Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Верховный суд разрешил не указывать точную цену цессии

Верховный суд разрешил не указывать точную цену цессии

Верховный суд разрешил не указывать точную цену цессии

Произошло ДТП с участием двух машин. Пострадавшая Инга Цапкова* обратилась с заявлением о возмещении ущерба в компанию «Ингосстрах», которая признала случай страховым и выплатила ей 162 100 руб. Затем Цапкова заключила договор цессии с Игорем Орловским*, которому передала право требования недоплаченной части возмещения к страховщику. Орловский провел в ООО НЭК «Центр правовой защиты» независимую экспертизу, согласно которой сумма восстановительного ремонта поврежденного авто с учетом износа составила 372 946 руб., а величина утраты товарной стоимости – 16 129 руб. Сама экспертиза обошлась в 22 000 руб. Орловский подал в «Ингосстрах» претензию о выплате страхового возмещения, приложив экспертное заключение, но получил только 11 025 руб. доплаты в счет возмещения утраченной товарной стоимости.

Тогда Орловский обратился в суд к страховщику с требованием о взыскании возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, расходов на проведение оценки, оплаты услуг представителя и госпошлины. В ходе рассмотрения дела провели судебную автотехническую экспертизу, которая установила: стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа составила 413 100 руб.

ИСТЕЦ: Игорь Орловский*

ОТВЕТЧИК: СПАО «Ингосстрах»

СУТЬ СПОРА: О взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, расходов на проведение оценки, услуг представителя и госпошлины

РЕШЕНИЕ: Ранее вынесенные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции

Замоскворецкий районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении иска, Московский городской суд с ним согласился. Суды пришли к выводу, что размер страхового возмещения, которое подлежит выплате страховщиком, определили после заключения договора цессии, а значит, Орловский получил несуществующее право и не может его реализовать.

Верховный суд изучил договор цессии, в котором указано: Цапкова передала Орловскому право требования к «Ингосстраху» недоплаченной части страхового возмещения в связи с указанным ДТП уплаченных сверх 162 100 руб. Таким образом, по мнению ВС, предмет договора цессии определен сторонами надлежащим образом, поскольку в нем однозначно указано право, в отношении которого произведена уступка. Согласно заключению судебной экспертизы, стоимость восстановительного ремонта составила 413 100 руб., а страховая выплатила только 173 125 руб. (162 100 руб. Цапковой и 11 025 руб. Орловскому), значит, право требования недоплаченного страхового возмещения могло быть передано другому лицу. ВС решил: то обстоятельство, что на момент заключения договора цессии конкретная сумма ущерба не была указана в договоре, само по себе не свидетельствует о передаче несуществующего права (№ 5-КГ18-292). Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (прим. ред. – пока еще не рассмотрено).

Главное – это формулировка

Юрист Eterna Law Андрей Пархоменко объяснил: формулировка предмета договора цессии позволяет считать этот договор заключенным и определить точный размер уступаемого права позже, например во время проведения судебной экспертизы, что и было сделано цессионарием. «ВС разъяснил: определенность передаваемого по договору цессии права достигается не точным указанием его размера, а характеристиками, которые позволяют его индивидуализировать. Кроме того, само право возникло в момент дорожно-транспортного происшествия, признанного страховым случаем», – считает адвокат, к. ю. н., партнёр АБ Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Елена Воронина.

Читайте так же:
Фиктивное преднамеренное банкротство физических лиц

Отмена актов нижестоящих судов вызвана неверным толкованием п. 1 ст. 384 ГК, в котором указано: право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту его перехода.

В этом деле ВС анализировал вопрос, насколько определенным и сформированным должно быть уступаемое по договору цессии право, отметил партнер юрбюро Мозго и партнеры Мозго и партнеры Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Международные судебные разбирательства группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Антон Шаматонов. «ВС в очередной раз подтвердил, что указание конкретной суммы не обязательно. Более того, если эта сумма после заключения договора цессии изменилась, это еще не значит, что договор цессии был незаключенным. Иначе говоря, предмет договора цессии должен быть определимым, но необязательно определенным», – уверен Шаматонов. А управляющий партнер ЮК Варшавский и партнеры Варшавский и партнеры Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании × Владислав Варшавский рассказал, что ранее ВС уже высказывался аналогичным образом, когда отказал страховой в передаче кассационной жалобы о невыплате страхового возмещения на основании договора цессии (№ 306-ЭС19-1645).

Расторжение договора цессии при неоплате

Верховный Суд разобрал вопрос влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

11.01.2018 | Новая адвокатская газета | Виктория Велимирова

Эксперты «АГ» отметили качественную аргументацию определения ВС РФ. Один из них также заметил, что Верховный Суд продолжает тенденцию по защите добросовестных участников оборота и отказу в защите недобросовестных лиц.

ВС РФ вынес определение по делу №А40-172921/2016 по вопросу влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

Общество и Завод заключили договор купли-продажи оборудования, за которое был передан аванс. Завод не выполнил свою часть сделки, в связи с чем должен был вернуть денежные средства Обществу. В свою очередь последнее, выступая в качестве цедента, передало право требования Бюро, которое по соглашению об уступке должно было выплатить Обществу 80% от уступленной суммы.

В дальнейшем по делу о банкротстве Завода в реестр требований кредиторов было включено требование Бюро по основному долгу и неустойке. Свои обязательства по оплате переданного права требования Бюро не исполнило, при этом оно уведомило Общество о решении передать право требования Комбинату. Несмотря на то что Общество с этим решением не согласилось, Комбинат получил это право и в скором времени передал его Торговому дому. Общество направило Бюро и Комбинату уведомления о своем несогласии, но они остались без ответа.

Читайте так же:
Индексация отпускных при повышении окладов. Индексация отпуска

В связи с неоплатой соглашения об уступке Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Бюро, Комбинату и Торговому дому о расторжении трех договоров цессии и истребовании из чужого незаконного владения права требования к Заводу долга и неустойки. Общество указало, что спорное требование находится у него в залоге в силу п. 5 ст. 488 ГК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций, а также суд округа отказали в удовлетворении требований. Разрешая спор, они отметили, что неоплата не является основанием для признания сделки недействительной, то есть по существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет ее действительности, а не наличия оснований для расторжения. Таким образом, судами нижестоящих инстанций были рассмотрены не те требования, которые заявлены, что нарушает право истца на судебную защиту в части определения и формулирования предмета иска и свидетельствует о неправильном применении судами норм процессуального права, на что и указал ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам пояснила, что требование истца необходимо разрешать с учетом положений п. 2 ст. 450 ГК РФ, так как в данном случае появилось основание для расторжения договора из-за существенного нарушения его условий одной из сторон. Также Суд разъяснил, что в части иска, касающейся лишения прав на спорное требование конечного цессионария, необходимо учитывать, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает только стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев.

Вместе с тем Суд сослался на п. 3 ст. 308 ГК РФ, в которой указано, что конкретные обязательственные условия предшествующих соглашений об уступке не должны затрагивать прав лиц, не являющихся сторонами данных соглашений, поскольку такие условия носят относительный характер и не могут связывать третьих лиц (исключение могут составлять случаи, когда последующие цессионарии являются недобросовестными). В результате ВС РФ определил отправить дело на новое рассмотрение, указав на необходимость оценить добросовестность Комбината и Торгового дома как последующих цессионариев, а также проверить и довод о совместном злоупотреблении Обществом и Бюро своими правами.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов считает, что это достаточно важное решение для практики, так как здесь разбирается вопрос влияния расторжения договора цессии на цепочку дальнейших сделок.

«Верховный Суд указывает, что расторжение первого соглашения в цепочке сделок по уступке затрагивает стороны такого соглашения и не должно отражаться на правах третьих лиц, в том числе последующих цессионариев. Исключение – когда последующие цессионарии являются недобросовестными, например, действуют согласованно с первым цессионарием. Суды при этом должны установить недобросовестность таких третьих лиц, иначе не будет оснований для принятия решения, которое может затрагивать их права», – пояснил эксперт. Денис Фролов добавил, что на практике это распространенная ошибка, так как суды часто неправильно разрешают подобные споры, например, принимая решения, которые затрагивают права дальнейших цессионариев, не имея никаких доказательств их недобросовестности.

Читайте так же:
Бухгалтерский учет аккредитивов

Наш комментарий:

Александр Латыев, ИНТЕЛЛЕКТ-С, специально для «Новой адвокатской газеты»:

Латыев Александр Николаевич

Партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Александр Латыев сообщил, что определение повторяет довольно известные классические подходы, и отметил, что сделано это очень четко, уместно и качественно.

Он указал, что с 1 марта 1996 г. действует п. 4 ст. 454 ГК РФ, который распространяет правила о купле-продаже и на продажу имущественных прав (дополнительно о том, что эти правила могут применяться, сказал и Пленум ВС РФ в Постановлении №54 от 21 декабря 2017 г.); правила же о расторжении договоров (ст. 450 ГК) и об относительности обязательств (ст. 308 ГК) действовали и вовсе с 1994 г., и хотя в ходе реформы гражданского законодательства текст этих статей несколько изменился, глобальных изменений в их идеологии не произошло. «Коллегия Верховного Суда просто уместно применила их, заодно поправив истца, чьи исковые требования были сформулированы совершенно неправильно. Судьи ВС истолковали требования истца, установили их направленность и дали им надлежащую квалификацию», – оценил эксперт.

Александр Латыев также обратил внимание на указание нижестоящим судам при повторном рассмотрении оценить как добросовестность последующих приобретателей права, так и обратить внимание на их заявления о сговоре между истцом и первым цессионарием. «В этой части Судебная коллегия по экономическим спорам продолжает тенденцию по защите добросовестных участников оборота и отказу в защите недобросовестных лиц даже тогда, когда формально нормы закона этого не требуют», – пояснил он.

Также эксперт заметил, что без внимания остался довод истца о том, что до полной оплаты право требования находилось у него в залоге в соответствии с п. 5 ст. 488 ГК РФ. «Здесь Суд мог бы сказать хотя бы несколько слов, но, видимо, не без оснований посчитал, что выявление добросовестности или недобросовестности той или иной стороны при повторном рассмотрении дела полностью закроет все связанные с этим вопросы», – заключил Александр Латыев.

Поликарпов Леонид Николаевич

Расторжение по неоплате

В конце 2017 г. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела дело о расторжении договора цессии и истребования из чужого незаконного владения права требования в связи с тем, что цессинарий не оплатил стоимость права требования.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций, отказывая в удовлетворении иска, сослались на то, что неисполнение цессионарием обязательства перед цедентом по оплате за уступленное право требования не может ставиться в обоснование недействительности самой цессии.

Верховный Суд РФ в Определении от 26.12.17 указал следующее:

«Разрешая спор, суды отметили, что неоплата не является основанием для признания сделки недействительной, то есть по существу разрешили вопрос о квалификации сделки на предмет ее действительности, а не наличия оснований для расторжения.

Читайте так же:
Акт приема-передачи при дарении квартиры - как оформить

Таким образом, судами нижестоящих инстанций были рассмотрены не те требования, которые заявлены, что нарушает право истца на судебную защиту в части определения и формулирования предмета иска и свидетельствует о неправильном применении судами норм процессуального права».

Т.е. судебные акты отменены по формальным процессуальным основаниям.

При этом, Верховный Суд РФ по существу отметил:

«По смыслу пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для расторжения договора в судебном порядке по требованию одной из его сторон является существенное нарушение договора другой стороной. Применительно к соглашениям купли-продажи судебной практикой выработана позиция, согласно которой неоплата покупателем цены договора в согласованный сторонами срок свидетельствует о таком существенном нарушении, поскольку без оплаты товара соответствующие отношения по купле-продаже теряют для продавца смысл, в связи с чем он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора (постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.02.2007 № 12295/06, от 15.04.2008 № 16732/07, от 23.06.2009 № 4651/09, от 10.06.2014 № 1999/14, определения Верховного Суда Российской Федерации от 30.11.2017 № 304-ЭС17-11435, от 11.07.2017 № 78-КГ17-21). При этом тот факт, что продавец может защитить свои права путем взыскания долга, сам по себе не препятствует предъявлению требования о расторжении договора как альтернативного способа защиты, выбор конкретного способа защиты находится в воле продавца».

Осознавая, что нижестоящие суды фактически оценивали конечную цель иска — возврат права требования первоначальному цеденту — Верховный суд оговорился, что следует учесть возражения последующих цессинариев о том, что недобросовестностью в действительности характеризуется не их поведение, а согласованные действия первоначальных цедента и цессинария.

Таким образом, Верховный Суд продолжил ранее сформированную практику, но, к сожалению, не дал толкование интересного довода истца о том, что спорное требование находится у него в залоге в силу п. 5 ст. 488 ГК РФ.

«Досрочное истребование
задолженности» — что это?

Досрочное истребование задолженности, или, как его еще называют, досрочное истребование кредита, для одних заемщиков может стать кульминацией в череде финансовых неудач, а для других — громом среди ясного неба. Что все это значит, что делать в подобной ситуации и у кого попросить помощи? Об этом читайте в нашей статье.

Что значит досрочно?

Когда вы заключаете кредитный договор с банком, согласно действующему законодательству в тексте документа обязательно указывается не только сумма кредита, но и срок, в течение которого деньги необходимо вернуть с процентами. Однако в отдельных случаях банк вправе потребовать возврата всей суммы займа до истечения срока действия договора. Сам договор при этом может быть расторгнут.

«При нарушении заемщиком обязательств по договору банк вправе досрочно взыскивать предоставленные кредиты и начисленные по ним проценты, если это предусмотрено договором, а также обращать взыскание на заложенное имущество в порядке, установленном федеральным законом», — ст.33 Федерального закона № 395-1 «О банках и банковской деятельности»

Кто в зоне риска

О каких же нарушенных обязательствах идет речь? Их не так много:
  • нарушение графика платежей — вы вносите оплату несвоевременно либо не в полном объеме и у вас появляется просроченная задолженность
  • нецелевое использование целевого кредита — вы взяли ипотеку, но не купили жилье и не сделали ремонт, а потратили деньги на отдых или вложили в бизнес
Читайте так же:
Прописка ребенка после развода родителей

Кроме того, негативным сигналом для кредитора будут аресты счетов и имущества, предписания судебных приставов о взыскании задолженности (по другим кредитам или по алиментам), которые косвенно говорят об ухудшении финансового положения клиента и о рисках невозврата кредита.

Почему банки идут на этот шаг?

Досрочное истребование задолженности — одна из крайних мер воздействия на должников. Она применяется только к тем клиентам, в отношении которых возникают обоснованные подозрения, что с погашением кредита могут возникнуть или уже есть серьезные проблемы. С помощью подобных требований финансовые организации пытаются защитить себя от самых негативных последствий, ведь если клиенты не будут возвращать кредиты, сами кредиторы понесут серьезные убытки и не смогут выполнять уже свои обязательства — выдавать новые кредиты и обеспечивать доходность депозитов.

Стоит отметить, что досрочное истребование задолженности не применяется в отношении ответственных заемщиков: если вы вовремя погашаете кредит, банк не имеет права требовать от вас возврата полной суммы раньше истечения срока договора. В этом случае закон на вашей стороне.

Требует или не требует?

Досрочное истребование задолженности не происходит случайно или тайно. Вам обязательно придет уведомление о том, что банк принял решение потребовать оплаты всей суммы кредита единовременно. Обычно это официальное письмо от банка, в котором он сообщает о готовности расторгнуть кредитный договор, а также указывает сумму задолженности и срок (как правило, это 30 дней), в течение которого деньги должны поступить на кредитный счет для последующего списания.

Обратите внимание: даже на этой непростой стадии взаимоотношений с кредитором еще можно прийти к взаимопониманию. Если вы действительно испытываете финансовые трудности, которые не позволяют вам своевременно погашать кредит, обязательно позвоните представителю банка и сообщите о текущем положении дел. Благодаря вашей инициативе банк может отменить требование досрочно вернуть весь кредит. Ни один банк не заинтересован в потере клиента и ухудшении его кредитной истории, поэтому всегда готов пойти навстречу тем, кто действительно хочет выполнить свои обязательства.

Полезный совет: даже если вы можете платить совсем небольшую сумму, но регулярно — делайте это! Кредитор будет видеть, что вы хотите ликвидировать свою задолженность. Так риск расторжения кредитного договора снизится.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector