль антимонопольных органов в разрешении частноправовых споров остается весомой, а само ведение спора — сложным. В-четвертых, ФАС ничего не говорит о возможности взыскания оборотных штрафов в гражданско-правовых спорах по аналогии с тем, что ФАС взыскивает в рамках своих полномочий, в итоге мы получаем, что по существу можно взыскать реальный ущерб и, если повезет, упущенную выгоду. Конечно, при таких условиях необходимо продумать более существенные суммы по штрафам по групповым искам.

Читайте так же:
Как проверить договор ДДУ в Росреестре?

Настоящий этап реформирования института групповых исков — нужный, но явно недостаточный для того, чтобы привести в движение данный защитный механизм.

Автор — кандидат юридических наук, доцент кафедры процессуального права ВАВТ.

Коллективный иск и процессуальное соучастие в Концепции единого гражданского процессуального кодекса: проблемы выбора способа защиты нарушенного права

В статье идет речь о том, что в настоящее время положения статьи 40 ГПК РФ о процессуальном соучастии трактуются как законодательная основа для коллективных исков. Однако рассмотрение данных институтов позволяет говорить об их самостоятельности, отдельных принципах и различном правовом назначении. Концепция единого ГПК также обозначает институт коллективных исков как новый механизм защиты нарушенных прав в гражданском процессе. Автор рассматривает проблему выбора способа защиты нарушенных прав для многочисленной группы лиц.

The author proceeds from the fact that nowadays provisions of Article 40 of the Civil Procedural Code of the Russian Federation devoted to the procedural complicity are treated as a legal framework for class actions. However examination of these institutions allows to speak about their legal autonomy, certain principles and different legal purpose. As per the concept of Uniform Civil Procedural Code the institution of class actions is considered to be a new violated rights protection mechanism in civil proceedings. The author focuses on the problem of choosing the way of protecting violated rights with regard to a large group of people.

Обзор статьи

Право на судебную защиту, провозглашенное Конституцией РФ, должно быть подкреплено системой обеспечительных средств, позволяющих на деле реализовать комплекс субъективных юридических прав, входящих в содержание одного из основополагающих принципов правосудия 2. С. 31. К обеспечительным средствам доступа к правосудию в гражданском процессе можно отнести институт процессуального соучастия и коллективного иска.
Процессуальное соучастие известно науке гражданского процессуального права со времен Российской империи. Устав гражданского судопроизводства Российской империи под соучастниками понимал участие нескольких истцов или ответчиков, участвующих в производстве одного дела (ст. 15). В настоящее время институт процессуального соучастия закреплен в ст. 40 ГПК РФ. В законе сказано, что иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Каждый из истцов или ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно. Согласно ч. 2 ст. 40 ГПК РФ процессуальное соучастие допускается, если: 1) предметом спора являются общие права или обязанности нескольких истцов или ответчиков; 2) права и обязанности нескольких истцов и ответчиков имеют одно основание; 3) предметом спора являются однородные права и обязанности.
Смысл процессуального соучастия заключается в возможности сосуществования материально-правовых требований (или обязанностей) нескольких истцов (или ответчиков) 3. С. 85. Наука гражданского процесса выделяет активное и пассивное соучастие, обязательное и факультативное. В соответствии с нормами ГПК процессуальное соучастие возможно как по инициативе сторон, так и по воле суда (п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ).
Особенности института процессуального соучастия подробно изучены и изложены в трудах процессуалистов. Д.В. Макарьян пишет, что «целью процессуального соучастия (и в этом состоит его практическое значение) является совместное рассмотрение судом в одном процессе нескольких требований. Это означает, что при соучастии несколько процессов сливаются в один, в результате чего, во-первых, сокращаются (минимизируются) судебные расходы; во-вторых, сокращается число судебных заседаний и, следовательно, явок участников процесса в суд; в-третьих, экономится время суда на проверку и оценку доказательственного материала, которые проводятся только один раз; наконец, в-четвертых, исключается вынесение противоречивых судебных решений по одним и тем же вопросам. Таким образом, институт процессуального соучастия – одно из проявлений принципов процессуальной экономии, законности и обоснованности» 4. С.44.
Об институте коллективного иска в гражданском процессе мы можем говорить лишь в контексте возможности его применения в будущем. Само понимание коллективного иска, или, как его еще называют, группового, массового иска, носит дискуссионный характер среди процессуалистов. Г.О. Аболонин в своем исследовании отмечает, что определение коллективного (группового) иска дается американскими юристами и представляет собой следующее: групповой иск – это иск, при предъявлении которого «представитель группы» может требовать судебной защиты прав и интересов всех других лиц, подвергшихся схожему причинению убытков со стороны одного и того же правонарушителя. Групповые иски обеспечивают истцам с небольшим размером исковых требований получение возмещения убытков со стороны ответчика 1.
Г.О. Аболонин называет четыре преимущества коллективных исков: рассмотрение всех однородных требований осуществляется в одном процессе, что позволяет избежать множества судебных заседаний; исключена конкуренция судебных решений; облегчена возможность исполнения решений, практически исключены случаи, когда наиболее юридически грамотные истцы, обратившиеся в суд в числе первых, получают реальное возмещение, а остальные – нет; единообразная правоприменительная практика 1.
Главные отличия коллективного иска от процессуального соучастия содержатся в ранее упомянутых разновидностях процессуального соучастия. Коллективный иск может быть только активным, если применять терминологию института соучастия. То есть коллективный иск не может быть предъявлен к нескольким ответчикам. Присоединение к коллективному иску не предусматривает принуждения и не может рассматриваться как обязательное.
Длительное время среди процессуалистов шел спор о том, что представляет собой институт коллективного иска и какова его значимость для российского гражданского процесса, есть ли смысл в рецепции из США еще одного, схожего с процессуальным соучастием, института. Ответ на данный вопрос дает Концепция единого ГПК.

Читайте так же:
Приказ об отзыве из отпуска образец - скачать.

Коллективные иски: что нового?

Коллективные иски: что нового?

Раньше коллективные (групповые) иски граждан в СОЮ были возможны, но только в случаях, когда их инициаторами выступали ассоциации защиты прав потребителей, прокуратура или местные власти. Те, кто не занимался предпринимательской деятельностью, не могли обратиться с иском в интересах группы лиц, а потребители могли только объединить однотипные иски в суде, но рассматривали требования отдельно, а у других граждан не было возможности присоединиться к требованиям.

Но с 1 октября 2019 года вступает в силу закон № 191-ФЗ.

Он вносит изменения в ГПК и АПК и перезапускает институт групповых исков в России.

Вот что нужно о них знать.

общие либо однородные права членов группы лиц;

схожие фактические обстоятельства требований;

одинаковый способ защиты прав.

В защиту прав группы может обратиться один из ее членов, а в отдельно установленных законом случаях – другое лицо (например, объединение потребителей).

Истец-представитель + минимум 20 присоединившихся к нему лиц. Группу лиц представляет истец-представитель, а в установленных законом случаях – иное лицо.

Да, это можно сделать при подаче искового заявления или в процессе рассмотрения иска. Нужно подать заявление в суд или заполнить форму на сайте суда в интернете или в системе ГАС «Правосудие».

Да, оно имеет преюдициальное значение. Исключение – ситуация, когда истцы оспаривают ранее установленные факты.

Изменения в АПК аналогичны. Исключением, по сравнению с нормами ГПК, будет только число лиц, необходимое для признания иска групповым. В арбитражном процессе для этого достаточно истца-представителя и пяти присоединившихся против 20 в гражданском процессе. В частности, в АПК подробно пропишут условия подачи такого иска (они перечислены на первой карточке).

Перемены направлены на облегчение возможности предъявления иска. «В нашей практике было несколько ситуаций, когда для реализации схожей правовой задачи нескольких компаний требовались более гибкие нормы о групповых исках. Вряд ли поправки в АПК вызовут лавину групповых исков, однако их число точно возрастет», – предполагает адвокат Евгений Орешин, советник практики разрешения споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5 место По количеству юристов Профайл компании × .

Читайте так же:
Доверенность на представление интересов в суде

Предлагаемые изменения в законодательство могут «оживить» институт групповых исков. Новой главой в ГПК начнут руководствоваться суды общей юрисдикции, где потенциально может рассматриваться большая часть групповых исков. Это споры с потребителями, трудовые споры, часть споров с участниками долевого строительства.

Коллективные иски – проблемы правоприменения

Цветкова Ирина

Перспективы института коллективных исков в России – тема по-прежнему неоднозначная. Институт коллективных исков должен был упростить рассмотрение групповых споров, сэкономить время и деньги истцов. На практике же судебная система оказалась к ним не готова: они либо не принимаются к рассмотрению, либо рассматриваются годами. О том, как суды саботируют коллективные иски, расскажу на примере коллективного иска к производителю косметических средств «Fem Fatal».

Компания «Fem Fatal» (ООО «Фемфаталь рус») из г. Чебоксары начала активно продавать косметику через Instagram в 2017 г. Продукция широко рекламировалась на площадке, посты об эффективности флагмана продаж – сыворотки от акне Acne Remover – можно было увидеть в ленте самых популярных блогеров. Производитель подчеркивал: в составе средства натуральные компоненты, без антибиотиков, и рекомендовал ее детям, подросткам и беременным, а жалобы потребителей на раздражения кожи, полученные в результате применения средства, объяснял индивидуальной непереносимостью.

На ситуацию обратила внимание видеоблогер Екатерина Конасова. Подписчики обратились к ней с жалобами на аллергическую реакцию от сыворотки. Видеоблогер провела собственное расследование о деятельности компании «Fem Fatal» и по его итогам выпустила видео, которое за несколько дней набрало 1,5 млн просмотров.

Екатерина Конасова сообщила, что сдала экземпляр сыворотки на экспертизу, показавшую несоответствие заявленному на упаковке составу, а также наличие антибиотика – тетрациклина, хотя использование антибиотиков в парфюмерно-косметической продукции в соответствии с Техническим регламентом Таможенного союза ТР ТС 009/2011 запрещено.

Собрав доказательства, Е. Конасова 1 августа 2019 г. обратилась к мировому судье Щербинского района г. Москвы с исковым заявлением, в котором просила взыскать с ответчика стоимость косметического средства (1490 руб.), компенсацию морального вреда (200 тыс. руб.) и судебные расходы. 3 октября суд частично удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика в пользу истца в общей сумме 17 тыс. руб. Решение вступило в силу 29 ноября. Апелляционная жалоба ответчика осталась без удовлетворения.

Коллективные усилия

Согласно Федеральному закону от 18 июля 2019 г. № 191-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (о групповых исках) минимальное число истцов-граждан для подачи коллективного иска – 20 человек. К началу октября 2019 г. исковые заявления против «Fem Fatal» юристам PLATFORMA передали 29 потребителей. Все они стали истцами по первому в России коллективному иску от физических лиц. 7 октября заявление было направлено в судебный участок № 7 Московского района г. Чебоксары (по месту нахождения ответчика). Общая сумма требований составила почти 3 млн руб., из них 2,9 млн руб. – компенсация морального вреда, 53 тыс. руб. – «цена» иска. Но уже вскоре в списке истцов значились 53 человека, а исковые требования возросли почти до 5,5 млн руб.

На этом этапе стали очевидны «подводные камни» коллективных судебных споров по новым правилам: слушания по делу переносились, система информирования потенциальных истцов о начавшемся процессе через сайт суда не работала, возможность приобщать документы в электронном виде отсутствовала.

Читайте так же:
Возмещение ущерба при ДТП

Доказательства по всем 53 исковым требованиям юристы привозили в суд в оригиналах. В итоге на заседании 17 февраля 2020 г. суд определил, что из-за привлечения новых истцов и увеличения суммы требований иск надлежит передать по подсудности в районный суд, поскольку согласно п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья не может рассматривать имущественные споры в сфере защиты прав потребителей при цене иска свыше 100 тыс. руб. Это означало очередную задержку по срокам и увеличение судебных расходов.

В это же время к участию в деле был привлечен Роспотребнадзор, который фактически поддержал истцов, заключив, что маркировка продукта не соответствует требованиям технического регламента, а именно не содержит данных об изготовителе, дате изготовления, сроке годности и номере партии, а также о мерах предосторожности и противопоказаниях. Ответчику был назначен административный штраф в 200 тыс. руб.

Технические неполадки

В связи с пандемией коронавируса слушание в Московском районном суде г. Чебоксары было перенесено, и решено было провести его в режиме видеосвязи в июне 2020 г. В итоге заседание было проведено «за закрытыми дверями», без участия представителей истцов. Так, представитель истцов Софья Жалялова должна была выйти на видеосвязь из Тушинского суда г. Москвы. Но там сослались на технические проблемы, а после выяснилось, что слушание провели в ее отсутствие. Судья при этом приняла ходатайство ответчика об оставлении иска без рассмотрения.

Ситуация повторилась и на следующем заседании в июле: представитель истцов явилась в назначенное время в Солнцевский районный суд г. Москвы, где оказалось, что суд не подтвердил слушание по видеосвязи, о чем своевременно сообщил в Московский районный суд г. Чебоксары, однако последний не уведомил представителя истцов о невозможности проведения заседания таким образом и рассмотрел дело в его отсутствие. Соответствующие жалобы председателю суда, в Верховный Суд РФ и квалификационную коллегию остались без удовлетворения.

Продолжение следует…

В сентябре 2020 г., изучив содержимое упаковки образцов сыворотки, представленных в материалах дела, суд не усмотрел нарушений по маркировке, выявленных ранее Роспотребнадзором. Кроме того, он указал, что потребитель имеет возможность ознакомиться с информацией о продукции на сайте производителя – соответственно, доводы истцов несостоятельны и основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.

Сторона истцов обжаловала судебный акт в апелляцию, указав на нарушение первой инстанцией норм материального и процессуального права. В это время районный суд без вызова сторон изготовил определение об устранении «описок» в уже обжалуемом решении, фактически изменив его содержание. ВС Чувашии принял жалобу, но приостановил производство по иску и направил судебное поручение в Беларусь для опроса одного из истцов.

В конце декабря 2020 г. представитель истцов обратился в Шестой кассационный суд общей юрисдикции с жалобой на определение ВС ЧР, но и ее сначала оставили без движения со ссылкой на отсутствие документов об оплате госпошлины. 10 марта кассационный суд отказал в удовлетворении жалобы, определение еще не получено.

Производство по иску по-прежнему остановлено. На данный момент против ответчика выступают 55 истцов, общая сумма их требований – свыше 5,6 млн руб.

Согласно требованиям законодательства коллективный иск может рассматриваться до 8 месяцев со дня принятия заявления к производству. На деле же суды затягивают процедуру. Приобрести товар в интернете можно за несколько минут, в то время как на возвращение денег за некачественный товар потребуются годы.

В заключение отмечу, что, на мой взгляд, необходимо менять отношение судей к рассмотрению коллективных исков. В противном случае о доступности правосудия в этой части говорить не приходится.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector