Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Презумпция невиновности

Презумпция невиновности

Презу́мпция невино́вности (лат.  praesumptio innocentiae ) — один из основополагающих принципов судопроизводства, заключающийся в том, что лицо считается невиновным, пока его вина в совершенном преступлении не будет доказана в порядке, предусмотренном законом, и установлена вступившим в законную силу приговором суда [1] . Основной принцип презумпции невиновности гласит: «Бремя доказывания уголовной вины лежит на обвинителе».

Содержание

Положения презумпции [ править | править код ]

В большинстве стран в состав «Презумпции невиновности» включаются примерно следующие положения:

  • Любой человек (пусть даже открыто и официально обвинённый в каком-либо преступлении следственными или иными органами государства, даже арестованный в связи с этими обвинениями) считается абсолютно невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в законном порядке (по законам этой страны) и пока это утверждение не будет подтверждено (установлено) соответствующим судебным решением (приговором) суда, которое вступило в законную силу (по законам этой страны).
  • Любой человек (подозреваемый, обвиняемый) имеет право (которое он может использовать или не использовать по своему желанию) давать показания; но он не обязан доказывать свою невиновность. Обвиняемый вправе давать любые показания. Обвиняемый вправе полностью отказаться от дачи показаний (пояснений), даже вправе отказаться от ответов на отдельные вопросы. Факт полного отсутствия у обвиняемого доказательств невиновности (либо даже демонстративного отказа представить такие доказательства) сам по себе не считается доказательством его вины. Отказ обвиняемого от показаний и/или от отдельных пояснений, дача им противоречивых, ложных и даже заведомо ложных показаний не являются основанием для обвинительного приговора.
  • Если выдвинуты обвинения в совершении уголовно наказуемого деяния (то есть лицу присвоен статус обвиняемого), то бремя доказывания этих обвинений, то есть обязанность по поиску, сбору и представлению в суд доказательств вины обвиняемого лежит на стороне обвинения.
  • Если против некоего лица, в качестве доказательств его вины, у органов, осуществлявших предварительное расследование, имеются только его собственные признательные показания, от которых он в дальнейшем отказался в ходе судебного разбирательства, то данные показания не могут учитываться судом в качестве доказательства его вины. При этом обвиняемый, отказавшийся от ранее данных показаний, освобождён от обязанности доказывать, что давал эти показания под чьим-либо незаконным (физическим или психологическим) давлением, нажимом, избиением и т. п.
  • Если сторона защиты (или сам обвиняемый) в ходе предварительного расследования или судебного следствия заявляют «доводы защиты», то есть указывают на существование объективных обстоятельств, свидетельствующих о невиновности обвиняемого, то бремя опровержения этих доводов также лежит на стороне обвинения, причём сторона обвинения не может быть освобождена от этого бремени (обязанности) судом или иным органом государства.
    • пример 1: если заявлен «довод защиты», что у обвиняемого есть «алиби», то ни суд, ни сторона обвинения не могут исходить из предположения о недействительности «алиби», пока сторона обвинения не представит надлежащих доказательств, которые опровергают указанное «алиби».
    • пример 2: если обвиняемый в экономическом преступлении заявил «довод защиты» в виде ходатайства о проведении какой-либо судебно-бухгалтерской (экономической) экспертизы, результаты которой, по его мнению, подтвердят его невиновность, то ни суд, ни сторона обвинения не могут исходить из предположения о его виновности, пока такая экспертиза не будет проведена.

    Презумпция невиновности в законодательстве Российской Федерации [ править | править код ]

    • Конституция РФ, в частности в ст. 49, также содержит положения, свидетельствующие об однозначной приверженности презумпции невиновности[2] .
      содержит статью 14, которая является обязательной для соблюдения всеми правоохранительными, судебными и иными органами государства, на всей территории РФ [3] .
      содержит статью ст. 1.5 [4]

    В СССР понятие презумпции невиновности в Конституции отсутствовало, однако суды приняли данный принцип к исполнению как правовую норму с сформулировавшим его конструкцию постановлением Пленума Верховного Суда СССР № 1 1978 года. Конституция РФ 1993 г. закрепила его практически в той же формулировке [5] .

    Презумпция виновности?

    Лебедева-Романова Елена

    В ст. 49 Конституции РФ закреплен один из важнейших правовых принципов защиты прав человека – лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

    Указанный конституционный принцип согласуется с уголовно-процессуальным законодательством. Так, в ст. 14 УПК РФ также закреплен принцип презумпции невиновности. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, несет сторона обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

    Национальное законодательство России, в свою очередь, согласуется с ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его невиновность не будет установлена законным порядком.

    Таким образом, следуя букве закона, положениям УПК РФ, Конституции РФ и Конвенции, а также здравому смыслу, человек, в отношении которого не вынесен обвинительный приговор, юридически невиновен.

    На практике в силу отсутствия закона, регулирующего права и положение лиц, чья вина в законном порядке еще не установлена, но подвергающихся уголовному преследованию и содержанию под стражей, эти лица с момента задержания находятся в ведении органа, исполняющего наказания (ФСИН), и фактически несут наказание с момента их задержания. В настоящее время права лица, заключенного под стражу в период предварительного расследования, более ограниченны и ущербны, нежели права осужденных (признанных виновными), а органы предварительного расследования зачастую используют меру пресечения в виде стражи в целях оказания на подследственного психологического давления.

    Согласно ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства заключается в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Цель и задача уголовно-исполнительной системы – исполнение приговора, в том числе работа с осужденными, направленная на их возможное исправление. Согласно УПК РФ (ст. 97, 99, 108) цели и задачи применения меры пресечения – организация и осуществление правосудия. Согласно ст. 5 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы» (далее – Закон об учреждениях, исполняющих уголовное наказание) в уголовно-исполнительную систему помимо учреждений, исполняющих наказания, входят следственные изоляторы. Формально УПК РФ и УИК РФ не регулируют правоотношения между государством в лице специального органа и лицом, чьи конституционные права ограничены мерой пресечения на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, а также третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

    УПК РФ регламентирует процессуальные отношения между сторонами обвинения (потерпевший, прокуратура, органы предварительного расследования, свидетели), защиты (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, т. е. свидетели) и судом. Следственные изоляторы в этот круг не входят. УИК РФ, в свою очередь, регулирует отношения по исполнению наказания между исполнительным учреждением и осужденными (признанными виновными) – СИЗО и подследственные в этот круг также не входят.

    В настоящее время правовое положение задержанных, подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в России регулируется Законом об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, а также другими правовыми актами (Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления», далее – Закон № 103-ФЗ), согласно которым в части условий содержания и обращения с подследственными практически не дифференцируются осужденные и не осужденные лица.

    Цель меры пресечения – соблюдение баланса публичных и частных интересов, восстановление социальной справедливости. Однако в отсутствие специального закона и органа, регламентирующих правоотношения и права лиц, подвергшихся уголовному преследованию (подследственных и осужденных), ни о каком балансе интересов не приходится говорить.

    В нашей судебной и правоохранительной системе, на мой взгляд, осталось колоссальное количество пережитков прошлого, не отвечающих принципам справедливости и гуманизма. Сейчас они воспринимаются правоприменителем как само собой разумеющееся. Думается, что Россия должна развиваться по пути справедливого гражданского общества и человеколюбия. По статистике 1 , во всем мире наблюдается тенденция снижения насильственной, то есть сопряженной с насильственными преступлениями против жизни и здоровья человека, половой неприкосновенности, хищений имущества в виде открытых хищений, грабежей и разбоев, преступности.

    Думается, что меры пресечения в отношении подследственных и подсудимых могли бы быть более дифференцированными и адекватными, отвечающими задачам правосудия, интересам общества и веянию времени. И если содержание под стражей действительно необходимо, эта мера должна быть исключительной и соответствовать статусу юридически невиновного человека, а исполнять меру пресечения должны не карательные органы, а органы специальные, квалифицированные в плане работы с невиновными людьми.

    Отношения между подозреваемыми, обвиняемыми и подсудимыми и органом, обеспечивающим их изоляцию от общества, фактически ничем не регулируются (за исключением отдельных инструкций, предписаний и норм, «разбросанных» по разным подзаконным актам, и т.д.). ФСИН выполняет обязанность по исполнению решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, можно сказать, в виде дополнительной нагрузки и факультативно, так как с точки зрения здравого смысла и логики система исполнения наказаний не должна распространять свое действие на юридически невиновных людей.

    Считаю, что необходимо восполнить данный пробел и создать специальный орган, не входящий в состав ФСИН, в обязанности которого входило бы обеспечение исполнения мер пресечения в рамках уголовного судопроизводства. К ведению такого органа должны быть отнесены исполнение и контроль всех видов мер пресечения (от подписки о невыезде до заключения под стражу), регламентированных УПК РФ, а именно:

    • работа с лицами, подвергшимися уголовному преследованию (подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, не признанные виновными приговором суда), в отношении которых избрана мера пресечения, предусмотренная УПК РФ;
    • исполнение судебных актов (постановлений следователя, дознавателя) о применении меры пресечения;
    • взаимодействие с органами предварительного расследования, прокуратурой и судами;
    • взаимодействие с членами семей, родственниками и другими третьими лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются применением избранной меры пресечения к уголовно преследуемому лицу.

    В рамках данной системы должны быть созданы специальные учреждения по содержанию подследственных до приговора суда. На мой взгляд, они должны приближаться к учреждениям жилого, гостиничного, больничного и санаторного типа с разными степенями охраны – в зависимости от социальной опасности конкретной личности. Кроме того, юридически невиновным лицам должна быть обеспечена возможность лечиться у выбранного врача, неограниченно общаться с семьей и родственниками, вести телефонные переговоры при условии их «прозрачности» и открытости, поддерживать функционирование бизнеса, продолжать обучение и т.д. Цель меры пресечения – наблюдение за осуществлением правосудия, а не наказание без вины.

    В связи с этим полагаю также целесообразным направить запрос в Конституционный Суд РФ о соответствии Конституции РФ ст. 5 Закона об учреждениях, исполняющих уголовные наказания, и других правовых актов (Закон № 103-ФЗ), согласно которым не дифференцированы осужденные и не осужденные лица, виновные и не виновные (в отношении условий содержания, обращения с ними), а также о конституционности ст. 14 УПК РФ, предусматривающей фактическое размещение невиновных людей в учреждениях ФСИН.

    1 «О природе человеческой агрессии». Открытая лекция академика, зав. кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ Сергея Ениколопова (28 октября 2014 г. Санкт-Петербург).

    Презумпция невиновности — принцип в уголовном процессе

    Дословно praesumptio переводится с латинского как «предположение». Соответственно, презумпция невиновности есть предположение о невиновности. Ее понятие закреплено в Конституции РФ, а ранее — во Всеобщей декларации прав человека (принята Ген. Ассамблеей ООН 10.12.1948).

    Это основополагающий правовой принцип, означающий, что ни один человек не считается виновным в совершении какого-либо преступления, пока это не будет доказано в законном порядке и подтверждено вступившим в силу приговором суда.

    Стоит сразу отметить, что презумпция невиновности — это объективный, а не субъективный принцип. Она служит для защиты законных прав и интересов подозреваемого и обвиняемого на всех стадиях уголовного разбирательства. То есть на стадии предварительного следствия, подготовки дела к передаче в суд, во время доказывания в суде государственный обвинитель, свидетели обвинения и иные лица могут лично считать обвиняемого виновным. Но перед лицом закона и государством он будет невиновным до момента вынесения решения суда и его вступления в законную силу.

    Рассматриваемый принцип проявляется во всех сторонах жизни лица, подвергающегося уголовному преследованию, и означает следующее:

    • Презумпция невиновности предполагает, что в документах следствия и обвинения в суде он не может упоминаться как виновный, только как подозреваемый, обвиняемый или подсудимый — в зависимости от стадии процесса.
    • Он не может быть уволен с работы или отчислен из учебного заведения на основании проводимого разбирательства. В противном случае презумпция невиновности будет нарушена.
    • С целью соблюдения принципа презумпции невиновности он не может быть ограничен в иных гражданских правах, за исключением ограничений, определенных решением уполномоченного органа. Например, это может быть решение о выборе меры пресечения, связанной с ограничением передвижения. По этому поводу стоит обратиться к разъяснениям Пленума Верховного суда, данным в постановлении от 19.12.2013 № 41. Уже во введении закреплен призыв к соблюдению баланса между общественными интересами и личными правами самого обвиняемого как способа соблюдения презумпции невиновности.

    Презумпция невиновности — видео

    Презумпция невиновности в УК и УПК РФ: основные положения

    Конституция — основной, но не единственный нормативный акт РФ, закрепляющий действие презумпции невиновности. УК РФ и УПК РФ также содержат статьи, поддерживающие этот принцип. Они не только раскрывают его содержание, но и подкрепляют дополнительными нормами.

    Рекомендуем ознакомиться с интересной статьей от «КонсультантПлюс» о презумпции невиновности. Если у вас еще нет доступа к системе, вы можете получить его на 2 дня бесплатно. Или закажите актуальный прайс-лист, чтобы приобрести постоянный доступ.

    Презумпция невиновности в УК РФ

    Уголовный кодекс презумпцию невиновности не закрепляет. Но в ст. 5 УК РФ закреплен очень близкий принцип – принцип вины:

    презумпция невиновности принцип виныО том, что такое вина и каковы ее формы, мы писали в статье «Состав преступления» в разделе «Субъективная сторона»:

    Презумпция невиновности в УПК РФ

    УПК РФ презумпции невиновности касается в более значительной степени, нежели УК. Так, в ст. 14 УПК дается ее определение, практически идентичное приведенному в Конституции РФ, и дополняется выводами.

    В иных статьях УПК поддерживается принцип презумпции невиновности, и они служат для его полноценной реализации. Так, презумпция невиновности опосредованно отражена в следующих нормах УПК:

    • Ст. 297, подчеркивающей требования, предъявляемые к приговору: законность, обоснованность и справедливость.
    • Ст. 21, возлагающей на прокурора и работников следственных органов обязанности по установлению виновных лиц.
    • Ст. 17, предусматривающей свободу следователей и судей в оценке представленных им доказательств на основании их совести и убеждений.
    • Ст. 8.1, провозглашающей независимость судей и их подчинение исключительно закону. В сочетании с перечисленными выше нормами она служит отражением презумпции в аспекте установления виновности в законном порядке, то есть лицами, имеющими на то законные полномочия.
    • Ч. 2 ст. 77, не допускающей использование показаний обвиняемого в качестве достаточного и самостоятельного доказательства его вины.
    • Ст. 19, закрепляющей право на обжалование приговоров в вышестоящем суде. До момента вступления приговора в законную силу лицо не считается виновным, а эта норма позволяет обжаловать приговор, что отсрочит решение вопроса о виновности до нового разбирательства.

    Также УПК РФ позволяет сформулировать ряд важных выводов, связанных с принципом презумпции невиновности в уголовном процессе.

    Что следует из презумпции невиновности

    Действующее законодательство РФ позволяет сделать следующие выводы:

    • Презумпция невиновности проявляется в отсутствии у обвиняемого обязанности доказывать свою невиновность. Отказ от дачи показаний не должен расцениваться как признание вины или влечь иные негативные оценки, способствующие признанию вины. При этом в соответствии со ст. 119 УПК РФ обвиняемый вправе непосредственно участвовать в процессе и заявлять ходатайства.
    • Никто не может быть признан виновным на основании предположений. Бремя доказывания в полной мере лежит на стороне обвинения. УПК предъявляет к доказательствам ряд требований, при условии соблюдения которых они могут быть учтены судом.
    • Презумпция невиновности должна реализоваться и в случаях признания обвиняемым своей вины. В соответствии с ч. 2 ст. 77 УПК такое признание не является достаточным основанием для признания подсудимого виновным, если оно не подкрепляется иными допустимыми и относимыми доказательствами по делу.
    • Еще один вывод, касающийся презумпции невиновности, определяет правила трактовки сомнений в виновности обвиняемого. Конституция и УПК РФ утверждают, что все такие сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. В п. 17 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебном приговоре» от 29.04.1996 № 1 сказано, что речь идет о любых сомнениях, включая форму вины, наличие смягчающих или отягчающих обстоятельств. Можно сделать вывод, что это правило распространяется и на сомнения в роли соучастников и форме соучастия.
    • Презумпция невиновности предполагает, что если расследуется несколько преступлений, в которых фигурирует 1 подозреваемый, то необходимо квалифицировать каждое из них и доказать вину такого лица в отношении каждого такого деяния.

    Остается сделать вывод о том, что презумпция невиновности — один из основополагающих принципов уголовного права и процесса. Для его полноценной реализации сотрудникам следственных органов необходимо тщательно следить за документооборотом и качеством проводимых следственных действий. В противном случае повышается риск судебных ошибок в результате пренебрежения принципом презумпции невиновности в уголовном процессе.

    Статья 14. "Уголовно-процессуальный кодекс РФ" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 01.07.2021, с изм. от 23.09.2021)

    Статья 14. Презумпция невиновности

    1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

    2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

    3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

    4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

    Комментарий к статье 14 УПК РФ

    1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. Таким образом, презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д. — невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

    2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

    3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них коммент. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом коммент. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩЕМУ ОСНОВАНИЮ (выделено мной. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

    4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в ч. 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции .

    См.: Постановление КС РФ от 20 апреля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // РГ. 1999. 27 апр. N 80.

    5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй комментируемой статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического, довода защиты.

    6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

    Prima facie (лат.) — «на первый взгляд». Означает такую степень доказанности, которая основана на доказательствах, представленных одной из сторон (в данном случае обвинения) и представляющихся достаточными, пока не заявлены доводы другой стороны.

    Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу «Джон Мюррей против Соединенного Королевства», соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник .

    См.: решение по делу Murrey (John) v. The United Kingdom от 8 февраля 1996 г. Reports 1996-1. P. 52. § 54.

    В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу . Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

    См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 569.

    Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

    Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине такси, водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт .

    См.: БВС РФ. 1997. 1 февр. N 2.

    Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

    Так, по делу Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным .

    См.: решение по делу Pham Hoang v. France // Ser A. 1992. 25 сентября. N 243.

    Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания .

    Более подробно об этом см.: Смирнов А.В. Презумпции и распределение бремени доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 2008. N 1. С. 60 — 68.

    СМИРНОВ А.В., КАЛИНОВСКИЙ К.Б

    Под ред. А.В. Смирнова «КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

    Статья 14 УПК РФ. Презумпция невиновности (действующая редакция)

    1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

    2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

    3. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

    4. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

    • URL
    • HTML
    • BB-код
    • Текст

    Комментарий к ст. 14 УПК РФ

    1. Презумпция — это условное признание юридическим фактом положения, связываемого с наличием другого юридического факта, пока нет доводов в пользу обратного. Согласно презумпции невиновности лицо, обвиняемое в совершении преступления, условно предполагается невиновным, пока окончательно не доказано обратное. Таким образом, презумпция невиновности не равнозначна утверждению, что обвиняемый действительно невиновен или что он является невиновным, она лишь требует считать его невиновным до тех пор, пока в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу, он не будет признан виновным. Считает обвиняемого невиновным, конечно, не сторона обвинения, а часто и не он сам (например, когда обвиняемый в самом деле виновен) и т.д. — невиновным его считает закон. Это выражается в том, что: а) бремя доказывания лежит на обвинителе, а не на обвиняемом; б) все неустранимые сомнения относительно виновности и других фактических обстоятельств дела толкуются в пользу обвиняемого; в) обвиняемый не должен подвергаться неоправданным строгостям и ограничениям (например, при применении к нему мер принуждения), которые бы преждевременно исходили из цели наказания его за содеянное; г) никто не вправе публично распространять информацию, которая создавала бы представление о данном обвиняемом как установленном преступнике.

    2. Понятие «обвиняемый» используется в данной статье в широком смысле, охватывая также и подозреваемого, а также всех прочих лиц, в отношении которых фактически ведутся действия инкриминирующего характера (например, свидетеля, которого допрашивают об обстоятельствах, могущих быть использованными против него).

    3. Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям — ввиду истечения сроков давности, недостижения лицом возраста уголовной ответственности, смерти подозреваемого и обвиняемого, акта амнистии, примирения сторон, в связи с деятельным раскаянием (см. о них коммент. к главам 4 и 18) — не означает, что презумпция невиновности после этого полностью прекращает свое действие и лица, в отношении которых состоялись подобные решения, считаются виновными. Поскольку в этих случаях имеет место лишь установление виновности лица для целей прекращения дела или преследования, а не признание его виновным в совершении преступления приговором суда (см. об этом коммент. к ст. 8), презумпция невиновности не прекращает своего действия. Это выражается, например, в том, что такие лица не имеют судимости (ст. 86 УК); не могут именоваться совершившими преступление, а лишь теми, против которых осуществлялось уголовное преследование (ст. ст. 25, 26, 28 УПК), не могут быть уволенными со службы за совершение преступления, не могут быть подвергнуты дискриминации при решении вопроса о выдаче им заграничного паспорта, предоставлении российского гражданства и т.д. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28 октября 1996 г. по делу о проверке конституционности статьи 6 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина О.В. Сушкова указал, что «решение о прекращении уголовного дела (ПО НЕРЕАБИЛИТИРУЮЩЕМУ ОСНОВАНИЮ (выделено мной. — А.С.) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, который устанавливает виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 Конституции Российской Федерации». Вместе с тем действие презумпции невиновности после прекращения дела или преследования по нереабилитирующим основаниям как бы ослаблено, неполно. Так, согласно положениям ст. 133 у названных лиц право на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием, не возникает.

    4. Неустранимые сомнения, о которых сказано в ч. 3 настоящей статьи, это только неустранимые сомнения в существовании доказываемого обстоятельства, т.е. такие, которые остались, несмотря на использование всех средств и способов доказывания, которые были возможны по данному делу. При неустранимых сомнениях в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, т.е. он должен быть признан невиновным. Согласно позиции Конституционного Суда РФ неустранимость сомнений в виновности обвиняемого имеет место не только тогда, когда установлено объективное отсутствие достаточных доказательств виновности, но и тогда, когда при возможном их существовании сторона обвинения не принимает мер к их получению. Суд в таких ситуациях не должен по собственной инициативе восполнять недостатки в доказательствах обвинения, поскольку не может выполнять обвинительной функции .

    См.: Постановление КС РФ от 20 апреля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // РГ. 1999. 27 апр. N 80.

    5. Бремя доказывания — это негативные последствия недоказанности стороной обстоятельств, положенных ей в обоснование своей процессуальной позиции. Согласно части второй комментируемой статьи бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения. Помимо бремени доказывания виновности на обвинителе лежит общее бремя доказывания обстоятельств, относящихся ко всем элементам и признакам состава инкриминируемого преступления. Обвинитель несет также бремя опровержения доводов стороны защиты в отношении названных обстоятельств. Однако это касается не голословных утверждений обвиняемого, защитника и других лиц, выступающих на стороне защиты, а только тех, в подтверждение которых приводятся хотя бы какие-нибудь разумные аргументы и объяснения. В противном случае обвинению пришлось бы столкнуться с непосильной задачей опровержения любого, даже самого невероятного и фантастического, довода защиты.

    6. Презумпция невиновности защищает подозреваемого и обвиняемого, возлагая одностороннее бремя доказывания виновности на обвинителя, поскольку по своим возможностям сторона защиты, как правило, фактически слабее стороны публичного уголовного преследования, за которой стоит вся организационная и материальная мощь государства. Однако презумпция невиновности не всегда является односторонней. В некоторых критических ситуациях она может превратиться во встречную, а именно в случаях, когда можно предполагать, что доказанность виновности prima facie в существенной степени может быть ослаблена представлением оправдательных объяснений (доводов) обвиняемого и, напротив, его отказ от выдвижения доводов в свою пользу следует расценивать как полную и всестороннюю доказанность виновности.

    Prima facie (лат.) — «на первый взгляд». Означает такую степень доказанности, которая основана на доказательствах, представленных одной из сторон (в данном случае обвинения) и представляющихся достаточными, пока не заявлены доводы другой стороны.

    Так, Европейский суд по правам человека в решении по делу «Джон Мюррей против Соединенного Королевства», соглашаясь с тем, что в общем случае бремя доказывания лежит на стороне обвинения, тем не менее признал, что иногда специальное бремя доказывания частично может переходить и на сторону защиты, если без каких-либо объяснений (доводов) обвиняемого лица в пользу своей невиновности, хотя их и требует здравый смысл, факты очевидным образом свидетельствуют против него. При этом суд может делать умозаключения против обвиняемого из его неспособности, вопреки здравому смыслу, объяснить подобные обстоятельства: например, в случае отказа обвиняемого по делу о захвате заложника (полицейского осведомителя) вразумительно объяснить свое пребывание в том же помещении, где содержался заложник .

    См.: решение по делу Murrey (John) v. The United Kingdom от 8 февраля 1996 г. Reports 1996-1. P. 52. § 54.

    В данном случае Европейским судом была, по существу, использована известная из английского доказательственного права презумпция неспособности обвиняемого дать объяснения по делу . Аналогичная ситуация может складываться, например, и при неспособности подозреваемого в хищении правдоподобно объяснить происхождение обнаруженной у него крупной суммы денег и т.п. В приведенных выше случаях бремя доказывания, лежащее на стороне обвинения, дополняется ограниченным встречным бременем доказывания, возлагаемым на сторону защиты. В первом примере такое бремя требует от стороны защиты разумных доводов в пользу случайности нахождения лица в помещении, где содержался заложник, во втором — правомерности обладания лицом обнаруженными у него деньгами.

    См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 569.

    Однако ситуация кардинально меняется в особых случаях, когда сторона защиты объективно находится в несравненно лучшем положении в доказывании, нежели сторона обвинения. Обычно это бывает, когда обвинителю приходится доказывать так называемый отрицательный факт. Известно, что отрицательные факты с трудом поддаются доказыванию с полной достоверностью (negativa non probantur, лат.). Отрицательный факт можно доказывать лишь тогда, когда он устанавливается с помощью иных, положительных, фактов, например по делам о хранении или ношении огнестрельного оружия — фактом незаконного приобретения оружия у другого лица. Если подобные положительные факты не установлены, виновность лица, ссылающегося на отрицательный главный факт, обычно остается недоказанной.

    Например, по делу Федака, рассмотренному Домодедовским городским судом Московской области, недоказанным явился источник незаконного приобретения оружия. Как следует из материалов данного дела, в автомашине такси, водителем которой являлся Федак, сотрудники милиции обнаружили три автомата Калашникова, а рядом с автомашиной — сумку, в которой находились еще два автомата. Федак дал объяснения, что сумки, о содержимом которых он не знал, оставлены неизвестными лицами, а принадлежность оружия выяснить не удалось. Федаку было предъявлено лишь обвинение в хранении и ношении изъятых у него автоматных патронов, относительно которых Федак не ссылался на отрицательный факт .

    См.: БВС РФ. 1997. 1 февр. N 2.

    Обвинителю пришлось столкнуться по данному делу с задачей по доказыванию отрицательного факта, состоящего в том, что лицо ранее не приобретало оружия. Представляется, что возможность или невозможность опровержения отрицательных фактов зависит от характера фактов положительных, которые следует установить обвинителю. Чтобы опровергнуть отрицательный факт, положительные факты должны удовлетворять условию достижимости, которая предполагает в первую очередь, что эти факты являются достаточно определенными, т.е. имеют необходимую локализацию во времени и пространстве. Когда же их приходится искать на неопределенной территории и произвольном отрезке времени, шансы обвинителя на успех крайне малы и зависят лишь от того, выпадет ли ему благоприятный случай. Если положительные факты не отвечают этим условиям достижимости, доказывание обвинения для стороны уголовного преследования, несмотря на ее общее (материальное и организационное) фактическое преимущество, практически является непосильным.

    Так, по делу Фам Хоанг (Pham Hoang) против Франции подозреваемый был задержан на границе при ввозе во Францию героина. Французское законодательство предусматривает, что ввоз запрещенных товаров, к числу которых относится героин, презюмируется незаконным, если ввозящее этот товар лицо не докажет обратного: например, предъявив достаточные оправдательные документы либо доказав, что действие совершалось в ситуации крайней необходимости или явилось следствием ошибки, избежать которой было невозможно. В названном деле стороной защиты не было представлено ни одного из подобных оправдывающих доказательств, а обвиняемый отказался давать какие-либо объяснения. Европейский суд по правам человека, рассмотрев дело по жалобе заявителя, признал, что нет ничего недопустимого в предположении, что лицо, имеющее во владении нечто, чем обладать в общем случае запрещено, должно удовлетворительным образом объяснить этот факт, в противном случае оно будет признано виновным .

    См.: решение по делу Pham Hoang v. France // Ser A. 1992. 25 сентября. N 243.

    Представляется, что в данном случае была применена встречная презумпция виновности, бремя опровержения которой лежит на стороне защиты. Положительные факты, которые гипотетически могли бы опровергнуть версию о случайном или правомерном нахождении у обвиняемого наркотического вещества, практически находились вне досягаемости французских властей. При отсутствии объяснений обвиняемого их пришлось бы искать на обширной зарубежной территории и в неопределенной временной ретроспективе. Напротив, достижимость положительных фактов позволяет сохранить на стороне обвинения основное бремя доказывания .

    Более подробно об этом см.: Смирнов А.В. Презумпции и распределение бремени доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 2008. N 1. С. 60 — 68.

    голоса
    Рейтинг статьи
    Читайте так же:
    НПФ или ПФР
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector