Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

32-летней матери двоих детей поставили неправильный диагноз и; отрезали ногу

матери двоих детей поставили неправильный диагноз и отрезали ногу

В Симферополе охранник парковки не пустил за шлагбаум скорую помощь.

Симферополь, врачи.

НТВ.Ru: новости, видео, программы телеканала НТВ

  • 32-летней матери двоих детей поставили неправильный диагноз и отрезали ногу
  • «Он продал всех»: кто сдал легендарную разведчицу Рыжую и ее мужа
  • «Муж любуется с утра до вечера»: Надежда Кадышева похудела и изменила прическу
  • Мошенники прописали в квартире одинокой московской пенсионерки 120 человек
  • Собаки насмерть загрызли россиянку финансовых махинаций чиновницы
  • «Как у всех советских людей»: Ангелина Вовк назвала размер своей пенсии
  • Друг Градского высказался о его наследстве
  • «Обижаться — удел горничных»: Анастасия ответила на критику Вики Цыгановой
  • «Вписка удалась»: в Сети обсуждают с школьницей на вечеринке
  • Устала ждать и терпеть: почему жена Лепса решилась на развод

Челябинские медики не нашли ничего лучше, как просто ампутировать ногу матери двоих детей. В 32 года Надежда Корчагина стала инвалидом того, что ей поставили неправильный диагноз, назначили лечение и просто ждали, когда все пройдет. В материалах уголовного дела сказано, что время было упущено. Только Надежде от этого не легче.

Надежда Корчагина все еще не может свыкнуться с мыслью, что она, мать двоих детей, в 32 года стала инвалидом. Теперь она через суд пытается доказать, что произошла врачебная ошибка. Надеясь услышать извинения от медиков, которые, как она считает, назначали ей неэффективное лечение и упустили время. опухоли в ноге женщина больше года мучилась от невыносимых болей, не спала ночами. Но врачи, к которым она обращалась, не видели в ее состоянии ничего подозрительного.

Боли в ноге стали беспокоить Надежду в январе прошлого года. Тогда она впервые обратилась в Челябинскую областную клиническую больницу. Врачи, обследовав пациентку, заключили, что опухоль доброкачественная и отпустили ее домой. Не замечали опасных симптомов и в центре онкологии. Посмотрев заключение коллег, там открыто заявили, что Надежда — не их пациент.

То, что опухоль оказалась злокачественной, подтвердили врачи больницы в другом городе (Обнинске), куда она поехала, уже совсем отчаявшись. Но к этому моменту со здоровьем уже были большие проблемы. Медикам пришлось ампутировать ногу. Теперь Надежда Корчагина пытается взыскать с больницы, где ей поставили неверный диагноз, компенсацию в 5 млн рублей. Сегодня в суде представители больницы пытались переложить свою ответственность на онкоцентр, но там тоже отказываются признавать свою вину.

В СК уже возбудили уголовное дело о халатности — пока в отношении неустановленных лиц. Главное сейчас для Надежды Корчагиной — добиться от медиков денежной выплаты. Чтобы купить протез, без которого она не может полноценно жить. Впереди ей предстоит еще одна операция. За двумя детьми (младшему из которых всего полтора года) пока присматривает ее сестра.

Неправильный диагноз

Вам или вашему близкому врачи поставили неверный диагноз? Узнайте из этой статьи, нужна ли в такой ситуации помощь юриста и какие шаги стоит предпринять самостоятельно.

  1. Как определить вину врача
  2. Как определить, что диагноз оказался ошибочным
  3. Что делать, если диагноз неверный
  4. Понадобится ли квалифицированная помощь юриста?

Как определить вину врача

Несмотря на все успехи диагностической медицины, случаи неправильно постановки диагноза все еще распространены. Но не во всех ситуациях стоит обвинять врача, особенно если в обвинениях руководствоваться эмоциями.

Для подтверждения диагностической ошибки необходима экспертиза, которая позволит:

воссоздать обстоятельства постановки диагноза;

определить, достаточными ли сведениями располагал врач в момент постановки DS;

препятствовал ли пациент объективному исследованию его состояния здоровья.

Причем на последнем пункте следует остановиться чуть подробней. Нередки случаи, когда сами пациенты препятствуют постановки диагноза. Сюда следует отнести нарушение режима и условий проведения исследований, особенно при заборе крови.

Например, при исследовании «на сахар» человеку не рекомендуют есть и пить перед обследованием. Многие этими рекомендациями пренебрегают, что приводит к искажению показателей. Врач просто не может оценить клиническую картину – этому препятствует сам больной. Следовательно, будет не корректно говорить в такой ситуации о том, что неправильно поставили диагноз.

Читайте так же:
Численность работников: списочная и среднесписочная

Но диагностическая ошибка все-таки возможна и по вине врача. Это также будет определено медицинской экспертизой. Если данных для постановки диагноза было достаточно, если квалифицированный специалист на основании этих данных может поставить DS, то врач, не сумевший этого сделать, будет признан виновным.

При этом не учитываются конкретные обстоятельства, помешавшие врачу выполнить служебный долг. Невнимательность, банальная лень, предвзятое отношение к пациенту – не важно, что послужило поводом к совершению ошибки.

Как определить, что диагноз оказался ошибочным

Самостоятельно сложно оценить обоснованность поставленного диагноза. Пациент, не имеющий медицинского образования, просто не в состоянии интерпретировать клиническую картину. Но это не значит, что пациент не сможет до последнего поставить диагноз под сомнение. Следует насторожиться, если:

состояние здоровья не улучшается или началось ухудшение;

симптомы поставленного диагноза не соотносятся с имеющимися.

У Светланы К. заболел малолетний сын. Мать вызвала педиатра, который поставил диагноз ОРВИ и назначил лечение. Женщина заподозрила, что врач ошибся в диагнозе после отсутствия улучшения на 7 день болезни, при этом состояние мальчика ухудшалось. Женщина повторно вызвала педиатра, но он провел поверхностный осмотр и рекомендовал продолжать назначенное лечение, дополнительно ввел курс антибиотиков.

На 11 день болезни ребенок был госпитализирован с подозрением на пневмонию. Предварительный диагноз в больнице подтвердился. Организованная по требованию женщины комиссия определила, что педиатр поставил неправильный диагноз ребенку – спутал обычную простуду с воспалением легких.

Что делать, если диагноз неверный

Как уже говорилось выше, только комиссия имеет право определять ошибочность постановки диагноза. Чтобы ее добиться пациенту придется совершить ряд действий.

Обращение к администрации медучреждения с просьбой проведения медицинской экспертизы. Заявление следует подкрепить имеющимися документами – выписками из медицинской карты и историей болезни, данным лабораторных и специальных исследований. В большинстве случаев администрация решает вопрос и врач, допустивший диагностическую ошибку, подвергается дисциплинарной ответственности. Пациенту уточняют диагноз и назначают адекватное лечение, выплачивают компенсацию, если на этом настаивает заявитель.

Если по каким-либо причинам главврач отказал пациенту, можно направить жалобу в вышестоящую инстанцию – региональный Минздрав или Департамент здравоохранения. По факту жалобы будет проведена проверка, о результатах которой заявитель будет уведомлен в письменной форме.

Подать жалобу можно также и в прокуратуру, а если был нанесен существенный ущерб здоровью – в полицию. В этом случае органы проанализируют ситуацию, будет назначена судебно-медицинская экспертиза, которая определит правильно постановки диагноза и степень ответственности врача.

Пациент имеет право подать в суд за неправильный диагноз, но при условии соблюдения первичного обращения к администрации. Суд также назначит проведение экспертизы или примет во внимание выводы экспертов, к которым обратился больной перед подачей искового заявления в суд.

Оспорить неправильный диагноз врачей и потребовать за него компенсацию можно в судебном порядке, при этом медучреждение не сможет уйти от ответственности. Не стоит опасаться больших финансовых трат, поскольку к исковому заявлению можно прикрепить требование о компенсации судебных издержек и затрат, которые был вынужден понести пациент, права которого оказались ущемленными.

Понадобится ли квалифицированная помощь юриста?

В делах, связанных с врачебной диагностикой, без юриста не обойтись. В практике регулярно встречаются случаи, когда медработники «покрывают» своих, и выводы проведенных экспертиз оказываются не на стороне заявителя. Но это не значит, что следует отказаться от попыток отстаивать свои права, благо законодательство оставляет пациенту большое поле для маневра:

обжалование решений, выносящихся чиновниками и медработниками;

обращение в страховую, по полису которой лечился больной, с просьбой проведения досудебной медэкспертизы;

право требования проведения независимой медицинской экспертизы в аккредитованной организации по выбору истца;

обращение в суд, оспаривание его решений в апелляционном и кассационном порядке, а также в Верховном суде Российской Федерации.

Валерий Ж. последовательно обращался к администрации поликлиники и в областной департамент, однако в обоих случаях получил решение об отсутствии вины лечащего врача в диагнозе. Отчаявшись добиться правды, мужчины обратился за советом к юристам. Специалисты рекомендовали мужчине подать иск в суд и подсказали, как правильно подготовиться к процессу.

Читайте так же:
Договор поручительства к договору беспроцентного займа

В связи с частым обновлением законодательства и юридической уникальностью каждой ситуации,
мы рекомендуем получить бесплатную телефонную консультацию юриста. Свой вопрос Вы
можете задать по номеру горячей линии 8 (800) 555-40-36 или написать его в форме ниже.

Что делать, если поставили ошибочный диагноз: советы врача и юриста

От врачебной ошибки никто не застрахован. Причем дело не только в некомпетентности или халатности медика – на постановку диагноза и ход лечения влияет множество других факторов, а также бывают и вовсе трагические случайности. Что делать, если врач все-таки ошибся, и в каких случаях нужно идти в суд, обозреватель «РИАМО в Королеве» выяснила у экспертов.

Халатность или врачебная ошибка?

Врачи и юристы в один голос говорят: судебные дела, связанные с областью медицины, являются одними из самых сложных.

«Очень редко можно однозначно сказать, почему больной, например, умер во время операции. Да, есть ситуации, когда все понятно: врач совершил явную ошибку, которая привела к смерти пациента при абсолютно положительном прогнозе. Но таких случаев единицы. Чаще всего доказать вину врача практически невозможно. Хотя сегодня медиков судит общественное мнение, и есть случаи, когда врача привлекают к ответственности под давлением общества, а не из-за его ошибки», – говорит врач Андрей Сивков.

Юристы подтверждают: чтобы действительно привлечь нерадивого врача к ответственности, нужно собрать очень хорошую доказательную базу.

«Сначала нужно четко разграничить понятия «врачебная ошибка» и «халатность».

А вот халатность – это уже явное пренебрежительное и равнодушное отношение врача к своим обязанностям, которое приводит к гибели или инвалидности пациента. Именно при таких случаях наказание должно быть суровым, потому что врач заведомо совершает противоправные действия», – объясняет юрист Сергей Смирнов.

Врачебная ошибка может быть допущена по многим причинам. Например, заболевание у конкретного человека протекало нетипично, пациент ввел медика в заблуждение или не выполнял всех рекомендаций. Кроме того, может быть неисправно медицинское оборудование, а врач может ошибиться из-за неопытности, а не халатности.

«В любом случае – была ли это халатность или ошибка – при доказанной вине врач привлекается к уголовной ответственности. Меняется только мера наказания в зависимости от тяжести последствий. Уголовный кодекс предусматривает наказание в виде лишения свободы, принудительных работ и приостановки возможности заниматься врачебной деятельностью на определенный срок. К тому же независимо от наказания пациент имеет право требовать компенсацию убытков и вреда, нанесенных по вине врача. Но нужно помнить, что это уже другое делопроизводство», – рассказывает юрист.

Когда проводить экспертизу

Чтобы понять, верно ли поставлен диагноз и правильно ли назначено лечение, нужно провести медицинскую экспертизу.

«Обычно эксперты изучают историю болезни. Воссоздают состояние пациента и сравнивают его с диагнозом и проведенным лечением. Таким образом выявляется, была ли ошибка, при каких обстоятельствах она возникла, есть ли вина медика», – говорит врач.

Когда экспертиза доказывает вину врача, его привлекают к ответственности.

«Если у пациента или его родственников есть подозрения на неправильный диагноз и лечение, то не нужно сразу делать экспертизу. При несерьезных последствиях нужно сначала обратиться в администрацию медицинского учреждения и попробовать урегулировать конфликт в досудебном порядке», – советует юрист.

Однако если сделать это не удается, а представители лечебного учреждения не идут на контакт или долгое время уходят от ответа, то нужно обратиться в страховую компанию или в прокуратуру.

«Нужно помнить, что в любое время пациент может обратиться в суд. Он имеет право подать иск, если ему отказали в оказании медпомощи, неправильно поставили диагноз или назначили неверное лечение, если врач перепутал лекарства, если непрофессионально оказана первая помощь», – добавляет юрист.

Читайте так же:
Задержка заработной платы ответственность работодателя в 2022 году

И напоминает: уже в рамках судебного разбирательства стоит провести медицинскую экспертизу, которая поможет прояснить ситуацию.

Куда направить претензию

Медицинское учреждение

Как правило, большинство случаев с врачебными ошибками решается именно на уровне руководства больницы или поликлиники. Действия врача рассматриваются на комиссии, которая выносит решение об их правильности или неправильности, а также решение о наказании медика.

«Однако такое возможно, только если пациенту не нанесен серьезный вред. При серьезных последствиях в самой больнице вряд ли будут пытаться привлечь врача к уголовной ответственности. Обычно в таких случаях медучреждение встает на сторону своего сотрудника. Поэтому доказательная база вины врача должна быть собрана как можно лучше», – предупреждает юрист.

Страховая компания

Если в больнице отказываются принимать претензию пациента, нужно обращаться в страховую компанию.

По договору обязательного медицинского страхования можно обратиться в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования http://www.ffoms.ru и написать претензию туда.

Если есть договор добровольного медицинского страхования, то нужно обратиться в свою страховую компанию.

Прокуратура

Если и страховая компания не помогла решить вопрос, то пора обращаться в прокуратуру. В Королеве ведомство находится на улице Терешковой, дом 8/28. Телефон: 8 (495) 516-87-59, электронная почта: korolev@mosoblproc.ru.

Более высокая инстанция – прокуратура Московской области. Ее адрес: 107996, Москва, Малый Кисельный переулок, дом 5. Телефон справочной: 8 (495) 628-27-88.

При составлении жалобы нужно четко изложить всю ситуацию и предоставить доказательства. К тому же следует рассказать о принятых мерах досудебного урегулирования конфликта и указать свои контактные данные.

Добиться материальной и моральной компенсации можно только через суд. Для искового заявления нужно собрать как можно больше письменных свидетельств и документов, в том числе об обращении в различные инстанции.

Диагноз на миллион. Верховный суд разъяснил, что должен доказывать пациент, недовольный лечением

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ пересмотрела результаты спора пациента с медиками. Человек потребовал от больницы компенсировать ему моральный вред за некачественное, по его мнению, лечение. По разъяснению высокой судебной инстанции в подобных спорах гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики.

Верховный суд уточнил — именно медицинское учреждение должно в таких процессах доказывать правильность своих действий, отсутствие своей вины, причем дважды, как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи.

Суть спора в следующем. Пожилая женщина, инвалид I группы, обратилась с иском в суд и потребовала с больницы больше миллиона рублей. Именно в такую сумму истица оценила свои моральные страдания из-за того, что врачи не смогли поставить ей правильный диагноз.

Пенсионерка попала в больницу с жалобами на боль в ноге. Женщину госпитализировали, но медики причину болей не нашли и довольно быстро выписали пенсионерку домой.

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи — хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили. А спустя несколько месяцев в другой больнице рентгеновский снимок показал несросшийся перелом шейки бедра.

Пенсионерка заявила, что некачественная медицинская услуга причинила ей нравственные и физические страдания. У нее повысилось давление, началась депрессия. Понятно, что больница с такими обвинениями не согласилась и попросила суд назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Судя по ее выводам, обследование пациентки соответствовало поставленному ей диагнозу. Ну а то, что врачи «не разглядели» перелома шейки бедра, то это связано «с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после ее выписки».

Медэкспертиза в своем заключении указала, что при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации хирурга, но они не были проведены. По мнению экспертизы, от этого «дефекта медпомощи» никаких серьезных последствий не было. И, по заключению эксперта, «нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки».

В суде бывшая пациентка рассказала, что ее даже не осмотрели врачи — хирург и травматолог. Рентгена ей также не назначили и быстро выписали домой

Читайте так же:
Статья 128.1 УК РФ и комментарии к ней

Районный суд, руководствуясь таким заключением, полностью отказал пенсионерке в иске. В своем решении суд записал: пациентка сама должна была доказать факт, что ей оказали ненадлежащую медицинскую помощь. Например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения либо что состояние ее здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объем оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для ее здоровья, либо создал такую угрозу.

В общем, пенсионерка, по мнению суда, сама должна была доказать вину медиков в причинении этого вреда. И она этого не сделала. А заключение экспертизы не подтвердило «противоправность поведения ответчика» и не подтвердила связь поведения врачей и наступление вреда. Вины медиков экспертиза не выявила.

Апелляция с таким решение коллег полностью согласилась. Более того, истице поставили в вину, что она, попав в больницу, «не сообщила симптомы, характерные для перелома шейки бедра». Поэтому диагноз «травма бедренной кости» врачами поставлен не был, соответственно, лечение не назначалось, «но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной». А еще местный суд заявил, что положили в больницу пенсионерку вообще-то не из-за травмы, а потому, что в регионе был паводок, и поэтому объявили режим ЧС. А ее как инвалида положили «на всякий случай» из-за многочисленных хронических заболеваний.

Недовольная такими решениями пациентка обжаловала их в Верховный суд РФ. Что суд увидел в материалах этого гражданского дела?

Он обнаружил «существенные нарушения норм материального и процессуального права». Судя по делу, требования пенсионерки компенсировать моральный вред основаны на факте некачественной медпомощи. Пациентке не сделали необходимые обследования и не поставили диагноз. Из-за этого было «несвоевременное лечение, что привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания». Тем самым, подчеркнул Верховный суд, было нарушено право гражданки на здоровье как нематериальное благо. Юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются «факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага».

При этом, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, больница должна доказать правомерность своего поведения. Еще причинитель вреда, то есть больница, должен доказать отсутствие своей вины. Дело в том, что законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик самостоятельно. Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медпомощи. Верховный суд специально подчеркнул: потерпевший должен доказать факт наличия вреда — физических и/или нравственных страданий.

Гражданин должен доказать только факт своих страданий, а все остальное суду объяснят медики

В нашем случае местные суды «неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи». Кроме этого местные суды также «неправомерно» освободили больницу от доказывания, почему они не виноваты в неправильном диагнозе. А уже неправильный диагноз повлек неправильное и несвоевременное лечение.

Еще Верховный суд указал местным судам, что они не применили статью 70 Закона № 323-ФЗ о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи, где сказано, что именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум. Именно лечащий врач ставит диагноз.

Рассматривая это дело, местный суд не выяснил, предпринимал ли лечащий врач «все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента». Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Были ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь, притом что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике? Высокий суд особо подчеркнул — утверждение суда, что больная не назвала симптомы, характерные именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пенсионерка не имеет специальных медицинских знаний и не может знать, какие жалобы в ее случае являются характерными.

Читайте так же:
Черный список Сбербанка: как посмотреть

Да и тот факт, что в больницу ее положили из-за паводка, тоже не имеет значения. Местные суды свои выводы основали только на заключении медицинской экспертизы. В связи с этим Верховный суд напомнил, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами. Это значит, что выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора.

Кстати, по замечанию высокого суда и в заключении экспертизы отмечены недостатки в оказании медпомощи. Но местные суды не задали вопрос: была ли у больницы возможность правильно поставить диагноз в случае проведения всех необходимых исследований? Этот важный вопрос в суде даже не прозвучал.

Отказались лечить, узнав об ошибке. Девушка, которой врачи поставили неправильный диагноз, умерла

Отказались лечить, узнав об ошибке. Девушка, которой врачи поставили неправильный диагноз, умерла

«Мы успели с Дашенькой сказать друг другу нужные слова. Это очень важно, не тратьте время понапрасну. Кто знает, что случится с вашими любимыми завтра. Не ругайтесь, не обижайте их, берегите и любите всем сердцем», — написал он в соцсетях. По мнению мужа умершей, она скончалась из-за того, что ей поставили неправильный диагноз.

В мае прошлого года Дарья Антропова обнаружила на левой ягодице шишку на ощупь размером с куриное яйцо. В платной клинике, куда Дарья обратилась за помощью, ее осмотрели хирург и травматолог. После рентгена и МРТ выяснилось, что это опухоль. Ей выдали направление в областной онкологический диспансер.

«Специалисты онкодиспансера пришли к выводу, что это лимфома/лейкоз (опухолевая болезнь крови, — прим. ред.). Но так как лечением недугов, связанных с кровью, они не занимаются, меня оформили на учет в гематологический центр. К тому времени нормально сидеть и ходить я уже не могла, это было мучительно. Поэтому вскоре потребовалась госпитализация на первый курс химиотерапии. Всего их было четыре с августа по январь», — рассказывала Дарья.

После прохождения первого курса химиотерапии Дарье сделали KТ. Исследование показало, что опухоль незначительно уменьшилась. После четвертого курса Дарье вновь провели KТ — оказалось, что опухоль увеличилась на 5–7 см. Биопсия показала, что у девушки вовсе не лимфома/лейкоз, от которого ее лечили полгода, а совсем другое заболевание — экстраскелетная саркома Юинга.

Дарью выписали и опять отправили в онкодиспансер. «Потом был консилиум, на котором врачи после осмотра заявили, что единственный подходящий для меня вариант — это ампутация ноги и половины таза», — рассказывала Дарья. От ампутации она отказалась. Позже с ней связались и предложили устроить видеоконференцию с московской клиникой онкологии им. Блохина. Столичные врачи сказали, что нужно приехать к ним.

В клинике Блохина подтвердили диагноз. Когда Дарья вернулась домой, состояние ухудшилось, опухоль начала распадаться, девушка держалась на обезболивающих. В апреле ее выписали из областного онкодиспансера и отправили домой умирать.

Семья объявила сбор средств на лечение в частной московской клинике. За сутки им удалось собрать 1 млн рублей. До 2 июня Дарью лечили в Москве, за это время ей сделали несколько операций и химиотерапию. Однако врачи сообщили, что помочь не смогут. Дарья скончалась на подъезде к Екатеринбургу.

В Свердловском областном онкологическом диспансере заявили, что «саркома Юинга — одна из самых агрессивных злокачественных опухолей, имеет «стертую» клиническую симптоматику, морфологическая диагностика осложняется наличием одного типа клеток с другими онкопатологиями, в том числе с лимфомами. Поэтому врачи на первом этапе лечения не всегда могут спрогнозировать положительный эффект: для корректировки терапии проводят ряд иммуногистохимических исследований. К сожалению, даже при всех усилиях не всегда можно обеспечить положительный прогноз».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector