Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Влияние пандемии коронавируса на арендные отношения: обзор действующего законодательства и судебной практики

Влияние пандемии коронавируса на арендные отношения: обзор действующего законодательства и судебной практики

Во время пандемии коронавируса в целях минимизации потерь арендаторы офисных и торговых помещений ищут аргументы в пользу снижения размера арендной платы и(или) продления сроков оплаты или расторжения договора аренды. Наиболее остро вопрос стоит, в частности, для заведений общепита в объектах торговли, фитнес-центров, образовательных учреждений, деятельность которых на текущий момент приостановлена.

В условии сложившейся ситуации у арендаторов все чаще возникают вопросы о возможности применения во взаимоотношениях с арендодателями специфических концепций, предусмотренных действующим законодательством, для снижения арендных платежей/ отсрочки арендных платежей. Рассмотрим в настоящем обзоре основные из них в отношении договоров аренды:

Обстоятельства непреодолимой силы (ОНС)

Освобождение от гражданско-правовой ответственности в связи с наступлением ОНС предусмотрено п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Говоря о данной норме, необходимо учитывать, что, согласно подходу судебной практики, ст. 401 ГК РФ подлежит применению исключительно к ответственности за неисполнение обязательства (например, при рассмотрении вопроса о неустойке за просрочку внесения арендной платы) и не применяется в целях освобождения от исполнения договора как такового (например, в вопросе освобождения от оплаты арендной платы/снижения арендной платы) [1].

Для применения п. 3 ст. 401 ГК РФ, по общему правилу, должны выполнятся 3 условия: (1) чрезвычайность (то есть выход за пределы нормального, обыденного, необычайность для конкретных условий [2]), (2) непредотвратимость, (3) последствие в виде объективной невозможности исполнить соответствующий договор из-за пандемии. Следует учитывать, что нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника или отсутствие у должника необходимых денежных средств не является ОНС.

Таким образом, даже если пандемия коронавируса квалифицируется как ОНС (в том числе, в силу указания в договоре аренды), но прямо не препятствует исполнению договора аренды арендатором (например, деятельность арендатора официально не приостановлена), высока вероятность того, что освобождение от ответственности на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ не будет применено к арендатору.

Прекращение обязательства невозможностью исполнения и прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления

Согласно ст. 416 ГК РФ, обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

В существующей на сегодняшний день судебной практике по статье 416 ГК РФ возможность ее применения к договору аренды зависит от того, имеет ли арендатор объективную возможность пользования имуществом. Например, в одном из дел суд указал, что арендатор обязан внести арендную плату, если им не доказана невозможность использовать имущество по назначению и имущество не возвращено арендодателю [3]. Также в судебной практике, высказана позиция, что арендная плата не подлежит взысканию в случае, если по независящим от арендатора причинам он был лишен возможности пользоваться арендованным имуществом [4].

Прекращение обязательств на основании акта органа власти является частным случаем прекращения обязательства невозможностью исполнения [5].

Согласно положениям ст. 417 ГК РФ, если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части.

Несмотря на то, что, на сегодняшний день в практике отсутствуют примеры, схожие со сложившейся ситуацией пандемии, представляется, что в отношении организаций, чья деятельность официально приостановлена, допустимо применение ст. 416, 417 ГК РФ.

Существенное изменение обстоятельств

По общему правилу, согласно ст. 451 ГК РФ, существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором. В этой связи, для решения вопроса о применения ст. 451 ГК РФ к договору аренды, в первую очередь необходимо убедиться, что в договоре отсутствуют положения, прямо исключающие возможность изменения или расторжения договора аренды при существенном изменении обстоятельств.

Гражданский кодекс, в первую очередь, предлагает сторонам договора самостоятельно договориться об изменении договора при наступлении существенного изменения обстоятельств. В этой связи мы рекомендуем арендаторам самостоятельно инициировать переговоры с арендодателями в отношении уменьшения арендной платы в сложившихся обстоятельствах.

Если договориться не удалось, стороны могут обратиться в суд; ст. 451 ГК РФ приводит условия, которые должны соблюдаться для судебного удовлетворения требования об изменении договора по данному основанию. Однако необходимо учитывать, что в судебной практике сложился достаточно жесткий подход к трактовке существенного изменения обстоятельств. Применительно к аренде, суды не признавали ухудшение экономической обстановки и снижение спроса на товары [6], а также сокращение штата [7] основанием для досрочного расторжения договора аренды; снижение рыночной стоимости арендуемых помещений и изменение конъюнктуры рынка [8], а также инфляционные колебания [9] не признавались основаниями для снижения арендной платы.

Читайте так же:
Как получить уведомление о применении УСН

Концепция существенного изменения обстоятельств предоставляет возможность как изменения, так и расторжения договора. С учетом приведенной практики, в случае отказа арендодателя от изменения договора аренды в добровольном порядке, возможность судебного снижения арендной платы на основании ст. 451 ГК РФ в отношении организаций, чья деятельность официально не приостановлена, представляется спорной.

Существенное ухудшение условий пользования имуществом

Согласно п. 4 ст. 614 ГК РФ, если законом не предусмотрено иное, арендатор вправе потребовать соответственного уменьшения арендной платы, если в силу обстоятельств, за которые он не отвечает, условия пользования, предусмотренные договором аренды существенно ухудшились.

Необходимо отметить, что судебная практика по данной норме, в основном, связывает возможность уменьшения арендной платы с объективной невозможностью пользоваться арендованными помещениями по обстоятельствам, не зависящим от арендатора [10]. Такими обстоятельствами могут быть, например, затопление помещения по причине осадков [11] или прекращение существования некоторых объектов аренды [12] или прекращение арендодателем доступа к арендованным помещениям [13].

С учетом совокупного анализа судебной практики, на текущий момент статья 614 ГК РФ истолковывается судами преимущественно как позволяющая снизить арендную плату в случае, когда арендатор лишен возможности пользоваться помещениями из-за наступления событий, которые ухудшают такое пользование или делают его невозможным.

Подводя итог сказанному, представляется, что выбор способа действий арендатора зависит, прежде всего, от его целей:

  • В случае желания арендатора получить арендные каникулы на период приостановки, представляется возможным прибегнуть к статьям 416, 417, 451 ГК РФ (если применение стать 451 не исключено договором аренды);
  • Если по причинам, связанным с коронавирусом, арендодатель по своей инициативе ограничивает доступ в помещения арендаторам (например, закрывает офисный центр), арендаторы вправе прибегнуть к снижению арендной платы на основании ст. 616 ГК РФ.

Кроме того, мы дополнительно рекомендуем тщательно проанализировать договор аренды с точки зрения наличия в нем условий, позволяющих в сложившейся ситуации снизить арендную плату или отсрочить ее оплату.

[1] Например, Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2000 N 5598/00
[2] Пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7
[3] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.01.2016 по делу N А56-85550/2014
[4] Апелляционное определение Верховного суда Республики Мордовия от 18.01.2018 по делу N 33-96/2018
[5] П. 5 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104
[6] Постановление АС Западно-Сибирского округа от 26 августа 2014 по делу № А27-18034/2013
[7] Постановление Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 N 9600/10 по делу N А17-1960/2009
[8] Постановление АС Московского округа от 22 августа 2018 года по делу №А41-75942/2017
[9] Постановление Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 N 1074/10 по делу N А40-90259/08-28-767
[10] Например, п. 5 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2017) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 12.07.2017), п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015)
[11] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2020 N Ф05-336/2020 по делу N А40-298756/2018
[12] Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.04.2019 N Ф01-1419/2019 по делу N А43-26742/2018
[13] Постановление Президиума ВАС РФ от 09.04.2013 N 13689/12 по делу N А67-3141/2011

Договор аренды после пандемии: форс-мажор и существенное изменение обстоятельств

Стороны договора аренды, особенно заключенного на длительный срок, достаточно часто в практике своих взаимоотношений используют институты форс-мажора, как инструмента для освобождения от ответственности за нарушение обязательств, и существенного изменения обстоятельств, как основания для изменения или расторжения договора. Еще одним важным инструментом является прекращение обязательства невозможностью исполнения. Суды нечасто шли навстречу заявленным требованиям в связи со сложностью доказывания оценочных категорий, которыми являются форс-мажор и существенное изменение обстоятельств. После введения серьезных ограничительных мер, связанных с распространением новой коронавирусной инфекции, интерес к рассматриваемым институтам обязательственного права существенно вырос, при этом существует обоснованное мнение, что суды дела о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств будут рассматривать более углубленно, основываясь в том числе и на разъяснениях Верховного Суда РФ по этим вопросам. Это же можно сказать и про невозможность исполнения.

BGP Litigation разбирает, что собой представляет форс-мажор, существенное изменение обстоятельств и невозможность исполнения в арендных договорах и как эти инструменты могут быть применены на практике.

Гражданско-правовые конструкции, которые могут быть использованы в условиях пандемии сторонами договора аренды

Гражданским кодексом РФ предусмотрены следующие инструменты обязательственного права, позволяющие изменить условия ранее заключенных договоров:

  • обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) (п. 3 ст. 401 ГК РФ);
  • существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ);
  • невозможность исполнения обязательств (ст. 416 ГК РФ).
  • является чрезвычайным: исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого в конкретных условиях является необычным. Это выход за пределы нормального, обыденного, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах;
  • является непредотвратимым: любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность (объективная непредотвратимость), не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий;
  • является объективной причиной невозможности исполнения конкретного обязательства: именно само обстоятельство (а не сложности фактического и правового характера, которое оно может вызывать) напрямую влечет невозможность исполнить обязательство.
Читайте так же:
Генеральная доверенность на представление интересов физического лица

Сам по себе факт распространения коронавирусной инфекции и принятие органами власти ограничительных мер на отдельных территориях не свидетельствуют о наступлении форс-мажора. Необходимо учитывать категории должников, тип их деятельности, условия ее осуществления, регион, в котором действует организация. При этом должник может быть освобожден от ответственности за неисполнение обязательств лишь в том случае, если судом будет установлено наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств.

Таким образом, для освобождения от ответственности за просрочку уплаты арендной платы арендатору необходимо доказать как сам факт наступления обстоятельства непреодолимой силы, так и причинно-следственную связь между нарушением своего обязательства по договору и обстоятельством непреодолимой силы. Следует помнить, что само по себе объявление форс-мажора не освобождает от исполнения обязательства — оплаты аренды нежилого помещения, например. При этом неуплата долга еще до появления форс-мажора повлечет за собой отказ от освобождения за нарушение обязательства по оплате.

Для того чтобы подтвердить форс-мажор, арендатору следует обратиться в торгово-промышленную палату субъекта, которая вправе подтверждать наличие обстоятельств, признанных форс-мажором. Этот документ арендатор может использовать в качестве доказательства, однако окончательную оценку такому доказательству дает все равно суд. Желательным является предоставление и иных доказательств, свидетельствующих о наступлении форс-мажора.

Должник, нарушивший обязательство вследствие форс-мажорных обстоятельств, не несет ответственности за его неисполнение (ненадлежащее исполнение). В частности, должник освобождается от возмещения убытков и выплаты неустойки за просрочку.
Дальнейшая судьба обязательства зависит от того, останется ли возможность его исполнения после прекращения обстоятельств непреодолимой силы:

А. Исполнение обязательства будет возможно — обязательство не прекращается, но кредитор вправе отказаться от договора, если вследствие просрочки он утратил интерес к исполнению;

В. Исполнение обязательства после отпадения форс-мажора невозможно – обязательство прекращается невозможностью исполнения.

Договор между сторонами может содержать иные условия о последствиях наступления форс-мажора, в том числе положение о праве стороны расторгнуть договор в этом случае.

Пересмотр условий заключенных договоров в связи с существенным изменением обстоятельств

Основанием для изменения или расторжения договора является существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа (статья 451 ГК РФ).

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, то договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Общие условия для изменения или расторжения договоров, установленные Гражданским кодексом РФ:

  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  • исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Суд в исключительных случаях может изменить условия договора в связи с существенным изменением обстоятельств, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях. Договором может быть исключено применение ст. 451 ГК РФ к отношениям сторон.

В судебной практике сложился достаточно жесткий подход к трактовке существенного изменения обстоятельств. Так, суды не относили к существенному изменению обстоятельств финансовый кризис, рост цен на поставляемые товары, изменение курса валюты.

Применительно к договорам аренды ухудшение финансового состояния юридического лица или экономической обстановки в целом, снижение спроса на товар, сокращение штата сотрудников и изменение рыночной конъюнктуры суды также отказывались признавать существенным изменением обстоятельств. Позиция судов сводилась к возможности сторон предвидеть эти изменения.

На настоящий момент также не сформирована положительная судебная практика, свидетельствующая о возможности изменения или расторжения договора по причине влияния коронавирусной инфекции и принимаемых ограничительных мер на обстоятельства исполнения сторонами своих обязательств. Однако учитывая, что изменения в хозяйственной жизни, возникшие вследствие пандемии, обладают двумя главными характеристиками: чрезвычайностью и непредотвратимостью, есть все основания ожидать иной подход судов по этому вопросу. В этом случае важно доказать, что стороны не могли разумно предвидеть наступление таких обстоятельств.

Читайте так же:
Закон 1738-1 «О плате за землю»

Прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения

В законе и судебной практике выделяют фактическую и юридическую невозможность исполнить обязательство. Юридическая невозможность в первую очередь связана с ограничениями, вводимыми органами государственной власти.

Изложенные выше инструменты являются универсальными средствами изменения договорных условий, при этом стоит помнить, что в условиях карантина был принят целый блок законодательных новелл, направленных на поддержку пострадавших отраслей и компаний. Это отсрочка (рассрочка), а также снижение арендной платы, освобождение от арендных платежей, если предметом аренды является государственное имущество, пролонгация договоров аренды и, напротив, отказ от договора без каких-либо штрафных санкций и др.

В этой связи необходимо порекомендовать сторонам договора аренды в случае возникновения спорной ситуации внимательно проанализировать сложившееся отношения, выбрать наиболее подходящий способ защиты права и обратиться к своему контрагенту с обоснованным письменным требованием, направленным на урегулирование спорных вопросов.

Отказ контрагента от исполнения договора, сложности в реализации своих обязательств

Любой экономический кризис — это стрессовая ситуация для бизнеса, а со стрессом все справляются по-разному; наиболее универсальный рецепт – сокращение издержек. Однако для многих игроков рынка сокращение издержек сопряжено с отказом от исполнения своих обязательств по договорам. В связи с этим в настоящее время актуальными являются вопросы о том, существует ли возможность расторжения или изменения условий договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ), в частности, в связи с изменением курса иностранной валюты и признается ли последнее обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором).

В данной статье мы проанализируем позицию, которую сегодня занимают суды в делах о расторжении договоров в связи с экономическим кризисом и признании кризисных явлений форс-мажорными обстоятельствами, и постараемся сделать выводы о том, изменилась ли позиция судов по данному вопросу с момента прошлого кризиса 2008 года.

По вопросу расторжения договоров в связи с существенным изменением курсов иностранных валют по отношению к российскому рублю, суды, как и прежде, считают, что это обстоятельство не может быть основанием для расторжения договора.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о расторжении договоров в связи с изменением курсов валют, суды приводят следующие доводы[1]:

  • Гражданский кодекс РФ предоставляет сторонам возможность расторжения договора при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении такого договора, за исключением случаев, если иное предусмотрено договором и/или вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть договор вообще не мог быть заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях[2].
  • Кроме того для расторжения договора в судебном порядке должны быть соблюдены одновременно следующие условия:[3]:
  1. в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  2. изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  3. исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  4. из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
  • Еще один довод в пользу отказа от расторжения договора – зная, что официальной денежной единицей в Российской Федерации является рубль и, заключая, тем не менее, договор в иностранной валюте, должник берет на себя риск изменения курса иностранной валюты по отношению к рублю. В соответствии с законодательством о валютном регулировании соотношение рубля и иностранной валюты постоянно меняется, и поэтому повышение курса иностранной валюты по отношению к валюте Российской Федерации нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, влекущие для сторон последствия, установленные в ст. 451 ГК РФ.

Что касается форс-мажора, то суды также не признают изменение курсов валют обстоятельствами непреодолимой силы, указывая на следующее[4]:

  • В силу пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Проанализировав данную норму права, можно заключить, что неблагоприятные для должника изменения экономики, не связанные с установлением нормативных запретов, исключающих возможность исполнения обязательств, такие как: ухудшение экономической конъюнктуры, изменение структуры рынка, усиление конкуренции, а также собственные ошибки и просчеты при осуществлении предпринимательской деятельности, не являются обстоятельствами непреодолимой силы. Они относятся к категории предпринимательского риска (риск убытков от предпринимательской деятельности, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов).

  • Термином «непреодолимая сила» может быть обозначено только то обстоятельство, непредвидимое при условиях обычной хозяйственной деятельности, которое не может быть предотвращено при необходимой степени заботливости и применении экономически допустимых средств, учета наступления которого невозможно требовать от субъекта по причине частоты его наступления.
  • Заключая договор и принимая на себя обязательства в иностранной валюте сторона должна проявить ту степень заботливости и осмотрительности, которая присуща стороне гражданского оборота, оценить все возможные риски, учитывать последствия изменения курса валют, который не является постоянной величиной, а подвержен колебаниям и зависит от различных факторов.
Читайте так же:
Придомовая территория с точки зрения закона

Отдельного внимания заслуживают «санкции», введенные российской стороной в отношении западных партнеров. Здесь суды заняли обратную позицию и признают «антисанкционные акты»[5] государственных органов и должностных лиц России обстоятельствами непреодолимой силы. Несмотря на то, что с момента введения Россией ответных мер к странам, применивших санкции, прошло совсем немного времени, позиция судов уже начала формироваться.

Так, суды указывают, что принятие Правительством Российской Федерации постановления № 778 является исключительным обстоятельством, выходящим за пределы нормального, обыденного и не является прогнозируемым событием[6]. Суды также указывают на необходимость обязательного уведомления контрагента по сделке о наступлении обстоятельств непреодолимой силы. Мы также рекомендуем для целей подтверждения факта наступления обстоятельства непреодолимой силы получать в Торгово-промышленной палате документ, свидетельствующий наступление таких обстоятельств[7].

Также следует отметить, что в деле №А56-71546/2014, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области учел, что принятие Правительством Российской Федерации постановления № 778 настолько повлияло на финансовое положение истца (арендатора), что он не смог исполнять надлежащим образом свои обязательства по договору аренды. Суд расценил принятие Правительством РФ постановления № 778 как обстоятельство непреодолимой силы и освободил истца (арендатора) от ответственности за ненадлежащее исполнение своих обязательств – уплаты пенни.

На данное решение Арбитражного суда СПб и ЛО подана апелляционная жалоба, следовательно, решение может быть отменено. Но если позиция суда первой инстанции будет поддержана вышестоящими судами, то можно будет говорить о том, что юридические лица, на финансовое положение которых непосредственное негативное влияние оказало действие постановления Правительства РФ, имеют шансы от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств.

Подводя итог, отметим, что, несмотря на существенное изменение курсов валют, суды придерживаются позиции, сформированной в ходе кризиса 2008 года, поддерживая принцип стабильности гражданского оборота. Позиция судов по вопросу признания санкций обстоятельствами непреодолимой силы пока только формируется. Мы будем следить за развитием событий.

[1] Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2014 по делу №33-41443/2014, Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 16.06.2014 по делу №33-5551/2014, Постановление ФАС Московского округа от 02.07.2009 по делу №А41-3439/09, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.09.2010 по делу N А26-9641/2009

[2] Ст. 451 Гражданского кодекса РФ.

[3] П. 2 ст.451 Гражданского кодекса РФ.

[4]Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2014 по делу №33-41443/2014, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.02.2013 по делу №А32-23273/2012, Апелляционное определение Московского городского суда от 04.09.2012 по делу N 11-19553, Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2010 N 16АП-6/2010(1) по делу N А63-3908/2009-С1-19.

[5] Указ Президента РФ от 06.08.2014 N 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 07.08.2014 №778 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 г. №560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации».

[6] Решение Арбитражного суда Хабаровского края от 19.12.2014 по делу №А73-13542/2014, Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10.02.2015 по делу №А56-71546/2014.

[7] П.3 ст.15 Закона РФ от 07.07.1993 N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации».

Освобождение от ответственности, Расторжение договора

Изменение и расторжение договоров в условиях кризиса

В периоды резких колебаний конъюнктуры рынка значительно возрастает интерес участников оборота к правовым конструкциям, позволяющим изменить или прекратить обязательства, условия которых были согласованы в экономических обстоятельствах, существенно отличных от текущих, либо избежать ответственности за их неисполнение. Однако правовая норма может быть признана "работающей" лишь в той мере, в которой она востребована судами. И хотя недавние публичные комментарии Председателя ВАС РФ А.Иванова дают серьезные основания усомниться в действенности использования ст.ст.401 и 451 ГК РФ со ссылками на кризис, рассмотрим практику применения этих норм ФАС округов.

Читайте так же:
Из декрета в декрет: как оформить документы

Прежде всего попытаемся решить непростую задачу формализации весьма широкого понятия "кризис", которым обычно описывают текущее положение как мировой, так и отечественной экономики.

Не претендуя на полноту и исчерпывающий характер, выделим лишь несколько факторов:

— резкое изменение цен на товары, работы и услуги;

— резкое изменение курсов иностранных валют к рублю;

— отказ в предоставлении кредитов и изменение условий ранее выданных кредитов, а также задержка или прекращение бюджетного финансирования;

— невозможность ввода в эксплуатацию объектов недвижимости.

Далее проанализируем, как суды оценивают данные (или схожие с ними) обстоятельства применительно к таким правовым конструкциям, как освобождение от ответственности за неисполнение обязательства ввиду обстоятельств непреодолимой силы (ст.401 ГК РФ) и расторжение или изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст.451 ГК РФ).

Преодолимая сила

Норма п.3 ст.401 ГК РФ, дающая определение понятию "обстоятельства непреодолимой силы", фактически содержит в себе состав доказывания для защиты от применения мер ответственности. Обстоятельства, на которые ссылается неисправная сторона, должны носить "чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях" характер. Кроме того, должна быть доказана причинно-следственная связь между неисполнением обязательства и этими факторами. Приведенный законодателем примерный перечень случаев, которые не охватываются понятием непреодолимой силы (нарушение обязанностей контрагентами должника, отсутствие товаров на рынке и отсутствие средств у должника), дополнительно усложняет доказывание, поскольку такие исключения могут расширительно толковаться кредитором.

Неудивительно, что судебная практика крайне осторожно подходит к применению названной нормы и весьма редко предоставляет допустившему нарушение должнику защиту по этому основанию. Остановимся лишь на наиболее ярких примерах, подчеркивающих невысокую перспективность использования данного направления защиты со ссылкой на перечисленные выше факторы.

Резкое изменение уровня цен и конъюнктуры рынка неоднократно было примером правовой оценки судов кассационной инстанции, и практика последовательно отказывается признавать его обстоятельством непреодолимой силы.

Так, в постановлении ФАС МО от 28.07.2005 N КГ-А40/6518-05-П суд округа поддержал выводы первой инстанции, указав, что "увеличение цены товара не относится к обстоятельствам непреодолимой силы, освобождающим от ответственности согласно статье 401 ГК РФ".

В постановлении ФАС МО от 22.01.2007 N КГ-А40/9630-06 подчеркнуто, что "ссылки кассационной жалобы на финансовые трудности, возникшие вследствие невозможности реализации поставленной истцом продукции и отказа от нее розничных контрагентов, в обоснование освобождения его от уплаты неустойки не являются основанием для отмены или изменения обжалуемого решения".

В постановлении ФАС МО от 03.02.2005 N КГ-А40/13350-04 кассационная инстанция сделала более широкий вывод: "Действие непреодолимой силы должно быть органически связано с конкретными гражданско-правовыми обязательствами сторон и быть непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения".

В судебной практике удалось выявить и пример обратного подхода: в постановлении ФАС СКО от 17.03.2000 N Ф08-264/2000 сказано, что "в число таких обстоятельств (содержащихся в п.3 ст.401 ГК РФ. — И.А.) включается и резкое повышение уровня цен. По данному делу резкий рост цен (в том числе цен на муку), происшедший после августа 1998 года, при сохранившемся минимальном размере оплаты труда привел к невозможности обеспечить соотношение между отпускной ценой на хлеб и минимальным размером оплаты труда на уровне, установленном договором". Между тем особенности обстоятельств дела и распространенность противоположной позиции позволяют говорить об этом примере скорее как об исключении из общего правила.

Нетипичные колебания курсов иностранных валют к рублю были оценены в судебной практике, сложившейся по итогам событий 1998 года. Суды единообразно отвергают возможность квалификации этих колебаний по п.3 ст.401 ГК РФ.

В постановлении ФАС МО от 29.01.99 N КГ-А40/3608-98 кассационная инстанция подтвердила позицию нижестоящих судов об "отсутствии обстоятельств, находящихся в причинной связи с ненадлежащим исполнением банком поручения клиента, которые можно было бы отнести к обстоятельствам непреодолимой силы в соответствии со ст.401 ГК РФ".

А в постановлении ФАС СКО от 05.01.2000 N Ф08-2993/99 окружной суд отменил постановление апелляционной инстанции, которая "не указала, какую роль сыграл скачок курса доллара по отношению к курсу национальной валюты России, имевший место в августе 1998 года, при перечислении банком валютных средств, принадлежащих истцу".

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector