Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Долг без права передачи

Долг без права передачи

Банк России опубликовал документ, согласно которому кредитор должен обеспечить право заемщика отказаться от продажи его долга третьему лицу. Как отмечают правозащитники, нарушения здесь нередки, причем заемщика, как правило, не оповещают о смене кредитора, что приводит к конфликтным ситуациям. По словам экспертов, чаще всего третьим лицам продают кредиты, просрочка по которым превышает год.

Фото: Николай Цыганов, Коммерсантъ

Фото: Николай Цыганов, Коммерсантъ

Банк России 24 августа сообщил (.pdf), что по результатам поведенческого надзора выявлены случаи, «когда заемщики не имели выбора или не могли повлиять на условие договора, позволяющее запретить уступку прав (требований) третьим лицам». Между тем такое право у заемщика есть, и оно закреплено в законе «О потребительском кредите».

В ЦБ “Ъ” заверили, что нарушения не носят массовый характер и обращения по этим вопросам составляют незначительную часть всех поступающих жалоб. «Информация, которую Банк России получает в ходе надзорных мероприятий, используется для превентивных мер, предупреждающих разрастание проблемы. Регулятор разрабатывает разъяснения и рекомендации для участников рынка и следит за их реализацией в целях защиты интересов потребителей финансовых услуг»,— пояснили в ЦБ. Там подчеркнули, что в данном случае речь идет не столько об «опасностях» переуступки долга для заемщика, сколько о необходимости «соблюдения установленной законом прозрачности реализации кредитором права заемщика на запрет передачи его долга третьим лицам».

Однако эксперты утверждают, что проблема гораздо серьезнее.

Как рассказала “Ъ” руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева, переуступка долга третьим лицам без уведомления заемщика происходит часто. Если при этом заемщика не уведомляют о передачи долга по цессии к взыскателю, есть огромный риск возникновения конфликтных ситуаций, поясняет она: «Когда гражданину звонят неизвестные люди и сообщают, что они купили долг и теперь требуют возврата денег, не каждый поверит, уточнит реквизиты нового кредитора и начнет исполнять обязательства — многие должники справедливо считают, что их должны были уведомить о передаче долга, и просто блокируют взыскателей». Взыскатели же, добавляет госпожа Лазарева, в ответ начинают вести себя жестче, полагая, что должник недобросовестен и не собирается исполнять обязательства. «Как раз из таких историй и возникают информационные поводы об излишнем давлении взыскателя на должника»,— полагает эксперт.

В письме ЦБ упоминается еще один важный аспект — гражданин имеет право взять договор домой и ознакомиться с ним в спокойной обстановке: «На это законодательство выделяет пять рабочих дней, в течение которых гражданин может в том числе принять решение о запрете уступки прав (требований) на его задолженность». Это право нарушается кредиторами повсеместно.

По словам Евгении Лазаревой, известны случаи, когда менеджеры исходно принуждают клиентов подписать договор с проставленными в нужных местах галочками, объясняя, что по-другому деньги просто никто не выдаст.

Речи о том, что клиенту разъясняется право отказаться от переуступки долга третьим лицам в таком случае, по ее словам, и быть не может. «Так было, например, с ГК «РосДеньги», в которую совместно с сотрудниками прокуратуры мы приходили с контрольной закупкой. И как раз отказ сотрудницы «без разрешения руководства» предоставить договор на ознакомление и заключать его с отказом от переуступки прав требования третьим лицам был в числе претензий прокуратуры»,— рассказала госпожа Лазарева.

Стратегия работы с долгами отличается у разных банков. Так, по словам главы банка «Русский стандарт» Александра Самохвалова, там не продают, а даже выкупают с рынка права требования по кредитам своих заемщиков. Как пояснили в банке, сложилась такая ситуация, когда хороший кредит никто не продаст, да и кредит с просрочкой проще реанимировать, чем продать с дисконтом, а потом искать нового хорошего заемщика.

Читайте так же:
Удержания по исполнительному листу

Однако директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Иван Уклеин рассказывает, что банки могут продавать и портфель хороших долгов.

«Бывают частичные продажи «зрелых» кредитных портфелей, когда кредитование качественной клиентской базы поставлено на поток, например, автокредиты и ипотека,— долгосрочные активы банка-продавца ребалансируются в краткосрочные с одновременной разгрузкой банковских нормативов и снижением рисков»,— сообщает господин Уклеин.

Он отмечает, что чаще всего к практике уступки прав требования банки прибегают в случаях, когда собственные процедуры взыскания не приносят ожидаемого эффекта, а судебные претензии к заемщику по тем или иным причинам экономически нецелесообразны. Обычно это происходит, когда просрочка превышает год.

ВС РФ определил, при каких условиях банки могут передавать долги граждан коллекторам

ВС РФ пришел к выводу, что долги граждан по банковским кредитам можно передавать коллекторам только в случае, если такая возможность прямо предусмотрена в договоре банка с клиентом. Законодательство о защите прав потребителей не предусматривает право банка передавать права требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим соответствующей лицензии на право осуществления банковской деятельности. Однако такая возможность может быть прописана в договоре.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Суть дела

Между ОАО «УРСА Банк» и гражданкой К. 31.10.2007 заключен кредитный договор по программе «кредитная карта VISA», согласно которому банк предоставил заемщице кредит в размере 35 000 руб. под 25% годовых. Срок действия кредитного договора — до востребования, но не позднее 27.05.2027. Во исполнение кредитного договора банк осуществил перечисление денежных средств ответчику в размере 35 000 руб, что подтверждается выпиской по счету.

Позднее ОАО «УРСА Банк» был реорганизован в ОАО «МДМ Банк», который, в свою очередь, был реорганизован в ПАО «Бинбанк».

В феврале 2013 г. между ОАО «МДМ Банк» и ЗАО КБ «Кедр» заключен договор, согласно которому к ЗАО КБ «Кедр» перешло право требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К. И в этот же день права требования по кредитному договору, заключенному с гражданкой К., последовательно перешли от ЗАО КБ «Кедр» к ОАО «АБ „Пушкино“», а затем к ООО «Нет долгов» в связи с заключением договоров уступки прав от 27.02.2013.

Через год, 10.02.2014, между ООО «Нет долгов» (цедент) и ООО «Бастион» (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии), согласно которому цессионарий принял права требования к физическим лицам по выкупленным цедентом кредитным обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, заключенных с должниками третьим лицом. В реестре уступаемых прав по договору числится кредитный договор, заключенный гражданкой К. Сумма задолженности ответчика по кредитному договору на момент передачи прав требования составляла около 713 000 руб.

ООО «Бастион» обратилось в суд с иском к гражданке К. о взыскании задолженности по кредитному договору в размере уже 865 000 руб. (к этому моменту сумма задолженности еще возросла), а также расходов на оплату государственной пошлины в размере 12 000 руб.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца. Он исходил из того, что гражданка К. ненадлежащим образом исполняла свои обязательства по кредитному договору, права требования по которому уступлены по договору цессии ООО «Бастион».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом, что согласие гражданки К. на заключение оспариваемых договоров цессии не требовалось, поскольку личность кредитора не имела существенного значения для исполнения должником обязательств, вытекающих из кредитного договора. Кроме этого, суд отметил, что кредитный договор не содержит условия, запрещающего передачу прав третьим лицам.

Читайте так же:
Годовая премия: порядок выплаты и налогообложение

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. При этом он руководствовался следующей логикой.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделок уступки прав от 27.02.2013) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ). При этом в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Закон РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей» не предусматривает право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность передачи права требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, однако такая уступка допускается, если соответствующее условие предусмотрено договором между кредитной организацией и потребителем и было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, кредитный договор, заключенный между банком и гражданкой К., а также условия кредитования, являющиеся его неотъемлемой частью, не содержали положения о возможности уступки прав по данному договору третьим лицам. Таким образом, судом первой инстанции не учтены, а судом апелляционной инстанции неправильно применены разъяснения, содержащиеся в п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17. Подобные нарушения права являются существенными, так как они повлияли на исход дела.

Приведенное дело является не первым прецедентом, в котором ВС РФ запретил уступку права требования к должнику по кредитному договору коллекторам в случае, если подобная возможность прямо не предусмотрена в договоре. Ранее соответствующая правовая позиция высказывалась, в частности, в определениях ВС РФ от 06.11.2018 № 14-КГ18-47, от 23.06.2015 № 53-КГ15-17.

Отметим, что на практике банки в большинстве случаев все же прописывают в кредитном договоре свое право на уступку праву требования. И заемщикам, как правило, сложно добиться исключения подобных условий.

Оплата третьим лицом договора цессии не лишает цессионария права требования возврата денег у должника

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-2386 (11) по делу № А40-12417/2016, в котором разобрался, лишает ли цессионария оплата третьим лицом договора цессии права требования возврата денежных средств у должника.

11 декабря 2015 г. между ООО «Коммерческий банк “Эргобанк”» и Натальей Ирченко был заключен договор цессии, в соответствии с которым банк уступил ей права требования к Вадиму Кондратьеву по кредитному договору, а также по договорам, обеспечивающим исполнение кредитных обязательств. За приобретаемые Натальей Ирченко права со счета ее отца была произведена оплата в размере почти 15 млн руб.

Читайте так же:
В каких судах рассматриваются уголовные дела?

15 января 2016 г. у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, назначена временная администрация по управлению кредитной организацией. А 24 декабря 2018 г. Арбитражный Суд г. Москвы по заявлению конкурсного управляющего признал договор цессии недействительной сделкой на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, восстановил права банка по кредитному договору к Вадиму Кондратьеву в качестве последствий недействительности.

Наталья Ирченко обратилась к конкурсному управляющему с заявлением о включении почти 15 млн руб., уплаченных банку по признанному недействительным договору цессии, в реестр требований кредиторов должника, однако получила отказ ввиду принадлежности денег ее отцу, с чьего счета была произведена оплата по договору цессии.

Женщина обратилась в суд с возражениями на отказ конкурсного управляющего включить ее требования в реестр. Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций сослались на ст. 167 и 313 ГК. Они пришли к выводу о необоснованности отказа конкурсного управляющего, указав, что надлежащей двусторонней реституцией в данном случае будет восстановление прав требования к банку у Натальи Ирченко, являвшейся стороной сделки, признанной впоследствии недействительной. Оплата третьим лицом договора цессии законна и не лишает Наталью Ирченко права требования возврата денежных средств у банка, так как ее отец не являлся самостоятельным участником сделки.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд округа указал, что надлежащей двусторонней реституцией по данному обособленному спору является восстановление задолженности банка перед отцом Натальи Ирченко, что приведет к восстановлению именно того положения, которое существовало до совершения подозрительной сделки.

Наталья Ирченко обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС заметил, что суды первой и апелляционной инстанций верно установили, что признанная недействительной уступка права требования состояла из двух встречных обязательств, где, c одной стороны, Ирченко получила от банка право требования к Кондратьеву по кредитному договору, а, с другой стороны, банк получил от нее денежные средства в счет оплаты уступленного им права.

Суд указал, что в данном случае отец Натальи Ирченко, перечисливший в порядке ст. 313 ГК денежные средства, не являлся самостоятельным участником сделки. ВС заметил, что соглашение, лежащее в основании банковской операции по переводу денежных средств со счета отца Натальи Ирченко за нее в пользу банка в качестве оплаты сделки, а также обстоятельства оплаты третьим лицом за цессионария договора уступки права требования не являлись предметом оспаривания конкурсным управляющим, не были признаны недействительными, следовательно, не лишают женщину права требования уплаченных денежных средств с банка ввиду признания недействительной сделкой договора цессии, стороной по которому выступала она.

Таким образом, подчеркнул ВС, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что признание соответствующей сделки недействительной влечет восстановление права требования Ирченко к банку как стороны признанной недействительной сделки, а у суда округа отсутствовали основания для отмены судебных актов. Верховный Суд отменил постановление суда округа, оставив в силе решения нижестоящих инстанций.

В комментарии «АГ» адвокат, партнер АБ «Синум АДВ» Артем Казанцев заметил, что вопрос о применении последствий недействительности сделки становится предметом рассмотрения Верховного Суда не в первый раз. В частности, высшие суды неоднократно разъясняли, что последствия недействительности сделки могут быть применены лишь к сторонам этой сделки (Определение ВС от 15 мая 2012 г. № 67-В11-10; Определение Верховного Суда от 10 мая 2011 г. № 37-В11-1; Постановление Президиума ВАС от 21 ноября 2006 г. № 9308/06 по делу № А32-17881/2003-39/227).

Несмотря на это, указал Артем Казанцев, судебная практика по-прежнему не выработала единого подхода по некоторым вопросам. В частности, в рамках дела, ставшего предметом рассмотрения Верховного Суда 9 ноября 2020 г., в обособленных спорах с аналогичными обстоятельствами при применении последствий недействительности сделки суд признавал право требовать возврата денежных средств за лицами, фактически перечислившими денежные средства за сторону договора уступки.

Читайте так же:
Бланк доверенности на управление автомобилем в 2022 году

«В рассматриваемом определении Верховный Суд обратил внимание, что третье лицо, перечислившее в порядке ст. 313 ГК РФ денежные средства за свою дочь, не являлось самостоятельным участником оспоренной сделки и не может занять место стороны сделки, к которой применяются последствия ее недействительности. Данная позиция Верховного Суда последовательна и логична. Согласно п. 5 ст. 313 ГК к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. 387 ГК РФ, что не свидетельствует о приобретении таким третьим лицом прав должника, обязательство по оплате которого было исполнено», – заключил Артем Казанцев.

Его коллега, адвокат АБ «Синум АДВ» Андрей Амбарцумов заметил, что постановление кассации искренне удивляет: «Арбитражный суд Московского округа, чересчур буквально толкуя норму о восстановлении первоначального положения, которое существовало до совершения сделки, посчитал, что право на включение в реестр имеет не цессионарий, а третье лицо, исполнившее за него обязательство. Однако исполнение обязательства третьим лицом за должника не делает его автоматически кредитором по встречному обязательству», – указал адвокат. Он добавил, что, отменяя кассационное постановление, Верховный Суд поступил в полном соответствии с законом и сложившейся судебной практикой.

Адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов отметил, что с учетом того обстоятельства, что управляющим не оспаривалась ни сделка цессии, ни платеж во исполнение обязательств цессионария со стороны третьего лица, в силу ст. 313 ГК обязательство считается исполненным непосредственно цессионарием. «Поскольку оплата признана недействительной в порядке реституции, восстанавливается положение, которое существовало до совершения сделки, но не в фактическом (как посчитал суд округа), а в юридическом смысле. В данном случае третье лицо, осуществившее платеж, вправе требовать расчетов у лица, за которого происходила оплата, но никак не с кредитором (банком)», – указал он.

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

Когда банки могут продавать долги коллекторам: решение ВС

"Сбербанк" выиграл суд у своей должницы, но решил не связываться с исполнительным производством и переуступил право требования к ней физическому лицу. Индивидуальный предприниматель, который и заключил договор цессии с кредитной организацией, попросил суд о процессуальном правопреемстве, чтобы взыскать деньги с должницы вместо банка. Но ему отказали, сославшись на отсутствие у него банковской лицензии. В деле разбирался Верховный суд.

Суды не дали "выбить" долг

Елена Хмурова* в 2011 году взяла кредит в "Сбербанке", но вовремя вернуть деньги не смогла. Кредитной организации пришлось взыскать долг – 86 420 руб. с Хмуровой в судебном порядке. Мучаться с исполнительным производством банк не захотел и переуступил право требования к должнице Алексею Глотову*. Тот, в свою очередь, заключил договор цессии с ИП Виктором Чепенко*. Последний-то и попросил суды о процессуальном правопреемстве: вместо "Сбербанка" признать его кредитором, чтобы должница выплатила ему деньги.

Сначала Советский районный суд Краснодара, а потом и апелляция отказались это делать, ссылаясь на отсутствие согласия ответчицы (дело № 33-20049/2015). По мнению судов, в спорной ситуации личность кредитора имеет существенное значение для должника. Суды пояснили, что Закон о защите прав потребителей не дает возможности банкам передать право требования по кредитному договору с потребителем тем лицам, которые не имеют лицензии на осуществление банковской деятельности (п. 51 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 года № 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"). А у Чепенко она отсутствует, да и в кредитном договоре Хмуровой не прописана возможность передачи прав к лицам без банковской лицензии.

Читайте так же:
Брачный договор - образец 2022 года с правилами заполнения

Получить деньги можно и без банковской лицензии

Истец не согласился с такими выводами и обжаловал решения нижестоящих инстанций в Верховный суд. "Тройка" под председательством Вячеслава Горшкова пояснила, что долг Хмуровой взыскан в пользу банка в судебном порядке (дело № 18-КГ16-79). Значит, при разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для должника не имеет значения личность взыскателя, даже если у него нет лицензии на осуществление банковской деятельности, подчеркнул ВС. Судьи пояснили, что закон не запрещает взыскателю заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Кроме того, в п. 4.2.4 кредитного договора Хмуровой с банком предусмотрена возможность кредитора переуступить свои права по соглашению другому лицу без согласия заемщика, отметил ВС. "Тройка" заключила, что по смыслу этого положения кредитная организация могла заключить договор цессии с любым третьим лицом, в том числе и без лицензии на осуществление банковской деятельности.

ВС постановил отменить решение апелляции и отправить дело на новое рассмотрение обратно в Краснодарский краевой суд (прим. ред.на данный момент оно еще не рассмотрено).

Совет экспертов Право.ru: "Не бойтесь предлагать банкам свои условия"

У Дениса Фролова, партнера юридической компании "BMS Law Firm", вызывают недоумение судебные акты нижестоящих инстанций, которые отказали предпринимателю в правопреемстве: "Те же Арбитражные суды уже давно решают такие вопросы однозначно: если нет договорных ограничений, то банк может уступить права требования к должнику любому лицу". Юрист полагает, что наличие запрета на правопреемство создало бы очень серьёзные экономические последствия для всего банковского сектора: "Кредитные организации, уступая проблемные долги, избавляются от просроченной задолженности, не делают резервы". Гражданам эксперт дает следующий совет: "Если хотите сделать невозможной уступку права требования по кредитному договору, то пропишите соответствующее условие в договоре". Но тут же оговаривается, что на практике это слабореализуемо, так как в подавляющем большинстве случаев заёмщик подписывает договор на условиях редакции банка без возможности его изменить.

Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер АБ ЕМПП, отмечает, что практика ВС по спорному вопросу последовательна с середины 2015 года. Он считает, что такая позиция ВС направлена на пресечение недобросовестных действий со стороны заемщика, уклоняющегося от погашения задолженности.

Подтверждает слова коллеги Диана Агасиева, адвокат КА "Бурцева, Агасиева и партнеры", и приводит в пример аналогичное решение ВС по спорному вопросу – Определение от 07 июня 2016 года (дело № 8-КГ16-10). Адвокат разъясняет, что по общему правилу действующего законодательства должника нужно уведомить в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Гражданам она советует не бояться предлагать банку заключить договор на условиях, удобных для заемщика.

Антон Помазан, старший юрист "BGP Litigation", дополняя других спикеров, поясняет, что в декабре 2013 года приняли Федеральный закон № 353 "О потребительском кредите", который разрешил банкам уступать права требования по долгам иным лицам еще до исполнительного производства. Юрист подчеркивает, что речь обычно идет о цессии по небольшим суммам: "Банкам невыгодно самостоятельно заниматься их взысканием". Личность кредитора имеет значение только при получении и обслуживании кредита из-за гарантий, установленных для физических лиц, уверен Помазан.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector