Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Образец условия о конфиденциальности в договоре

Образец условия о конфиденциальности в договоре

Согласно п. 7 ст. 2 федерального закона «Об информации. » от 27.07.2006 № 149, конфиденциальность информации представляет собой предъявляемое к владельцу информации требование об обеспечении ее охраны от доступа третьих лиц.

В перечень сведений, которые носят конфиденциальный характер, согласно положениям Указа Президента РФ «Об утверждении сведений…» от 06.03.1997 № 188, входят:

  1. Сведения о личной жизни человека, которые позволяют окружающим идентифицировать его как личность. Подробно о конфиденциальности сведений, которые имеют статус персональных данных гражданина, можно прочитать, перейдя по ссылке.
  2. Информация, имеющая статус тайны следствия и/или судебного производства.
  3. Служебная тайна.
  4. Сведения, полученные человеком в ходе осуществления им своих профессиональных обязанностей (врачебная, нотариальная или иная тайна).
  5. Коммерческая тайна.
  6. Информация об изобретении или полезной модели до ее официальной публикации в открытых источниках.
  7. Сведения, хранящиеся в личных делах лиц, осужденных на отбывание наказания.

Коммерческая тайна как объект условия о конфиденциальности

Как правило, в договоры, заключаемые с контрагентами предприятиями, включается условие о сохранении коммерческой тайны, т. к. ее нередко приходится раскрывать в ходе взаимовыгодного сотрудничества. Соответственно, составляя соглашение, содержащее такое условие, стоит понимать, в чем заключается сущность такой тайны и какими признаками она обладает. Понятие коммерческой тайны устанавливает п. 1 ст. 3 федерального закона «О коммерческой. » от 29.07.2004 № 98, который определяет, что это режим сохранения конфиденциальности информации, позволяющий ее владельцу:

  • увеличить получаемый доход;
  • избавиться от дополнительных расходов;
  • обеспечить устойчивое положение своего товара/услуги на рынке;
  • добиться иной выгоды.

К информации, которая может охраняться как коммерческая тайна, относятся, например, секреты производства (ноу-хау) — любые сведения о результатах интеллектуальной деятельности, применимые в научно-технической сфере, ограничение доступа третьих лиц к которым позволяет их обладателю получать доход или иную выгоду (ст. 1465 ГК РФ). При этом п. 1 ст. 1465 ГК РФ указывает на то, что для обеспечения сохранности информации, имеющей статус секрета производства, ее обладатель может ввести на предприятии режим коммерческой тайны или предпринять иные меры по предотвращению доступа к ней третьих лиц.

Как включить в договор условие о конфиденциальности?

В ходе длительного и тесного сотрудничества невозможно добиться поставленных целей, не предоставив партнеру или работнику определенную информацию, имеющую статус конфиденциальной. В соответствии с положениями подп. 4 п. 1 ст. 10 ФЗ № 98, одной из мер, которая должна быть предпринята на производстве с целью обеспечения конфиденциальности информации, является заключение с работниками предприятия трудовых договоров, содержащих соответствующее условие. Гражданско-правовые договоры, заключаемые с контрагентами предприятия, также должны включать аналогичные пункты.

Сторонами договора, положения которого содержат условия о конфиденциальности определенных сведений, являются:

  • раскрывающие стороны — физические лица или организации, обладающие определенными секретными сведениями и передающие их второй стороне соглашения;
  • получающие стороны — физические лица или организации, которые получают конфиденциальную информацию для ее дальнейшего использования в каких-либо целях.

Условие о конфиденциальности в договоре может быть прописано отдельным пунктом или даже выделено в самостоятельный раздел документа. В последнем случае при составлении можно руководствоваться следующим планом:

  1. Указывается наименование раздела — «Условия о конфиденциальности».
  2. Описывается информация, имеющая статус конфиденциальной.
  3. Указываются обязательства сторон, связанные с неразглашением такой информации.
  4. Устанавливаются санкции за нарушение условий о конфиденциальности и разглашение информации, имеющей статус секретной.
  5. Определяется срок, в течение которого действует установленное условие.
  6. Перечисляются прочие условия сохранения конфиденциальности сведений в том случае, если в определенной ситуации имеется необходимость в их установлении.

Когда условие о конфиденциальности в договор можно не включать?

Гражданское законодательство содержит ряд специальных норм, которые обязывают сторон соглашения соблюдать конфиденциальность информации, являющейся его предметом. В частности, к таким нормам относятся:

    , указывающая на необходимость обеспечения сохранности сведений, доступ к которым открывается в ходе проведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (за исключением случаев, в которых в договоре прямо отмечается иное); , устанавливающая обязательство стороны, получившей информацию о новых решениях и изобретениях в результате исполнения условий договора подряда, по сохранению ее в тайне от третьих лиц.

Если правоотношения, возникающие между сторонами заключаемого договора, регулируются положениями одной из указанных статей, включать в него условие о сохранении конфиденциальности вовсе не обязательно. В этом случае основанием для возникновения у получающей стороны обязанности по защите сведений от несанкционированного доступа станет соответствующая норма гражданского законодательства.

Читайте так же:
Права потребителя при возврате обуви в магазин

Условия конфиденциальности в договоре — пример

Чтобы дать наглядное представление о разделе договора, содержащем условие о конфиденциальности, предлагаем ознакомиться с его образцом:

«Раздел 4. Условия конфиденциальности

  • Сведения о технологическом процессе изготовления деталей для автоперевязочной ДС-1 являются конфиденциальными.
  • Сторона, получившая в ходе исполнения условий настоящего Договора сведения, указанные в п. 4.1, обязана обеспечить их конфиденциальность посредством создания такого режима их использования, который будет препятствовать их передаче третьим лицам.
  • Стороны Договора не вправе переуступать третьим лицам право требования по настоящему Договору в том случае, если такая переуступка влечет за собой необходимость передачи им сведений, указанных в п. 4.1 Договора.
  • Получающая сторона не вправе разглашать информацию, содержащуюся в п. 4.1 Договора в течение 10 лет с момента его заключения.
  • Получающая сторона, нарушившая обязательства, установленные в пп. 4.2, 4.3 и 4.4 Договора, обязана уплатить другой его стороне штраф в размере 256 (двухсот пятидесяти шести) тысяч руб. Сверх указанной суммы штрафа с нарушителя могут быть взысканы также убытки, понесенные другой стороной Договора вследствие разглашения сведений, указанных в п. 4.1».

Приведенный пример является условным и может быть переработан сторонами соглашения с учетом обстоятельств, в которых оно заключается.

Итак, заключение с работниками и контрагентами договоров, содержащих условие о конфиденциальности, является обязательным этапом создания на предприятии режима коммерческой тайны. Такое условие может быть включено как в гражданско-правовой, так и в обычный трудовой договор, заключаемый с сотрудниками предприятия. Законодатель не предъявляет никаких требований к порядку и правилам составления такого раздела соглашения, поэтому обладатель охраняемых сведений может сформировать его самостоятельно.

Условие о конфиденциальности в договоре не влияет на уступку прав (требований) по денежному обязательству

Условия в договоре подряда о конфиденциальности коммерческой, служебной и финансовой информации, которая может стать известна сторонам по договору, не являются препятствием для уступки права (требования) кредитором по денежному обязательству. При уступке прав (требования) кредитор должен передать лишь до­кумен­ты, удостоверяющие такое право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования).

Уступка права не должна противоречить закону и договору

По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ст. 702 ГК РФ).

Заказчик по договору подряда, если этим договором не предусмот­рена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, обязан уплатить подрядчику обусловленную цену пос­ле окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный сторонами срок, либо с согласия заказчика досрочно (п. 1 ст. 711 ГК РФ).

В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (ст. 309 ГК РФ).

Гражданское законодательство допускает, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. При этом если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, а согласия должника на переход прав кредитора к другому лицу не требуется (п. 1, 2 ст. 382, п. 1 ст. 384 ГК РФ).

В рассматриваемом случае каких-либо запретов или особых оговорок в отношении уступки прав (требования) в договоре подряда не предусмотрено.

Нормой ст. 383 ГК РФ установлено, какие права требования не подлежат передаче в порядке цессии. К ним относятся права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Следует сразу отметить, что суды не считают, что личность кредитора имеет существенное значение, если стороны в догово­ре обязались сохранить в тайне все связанные с ним сведения и не разглашать информацию треть­им лицам без взаимного согласия (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.07.2003 № А31-3942/2).

Читайте так же:
Назначение платежа при перечислении суммы алиментов

Согласно п. 3 ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему до­кумен­ты, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования. При этом уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону или договору (п. 2 ст. 383, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

Закон защищает права обладателя конфиденциальной информации, но не запрещает цессию

Гражданское законодательство предусматривает конфиденциальность полученной сторонами по договору подряда информации. Так, если сторона благодаря исполнению своего обязательства по договору подряда получила от контрагента информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, в отношении которых их обладателем установлен режим коммерческой тайны, сторона, получившая такую информацию, не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия контрагента. Порядок и условия пользования такой информацией определяются соглашением сторон (ст. 727 ГК РФ).

В силу принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стороны в соглашении могут установить запрет как на разглашение любой информации, полученной в ходе выполнения договора подряда, так и на передачу до­кумен­тов по выполнению работы или ее отдельной части третьей стороне.

Однако следует учитывать, что такое условие само по себе не свидетельствует об установлении запрета на уступку права требования (цессию) по смыслу ст. 382 ГК РФ, а свидетельствует лишь о запрете на передачу третьим лицам до­кумен­тации заказчика, которая используется исполнителем при выполнении своих обязательств, в том числе по ведению бухгалтерского учета хозяйственно-финансовой ­­деятельности истца и т.д., а также иной конфиденциальной информации (постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2011 № Ф09-1689/11-С2 по делу № А07-12811/2010).

Исходя из положений п. 3 ст. 385 ГК РФ и характера договора цессии (уступки права (требования)), кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать лишь удостоверяющие право (требование) до­кумен­ты и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования). При этом такие сведения могут и не содержать конфиденциальную информацию (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.04.2015 № 08АП-1022/2015 по делу № А46-12907/2014). ФАС Северо-Западного округа также считает, что условия в договоре оказания услуг о конфиденциальности коммерческой, служебной и финансовой информации, которая может стать известна сторонам по договору, не может препятствовать уступке права требования денежного обязательства (постановление от 26.05.2011 № Ф07-3998/11 по делу № А56-27039/2010).

Аналогичной позиции суды придерживаются и при рассмотрении дел по оспариванию соглашений об уступке права (требования) в случае, если договором было предусмотрено, что стороны обязуются не разглашать, не передавать и каким-либо еще способом не делать доступными для третьих организаций и лиц сведения, содержащиеся в до­кумен­тах, оформляющих совместную деятельность сторон в рамках настоя­­щего до­говора, иначе как с письменного согласия обеих сторон.

Суды указывают на то, что из буквального толкования норм о до­говоре подряда не следует, что передача прав по договору поставлена в зависимость от получения согласия другой стороны (см., например, постановление ФАС Цент­рального округа от 15.05.2013 по делу № А35-7541/2012). В силу указания п. 2 ст. 382 ГК РФ такое согласие требуется, только если это прямо предусмотрено законом или договором (постановления ФАС Центрального округа от 28.09.2012 по делу № А09-6737/2011, Пятнадцатого арбит­ражного апелляционного суда от 24.07.2012 № 15АП-5943/2012 по делу № А53-3464/2012).

Согласно ст. 65 АПК РФ при возникновении спора каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Таким образом, при возникновении судебного спора в связи с уступкой прав (требований) должнику необходимо будет доказывать, что цедентом (кредитором по обязательству) неправомерно переданы до­кумен­ты, содержащие конфиденциальную информацию.

Суд не признал условия договора конфиденциальной информацией

Суд не признал условия договора конфиденциальной информацией

Юристам соцсети для врачей, называющей себя крупнейшей в мире, и одной из ведущих российских SEO-компаний вчера было неуютно в АСГМ. Поучительный тон не нужен, «процессуально теряться» — достойно сожаления, а излагать одну мысль «различными способами словесного изображения» — неуважение к суду и стороне, корила оппонентов судья. Но один из них может вздохнуть с облегчением: иск на 1,2 млн руб. отклонен.

В 2009 году Станислав Сажин и Андрей Перфильев основали социальную сеть для врачей «Доктор на работе», в том же году сайт заработал, а в 2012 году для его продвижения была нанята компания «Ашманов и партнеры», занимающаяся интернет-маркетингом. План был таков: к октябрю 2012 года в «Докторе» должно быть 100 000 зарегистрированных врачей-пользователей. Но в итоге сотрудничество проекта Сажина и Перфильевым c «Ашмановым и партнерами» обернулась публичным скандалом, вспыхнул он 15 октября 2012 года.

Читайте так же:
Приставы сняли деньги за штраф – что делать?

Сажин, генеральный директор «Доктора», остался недоволен качеством работы подрядчика, о чем в резкой форме сообщил у себя в Facebook. SEOшники, как он написал, разместили рекламу на портале знакомств, и в результате регистрироваться на сайт врачей приходили отнюдь не медработники, а, как указал Сажин, например, проститутки. Сотрудники «Ашманова» молчать не стали. «Ксения Рыжкова подробно описала в комментариях (в настоящий момент тред удален – «Право.Ru»), каким образом строился процесс работы – сколько и за что платят при размещении рекламы, что поставлена цель — достижение 100 000 пользователей к 14 октября 2012 года», — говорил вчера представитель «Доктора» в Арбитражном суде города Москвы, который рассматривал иск соцсети к «Ашманову и партнерам» о компенсации в 1,2 млн руб. за разглашение конфиденциальных сведений (Дело А40-23492/2013). Была названа стоимость контракта и стоимость одного привлеченного пользователя — 100 руб. (попутно Сажину попытались объяснить, что за эту сумму он мог получить именно то, что получил, а никак не 100 000 врачей).

— Мы оспариваем нарушение одного из пунктов договора, который гласит об обязанности ответчика не разглашать любую информацию, полученную от заказчика, — говорил сохранивший для публики инкогнито представитель «Доктора». — Факт получения информации был признан.

— Ответчик же не признает иск! — прервала его судья Светлана Шустикова и попыталась выяснить, какая именно конфиденциальная информация была разглашена: — Что он обязан был хранить, получив от вас? А то можно, сами знаете, и по секрету всему свету… Что именно вы ему передавали со словами «смотри, храни»?

— Любую информацию, полученную от заказчика, ответчик должен хранить в тайне. Информация касалась условий договора – какими способами надо привлекать на сайт истца посетителей и пользователей, — ответил представитель «Доктора».

— То есть каждое слово становится секретным? – удивилась судья. Тогда юрист истца пояснил, в договоре есть иной пункт, где сказано – «кроме общедоступной информации».

Адвокат Александр Сухарев, представляющий интересы «Ашманова и партнеров», не был согласен с тем, что любая информация, за исключением общедоступной, является секретной. «Детального определения конфиденциальная информация не имеет, но есть список, установленный указом президента (указ Президента РФ от 6 марта 1997 года № 188 — «Право.Ru»). К конфиденциальной информации в нем причислена, например, коммерческая тайна. Представители истца не указывают еще на один из пунктов договора. В нем сказано, что сведения, составляющие коммерческую тайну, передаются отдельным актом. Но такой акт не составлялся, и такие сведения переданы не были. Согласование цены, информация о чем попала в общий доступ — это не передача [конфиденциальной] информации, — говорил он.

— Не надо использовать тут только поучительный тон, — упрекнула его судья. Она то ли торопилась, то ли была чем-то недовольна: обеим сторонам доставались едкие замечания.

— Хорошо, — поправился Сухарев. — Истцы ничего не предоставили, подтверждающее их правоту, хотя должны все обосновывать. По договору предъявлять претензии смысла нет. Коммерческие риски всегда присутствуют в той или иной степени, и если истец остался недоволен…

Узнать, что следовало делать «Доктору на работе» не удалось, — судья остановила адвоката и обратилась к его оппоненту:

— Поясните мне, из чего складывается сумма иска?

Тот озадаченно переспросил, на какой стадии процесс – в прениях, или все еще идет предоставление доказательств.

— Очень странно, что одна из сторон не понимает, где находится. Если вы так процессуально потерялись, мне очень печально. По желанию, в какой хотите стадии себя ощущайте, — съязвила судья, и представитель «Доктора» сначала все-таки решил ответить на довод Сухарева:

— В договоре есть два понятия – конфиденциальная информация и коммерческая тайна. Исполнитель гарантирует конфиденциальность именно всей информации, переданной заказчику. Указ президента это не контролирует. А размер убытков оценить очень сложно.

— Да размер понятен – цена сделки, — отмахнулась судья.

Однако, по мнению юриста соцсети, это верно лишь отчасти. «Да, с одной стороны, размер – цена договора, — сказал он. — С другой, разглашением информации бизнесу истца был причинен репутационный вред. «Доктор на работе» – это сайт для врачей, доход приносит реклама от фармацевтических компаний. Ряд клиентов нам говорит: что ж такое, врачи узнают, что их за деньги привлекают на сайт, и часть рекламодателей от нас отказались». Затем он признал, что «прямых доказательств» этому нет, и продемонстрировал творческое применение «принципа, провозглашенного Президиумом ВАС, – справедливости и соразмерности». От среднего клиента, по его словам, доход сайта составляет 300 000 руб., от постоянного рекламодателя – 900 000 руб. «Если предположить, что от наших услуг отказались – один крупный и один средний [клиент], то как раз и получается 1,2 млн руб.», — резюмировал представитель «Доктора».

Читайте так же:
Как правильно расторгнуть договор: советы юриста

— Некоторые вещи [в вашей речи] — сплошные предположения и допущения. Документально подтверждены доходы истца от рекламодателей? – спросил адвокат Сухарев.

— Это упущенная выгода! — парировал истец.

— Хотелось бы понять… — начал было представитель «Ашманова и партнеров», но судья его перебила:

— Это не та площадка, где мы что-то понимаем. Я все оценю в совещательной комнате.

— Все, что сказано истцом – голословно и ничем не доказано. Договор – это результат согласования двух сторон. Без всякой передачи информации: вот условия, вот цены… — попробовал продолжить Сухарев, но судья рассердилась.

— Ну, нельзя одну мысль просто излагать различными способами словесного изображения! Это неуважение к суду и стороне! – воскликнула она. Затем, уточнив у представителя истца, что ему больше сказать нечего, удалилась в совещательную комнату. А когда вернулась, буквально через две минуты, объявила, что в удовлетворении исковых требований отказано. «Доктор на работе» будет подавать апелляционную жалобу.

Как придать юридическую силу соглашению о неразглашении конфиденциальной информации?

Как придать юридическую силу соглашению о неразглашении конфиденциальной информации?

При заключении сделки с партнером или трудового договора с сотрудником вам бы хотелось избежать несанкционированного распространения передаваемых ему сведений? Ответ на этот вопрос очевиден, ведь разглашение конфиденциальной информации может нанести серьезный ущерб ее первоначальному владельцу. Считается, что защитить от таких последствий сможет соглашение – non-disclosure agreement (NDA). Но так ли это на самом деле?

Что такое NDA?

NDA – это соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, которое заключается ее обладателем с теми, кому эта информация передается, в целях недопущения ее последующего распространения. Такой вид соглашений был заимствован из англо-саксонской системы права и не нашел отражения в отечественном гражданском законодательстве. Следовательно, речь идет о непоименованном договоре.

Почему соглашение о неразглашении информации само по себе не работает и как ему придать юридическую силу?

В п. 2 ст. 421 ГК РФ закреплен принцип свободы договора, потому заключение NDA не запрещено. Но имеет ли это соглашение юридическую силу? В действительности оно само по себе не работает. NDA имеет юридическую силу только в случае, если обладатель конфиденциальной информации установил режим коммерческой тайны.

Согласно подп. 7 п. 3 ст. 2 Закона об информации лицо, получившее доступ к конфиденциальной информации, обязуется не передавать ее третьим лицам без согласия ее обладателя. Условия отнесения информации к сведениям, составляющим тайну, устанавливаются законами (ч. 4 ст. 9 Закона об информации). И этот момент является ключевым.

Обратимся к Закону о коммерческой тайне. Пункт 1 ст. 10 этого закона содержит обязательные требования к установлению режима коммерческой тайны:

1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;

2) установление порядка обращения с такой информацией и контроля за его соблюдением;

3) ведение учета лиц, получивших доступ к коммерческой тайне, а также лиц, которым она была передана;

4) внесение в трудовые договоры с работниками и в договоры с контрагентами условий, регулирующих обращение с коммерческой тайной;

5) нанесение на материальные носители коммерческой тайны (или включение в состав реквизитов документов) грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации.

Первые два требования подразумевают принятие соответствующего локального нормативного акта, закрепляющего необходимые сведения; третье – наличие системы фиксации и регистрации.

В ст. 11 Закона о коммерческой тайне закреплена обязанность работодателя ознакомить под расписку работника с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, с установленным режимом коммерческой тайны и мерами ответственности за его нарушение. Также работодатель обязан создать работнику необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны.

Соответственно, помимо заключения NDA с партнером или сотрудником, обладатель информации должен выполнить весь перечень требований, установленных законом. В противном случае он не сможет рассчитывать на поддержку со стороны государства.

Читайте так же:
Куда обращаться, если квартплата начислена неправильно, что делать

Что говорят суды?

1. В Постановлении от 3 июля 2015 г. по делу № А56-72074/2014 Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отметил, что если в отношении предмета договора установлена коммерческая тайна, то должны быть соблюдены требования ст. 10 Закона о коммерческой тайне. Из материалов дела следует, что стороны заключили NDA, но требования указанной статьи были проигнорированы полностью. Как следствие – неприменимость режима защиты конфиденциальной информации к предмету соглашения.

Аналогичная ситуация отражена в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2017 г. № С01-922/2017 по делу № А33-28905/2016. СИП поддержал выводы судов первой и апелляционной инстанций о неприменимости к сведениям режима коммерческой тайны, поскольку не были приняты меры, установленные ст. 10 Закона о коммерческой тайне.

2. Отдельно стоит обратить внимание на Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июня 2019 г. по делу № 33-26791/2019, которое посвящено трудовым отношениям. Согласно материалам дела, организация обратилась в суд с иском к работнику о взыскании денежных средств за нарушение NDA. Суд в удовлетворении требований отказал. Мотивировал это решение он тем, что ст. 238 ТК РФ содержит положения, устанавливающие материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, но эта норма не предусматривает ответственность за разглашение конфиденциальной информации в виде штрафа. Дополнительные условия трудового договора, ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не допускаются. В связи с этим включение в трудовой договор условия о взыскании штрафа за нарушение NDA противоречит трудовому законодательству и применению не подлежит.

Таким образом, заключение NDA в рамках трудовых отношений ограничивается нормами трудового права в силу зависимого положения работника и принципа преимущества слабой стороны.

3. Далее рассмотрим спор о форме внутренних документов, посредством которых вводится режим коммерческой тайны, на примере Решения Тихвинского городского суда Ленинградской области от 15 августа 2019 г. по делу № 2-586/2019. Суд отклонил довод о том, что в организации не был установлен режим коммерческой тайны, поскольку отсутствовал единый локальный акт. По его мнению, указания на режим коммерческой тайны в отдельных локальных актах работодателя и включения условий о таком режиме в трудовой договор достаточно для возложения на работника ответственности за разглашение конфиденциальной информации. Иными словами, в наличии единого документа нет необходимости, поскольку закон такого требования не содержит.

4. Судами также был рассмотрен вопрос о том, как соотносится режим коммерческой тайны с возможностью реализации корпоративного контроля участниками обществ.

В Решении Арбитражного суда Ставропольского края от 6 марта 2018 г. по делу № А63-23435/2017 была дана правовая оценка следующей ситуации: общество при предоставлении документов потребовало от участника подписать NDA, но он отказался. Общество обратилось с иском в суд об обязании участника заключить соответствующее соглашение. Однако суд напомнил обществу о принципе свободы договора и отсутствии обязанности у участника подписывать NDA.

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 25 июня 2020 г. по делу № А53-35232/2019 примечательно выводом о том, что даже установление порядка оборота информации, отнесенной обществом к конфиденциальной, не является препятствием для предоставления ее участнику в целях реализации корпоративного контроля над деятельностью общества, учитывая, что законом предусмотрена обязанность участника не разглашать конфиденциальную информацию (п. 2 ст. 67, п. 4 ст. 65.2 ГК РФ) и общество имеет право потребовать выдачи соответствующей расписки от участника (п. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18 января 2011 г. № 14).

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод о том, что процедура введения режима коммерческой тайны установлена законом, требования имеют императивный характер. Кроме того, существуют ограничения для трудовых и корпоративных отношений, сужающие сферу применения NDA. Тем не менее в крупных корпорациях, в том числе российских, принято подписывать NDA. Считается, что заключение такого соглашения оказывает дисциплинирующее воздействие на стороны. Наличие психологического фактора не исключено, однако ценность любого соглашения заключается в его юридической силе. А придать ее NDA удастся только в случае соблюдения всех законодательных требований.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector