Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возбуждение уголовного дела и процессуальные моменты

Возбуждение уголовного дела и процессуальные моменты

от 7 июля 2004 года N 01-40/24927

О результатах обобщения практики применения УПК РФ
при возбуждении уголовных дел

Государственный таможенный комитет Российском Федерации проанализировал практику применения положений, регулирующих порядок возбуждения уголовных дел и порядок производства дознания, установленный главой 32 УПК РФ, по преступлениям, отнесенным к компетенции таможенных органов (ч.1 ст.188 и ст.194 УК РФ).

После введения с 1 июля 2002 года в действие УПК РФ таможенные органы, как органы дознания, столкнулись с серьезными трудностями при реализации своих процессуальных полномочий в части возбуждения уголовных дел в связи с отсутствием единообразия применения норм УПК РФ в следственной и судебной практике.

С момента введения в действие УПК РФ и по настоящее время имеют место необоснованные отказы прокуроров в даче согласия таможенным органам в возбуждении уголовных дел о контрабанде по мотивам:

— неустановления к моменту вынесения постановления о возбуждении уголовного дела лица, совершившего преступление;

— неустановления к моменту вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в действиях правонарушителя прямого умыспа на совершение контрабанды.

В ряде случаев такую же позицию занимают и суды.

Так, некоторые прокуроры как условие дачи согласия на возбуждение уголовного дела требуют от дознавателей установления в ходе доследственных проверок, (то есть не процессуальным путем) лиц, совершивших преступления, и данных о наличии в их действиях прямого умысла на совершение контрабанды или уклонения от уплаты таможенных платежей.

Под сомнение ставятся процессуальные полномочия таможенных органов на вынесение постановления о возбуждении уголовного дела по самому факту обнаружения признаков преступлений, предусмотренных ч.1 ст.188 и ст.194 УК РФ.

Когда к моменту решения вопроса о возбуждении уголовного дела еще не установлено лицо, подозреваемое в его совершении. (Имеются даже судебные решения, когда возбуждение таможенным органом с согласия прокурора уголовного дела по факту контрабанды и проведения по нему дознания признано незаконным только по тому основанию, что к моменту возбуждения дела, несмотря на явные признаки контрабанды, не было установлено лицо, совершившее это преступление).

Таким образом, в ряде регионов уголовные дела таможенным органам позволяют возбуждать и расследовать лишь при наличии установленного подозреваемого и доказательств, свидетельствующих о том, что он совершил эти преступления, действуя с прямым умыслом, а не по факту обнаружения признаков объективной стороны преступления.

Отсутствие единой практики возбуждения уголовных дел, обусловлено неоднозначной позицией прокуроров, которые в одних случаях дают таможенным органам согласие на возбуждение уголовного дела по факту обнаружения признаков преступления (когда не известно лицо, совершившее преступление), а в других случаях, при аналогичных обстоятельствах совершения преступления отказывают в даче согласия на возбуждение дел.

Так, по информации таможенных органов поступившей в ГТК РФ за 2003 год и пять месяцев 2004 года по мотивам неустановления в ходе доследственных проверок конкретных лиц, при обнаружении явных признаков преступления, прокурорами было отказано в даче согласия на возбуждение 49 уголовных дел.

Из-за отсутствия в материалах доследственных проверок достаточных данных, свидетельствующих о наличии в действиях правонарушителей прямого умысла на совершение преступлений, прокуроры не дали согласия на возбуждение 36 уголовных дел.

Такой позиции придерживаются Приморская, Приволжская, Новороссийская, Сочинская, Новосибирская и Свердловская транспортные прокуратуры, Ростовская и Новосибирская областные прокуратуры, прокуратуры Чувашии и Татарстана. В этой связи характерной является позиция Свердловской транспортной прокуратуры, высказанная в письме направленном в адрес Уральской оперативной таможни 26 апреля 2004 года.

По мнению прокуратуры положения ст.223 УПК РФ исключают возможность производства предварительного расследования в виде дознания по уголовным делам возбужденным не в отношении конкретных лиц. В случае установления таможенными органами факта совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.188 и ст.194 УК РФ неустановленным лицом предварительное расследование должно и может осуществляться лишь в форме предварительного следствия органами уполномоченными на его производство. При этом исключена возможность проведения по указанным преступлениям и неотложных следственных действий.

В то же время по материалам доследственных проверок таможенных органов прокурорами Калининградской области, Северо-Западного региона и других, давались согласия таможенным органам на возбуждение уголовных дел по факту обнаружения признаков преступления, когда лицо, совершившее преступление, не установлено. Всего за 2003 год таможенными органами возбуждено в отношении неустановленных лиц по ч.1 ст.188 и ст.194 УК РФ 1303 уголовных дела, что составляет 67% от общего количества уголовных дел данной категории.

На наш взгляд, причина всего вышеуказанного порождена некорректной редакцией ст.223 УПК РФ (порядок и сроки дознания), установившей, что дознание производится по уголовным делам, указанным в ч.3 ст.150 Кодекса (УПК РФ), возбуждаемым в отношении конкретных лиц.

Эта норма в сопоставлении с другими нормами главы 32 "Дознание" и с нормой ст.150 УПК РФ действительно на первый взгляд создает впечатление, что по преступлениям, по которым проведение предварительного следствия является необязательным, органы дознания правомочны возбуждать уголовные дела с согласия прокурора и осуществлять дознание по ним лишь в тех особых случаях, когда к моменту рассмотрения сообщения о совершенном или совершаемом преступлении лицо, совершившее это преступление, известно. Иными словами, органы дознания возбуждают уголовное дело и проводят дознание по нему, когда не требуется проведение следственных действий по установлению подозреваемых лиц, т.е. по очевидным преступлениям.

Читайте так же:
Акт проверки работоспособности соуэ образец

С этим нельзя согласиться, так как в ст.223 УПК есть общее положение о том, что предварительное расследование в форме дознания проводится в порядке, установленном главами 21, 22 и 24-29 Кодекса с изъятиями, предусмотренными главой 32 УПК. В ст.146 УПК говорится, что дознаватель с согласия прокурора в пределах компетенции, установленной УПК РФ, при наличии поводов и оснований, предусмотренных ст.140 УПК РФ, возбуждает уголовное дело.

Если принять за основу, что под "пределами компетенции" имеются в виду процессуальные полномочия, вытекающие из последственности, то тогда таможенный орган, как орган дознания, получив при проверке сообщения о контрабанде или уклонении от уплаты таможенных платежей достаточные данные о наличии признаков этих преступлений, правомочен выносить постановление о возбуждении уголовного дела и проводить по нему неотложные следственные действия независимо от того, установлен ли в этот момент подозреваемый (конкретный правонарушитель).

Ошибочная трактовка положений главы 32 УПК РФ привела и к необоснованному выдвижению надуманного условия возбуждения уголовного дела дознавателем — наличия и предъявления им прокурору в материалах доследственной проверки данных о том, что правонарушитель, совершая контрабанду или уклонение от уплаты таможенных платежей, действовал с прямым умыслом.

В ч.2 ст.140 УПК РФ указывается, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Таким образом, дознаватель таможенного органа для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела должен обладать документами и иными материалами, содержащими достаточные данные, указывающие на наличие признаков преступления, и не более того. Достаточность данных, указывающих на наличие признаков преступления, предполагает наличие такой их совокупности, которая дает основания для достоверного либо вероятного вывода о том, что совершены преступления, предусмотренные уголовным законом (в рассматриваемом случае — контрабанда или уклонение от уплаты таможенных платежей).

С учетом того, что расследование преступлений отнесенных к компетенции таможенных органов, представляет значительную сложность, различная трактовка положений ст.223 УПК РФ регламентирующих порядок возбуждения уголовных дел, не обеспечивает выполнение таможенными органами задач в борьбе с преступностью в таможенной сфере и защите экономической безопасности государства.

В связи с изложенным, просим рассмотреть наше обращение и дать разъяснение Генеральной прокуратуры по единообразному применению уголовно-процессуальных норм в процессе возбуждения уголовных дел таможенными органами.

Заместитель председателя
ГТК России
генерал-лейтенант
Н.А.Волобуев

Приложение

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 14 сентября 2004 года N 16-14-03

[Разъяснение Генеральной прокуратуры по единообразному применению уголовно-процессуальных
норм в процессе возбуждения уголовных дел таможенными органами]

В Генеральной прокуратуре Российской Федерации разделяют Вашу озабоченность проблемами, связанными с компетенцией таможенных органов в части возбуждения уголовных дел по фактам обнаружения признаков преступления, совершенного неустановленным лицом, и производства неотложных следственных действий по таким делам.

Дознание производится по уголовным делам, возбуждаемым в отношении конкретных лиц. Если такие лица не установлены на момент возбуждения уголовного дела, то расследование должно проводиться в форме предварительного следствия. Данное требование сформулировано в законе достаточно ясно и однозначно.

Таможенные органы дознания уполномочены осуществлять в течение 10 суток неотложные следственные действия на начальном этапе расследования, в том числе по уголовным делам с неустановленными подозреваемыми о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.188 и ст.194 УК РФ.

Закон не содержит обязательного требования об установлении в ходе доследственной проверки, т.е. на момент возбуждения уголовного дела, доказательств, свидетельствующих о прямом умысле лица, совершившего контрабанду. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Причастность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы подлежат доказыванию при производстве по уголовному делу.

Начальник
Главного управления по надзору
за процессуальной деятельностью
органов прокуратуры,
внутренних дел, юстиции
и исполнением
таможенного законодательства
государственный советник
юстиции 2 класса
А.П.Кизлык

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица как основание для подозрения

Абазалиев, И. М. Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица как основание для подозрения / И. М. Абазалиев. — Текст : непосредственный // Актуальные проблемы права : материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2018 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2018. — С. 42-44. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/299/14417/ (дата обращения: 20.12.2021).

С принятием УПК РФ 2001 года возбуждение уголовного дела окончательно оформилось как полноценная процедура уголовного процесса. Как отмечает К. В. Муравьев, «в современном законодательстве возбуждению дела в отношении лица впервые придается самостоятельное значение» [1, с. 6]. Полагаем, что подобная особенность исходит из того, что сама по себе процедура возбуждения уголовного дела одновременно реализует назначение всего уголовного процесса. По крайне мере на данной стадии завязаны последующие уголовно-процессуальные решения досудебного производства.

Читайте так же:
Выдача разрешения на временное проживание

В последние годы очередной раз активизировались обсуждения будущего стадии возбуждения уголовного дела в российском уголовном процессе. Разумеется, имеются как противники этой стадии, так и сторонники. Приводятся значительное количество аргументов, указывающих на дефектность этой стадии, на ее бессмысленность, на необходимость ее ликвидации [2; 3; 4; 5]. В то же время есть доводы и в пользу стадии, отмечающие положительные стороны стадии, в том числе признание ее неким фильтром досудебного производства [6]. Решение вопроса о целесообразности стадии возбуждения уголовного дела в уголовном судопроизводстве составляет предмет отдельного исследования, поэтому некоторые спорные моменты умышленно упустим и рассмотрим данную стадию сквозь призму процессуального статуса подозреваемого.

Кроме этого, факт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица может выступить как самостоятельное основание для признания данного лица подозреваемым. На это нам указывает п. 1 ч. 1. ст. 46 УПК РФ. Тем самым, наделение лица статусом подозреваемого при возбуждении в отношении него уголовного дела позволяет своевременно обеспечить права личности в уголовном процессе [7, с. 117]. Однако данное основание содержит не только возможность появления в досудебном производстве подозреваемого, но и ряд нерешенных вопросов в самой деятельности по реализации его прав, свобод, законных интересов, а также в установлении обязанностей и ответственности за их неисполнение. Об этом свидетельствуют неутихающие обсуждения в уголовно-процессуальной науке [8, с. 40]. Существуют также позиции, вообще отвергающие возбуждение уголовного дела как основание для подозрения лица. Так, ряд видных процессуалистов высказывали еще в прошлом веке, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица в условиях недостаточной информированности может привести к тому, что это лицо вообще ни при чем, а расследование надо вести в отношении совсем другого, хотя это лицо оказалось зафиксированным как подозреваемый в официальном процессуальном акте» [9; 10].

На эти проблемы указывали и в более поздних работах процессуалистов. Например, отмечается, что ст. 46 УПК РФ «…не определяет основания и процессуальный порядок возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица» [11, с. 64]. Кроме этого остается нерешенной проблема о необходимости установления дополнительных оснований для возбуждения уголовного дела в отношении определенного лица. В этой связи некоторые авторы справедливо задаются вопросом: «…если для возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления достаточно такого общего основания, указанного в законе, как «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления», то достаточно ли этих же данных для возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица?» [11, с. 60]. Полагаем, что нет. Учитывая, что при этом лицо становится подозреваемым необходимо предусмотреть ряд дополнительных оснований для возбуждения уголовного в отношении конкретного лица.

Еще М. С. Строгович писал: «чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, улики, указывающие на определенное лицо как совершителя преступления. Для этого мало, чтобы у следователя или производящего дознания просто возникло подозрение о том, что лицо совершило преступление, так как само по себе подозрение имеет субъективный характер. Необходимы объективные данные, уличающие доказательства, хотя и недостаточные для предъявления обвинения» [12, с. 236]. Действительно, чтобы возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица необходимо собрать достаточное количество данных, указывающих на причастность лица к совершению преступления, поскольку возбуждение уголовного дела есть некий акт уголовного преследования [13, с. 22]. А уголовное преследование есть деятельность не только по изобличению лица, причастного и виновного в совершении преступления, но и по ущемлению прав и свобод предполагаемого преступника. Исходя из этого крайне рискованно начинать преследование, выражающееся в подозрении и дальнейшем обвинении лица, должным образом, не убедившись в его причастности. На это же в 2002 году указал Конституционный Суд РФ, который при анализе оспариваемых ст. 116, 218, 219 и 220 УПК РСФСР отметил, что при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, данное лицо приобретает статус подозреваемого, в связи с чем может быть причинен ущерб его конституционным правам и свободам. По мнению Конституционного Суда РФ, сложившаяся правоприменительная практика свидетельствует о том, что данные нормы ограничивают для таких лиц возможность защищать в суде свои права и законные интересы, а значит, затрудняют доступ к правосудию. При этом уже судебный контроль на последующих стадиях не может выступать достаточным и эффективным средством восстановления нарушенных при возбуждении уголовного дела их основных прав и свобод. И далее отмечается, что данные нормы уголовно-процессуального закона должны толковаться как не препятствующие лицу, подозреваемому в совершении преступления, обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела [14]. В 2004 году Конституционный Суд РФ уточнил данный момент и указал, что по уголовному делу, возбужденному по факту обнаружения признаков преступления (или в отношении неустановленных лиц) в качестве обвиняемых могут быть привлечены любые лица без вынесения в их отношении постановлений о возбуждении уголовного дела [15].

Читайте так же:
Оформляем отношения с материально ответственными лицами

Причастность устанавливается путем производства проверочных действий в виде следственных действий, возможных до возбуждения уголовного дела, иных процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий. Результаты данных проверочных действий и будут выступать соответствующими дополнительными основаниями.

Требование уголовно-процессуального закона не нарушено

Как сообщает «АГ», первый заместитель прокурора Кабардино-Балкарской Республики Юрий Лаврешин вынес постановление об отказе в удовлетворении жалобы защиты адвоката Ратмира Жилокова на незаконность возбуждения уголовного дела в его отношении. Отказывая в удовлетворении жалобы, первый заместитель прокурора отметил, что при принятии решения о возбуждении уголовного дела в рассматриваемом случае требование уголовно-процессуального закона не нарушено. «Названное дело возбуждено при наличии повода и оснований, предусмотренных ст. 140 УПК РФ», – подчеркнуто в его постановлении. Защитники Ратмира Жилокова сообщили о своем намерении обжаловать постановление в вышестоящий орган. Вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев выразил недоумение тем, что в отношении кабардино-балкарских полицейских, причастных к конфликту с адвокатами, не только не возбуждено уголовное дело и не избрана мера пресечения, но они продолжают исполнять должностные обязанности, в полной мере пользуясь властными возможностями в ходе расследования, которое якобы ведется и по претензиям в отношении них.

Конфликт полицейских и адвокатов

Напомним, как сообщалось ранее, 20 мая сотрудники межмуниципального отдела МВД России «Урванский» задержали, заковали в наручники и насильно доставили в здание отдела адвоката АП Кабардино-Балкарской Республики Ратмира Жилокова. В целях защиты прав задержанного в отдел МВД прибыли его коллеги Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова.

Подробности ЧП в Кабардино-Балкарии

Подробности ЧП в Кабардино-Балкарии

По заявлению адвокатов, несмотря на предъявление ордеров, удостоверений и паспортов, защитникам не удалось оказать квалифицированную юридическую помощь задержанному адвокату из-за воспрепятствования этому нескольких полицейских во главе с их начальником Радионом Шогеновым. При этом полицейские затащили Диану Ципинову в здание отдела и заковали в наручники, продержав ее там до приезда сотрудников собственной безопасности МВД. По словам Натальи Маговой, в адрес ее коллеги поступали различные оскорбления и угрозы сексуального насилия от сотрудников полиции.

25 мая адвокаты Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова направили в АП КБР обращение в целях защиты своих нарушенных прав, в котором изложены детали инцидента. Адвокаты указали, что у всех них после случившегося имеются видимые телесные повреждения, и подчеркнули, что действия виновных полицейских должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

Задержание адвокатов и предъявление им обвинений

В ночь на 29 мая правоохранительные органы задержали Диану Ципинову и Ратмира Жилокова, подозреваемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ, и поместили их в ИВС.

Из датированного 28 мая постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Ратмира Жилокова (есть у «АГ») следовало, что 20 мая адвокат подъехал к помещению, расположенному в г. Нарткала, где осуществлялась незаконная деятельность по организации и проведению азартных игр. По версии следствия, прибыв на место, адвокат предложил одетому в форменную одежду заместителю начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Тимуру Нагоеву отойти в сторону, снять форму и выяснить отношения «на кулаках», после чего стал приближаться к полицейскому.

В постановлении отмечалось, что Нагоев предупредил Жилокова о том, что является сотрудником полиции, и о возможности применения к нему физической силы в случае совершения противоправных действий. Тем не менее, несмотря на такое предупреждение, адвокат вплотную приблизился к вышеуказанному полицейскому и нанес ему головой удар в надбровную область лица, причинив последнему тем самым телесное повреждение в виде кровоподтека. «Таким образом, в действиях Ратмира Жилокова в части применения насилия к представителю власти – заместителю начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Тимуру Нагоеву – усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ», – отмечалось в постановлении о возбуждении уголовного дела.

Точка бифуркации

Точка бифуркации

Аналогичное преступление было инкриминировано адвокату Диане Ципиновой. Как следовало из соответствующего постановления о возбуждении уголовного дела в отношении нее (имеется у «АГ»), вечером 20 мая в ОМВД России по Урванскому району прибыли два адвоката – Людмила Кочесокова и Диана Ципинова. По версии следствия, защитникам было отказано в свободном доступе в здание, поскольку они не представили адвокатские ордера, «кроме того, согласно указу Главы КБР № 19 УГ от 18.03.2020 “О введении на территории Кабардино-Балкарской Республики режима повышенной готовности и принятии дополнительных мер по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)” не допускается нахождение двух и более лиц в организациях без соблюдения санитарно-эпидемиологических норм», – отмечено в документе.

Читайте так же:
Как оформить завещательное распоряжение по вкладу

В нем также указывалось, что той же ночью адвокаты вместе со своей коллегой Натальей Маговой вновь прибыли к зданию полиции и потребовали впустить их в него, так как они имеют статус адвоката и им не может быть ограничен доступ в вышеуказанный объект. «Тогда же Кочесокова, Магова и Ципинова, воспользовавшись тем, что из здания ОМВД России по Урванскому району выходил один из сотрудников полиции, самовольно прошли в досмотровую часть, расположенную на первом этаже здания <…>. При этом Ципинова производила видеозапись помещения здания полиции на своем сотовом телефоне со встроенной видеокамерой», – отмечено в постановлении.

В связи с этим, как было указано в документе, начальник отдела полиции Радион Шогенов потребовал от адвокатов покинуть здание, но они не отреагировали на его законные требования и самовольно проникли в холл отдела полиции, где находились несколько сотрудников полиции. Полицейские, видя, что адвокаты не реагируют на их «законные требования прекратить нарушать общественный порядок» и покинуть помещение, «с применением физической силы выдворили женщин из здания ОМВД по Урванскому району».

Возмутительный произвол

Возмутительный произвол

Далее, по версии следствия, адвокат Диана Ципинова, находясь на площадке перед входом в отдел полиции, нанесла Тимуру Нагоеву рукой удар по лицу, царапины предплечий, толкнула его в грудь и шею, а затем ударила ногой в паховую область, тем самым причинив ему телесные повреждения.

31 мая старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по КБР вынес постановления о привлечении адвокатов Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой в качестве обвиняемых по ч. 1 ст. 318 УК РФ.

Жалоба на возбуждение уголовного дела Ратмира Жилокова

В жалобе (есть у «АГ») защитник Ратмира Жилокова – адвокат АП КБР Зарема Казанова –назвала незаконным и необоснованным постановление и.о. руководителя СУ СК РФ по КБР о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката. По ее мнению, в рассматриваемом случае не имелось оснований для возбуждения уголовного дела в отношении ее подзащитного.

Зарема Казанова указала, что на момент вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в распоряжении СУ СК РФ по КБР имелись видеозаписи с камер видеонаблюдения, из которых усматривалось отсутствие на лице и теле потерпевшего Тимура Нагоева каких-либо телесных повреждений в 00 часов 30 минут. Согласно материалам предварительной проверки все опрошенные свидетели, утверждавшие о нанесении телесных травм Жилоковым потерпевшему, являются сотрудниками МО «Урванский» МВД России и находятся в прямом подчинении Нагоеву. Тем не менее, подчеркнула Зарема Казанова, следствие все-таки приняло решение о возбуждении уголовного дела в отношении спецсубъекта.

Защитник добавила, что само уголовное дело было возбуждено в результате рассмотрения рапорта заместителя начальника полиции по охране общественного порядка ОМВД по Урванскому району Тимура Нагоева, зарегистрированного 22 мая. Между тем заявление о наличии признаков совершения преступления в виде превышения должностных полномочий и злоупотребления служебными полномочиями, поданное адвокатом Натальей Маговой 20 мая в интересах Ратмира Жилокова и переданное спустя пять дней в СУ СК РФ по КБР, до настоящего времени оставлено без какого-либо процессуального завершения. Более того, в рамках проверки такого заявления ни Жилоков, ни другие свидетели допрошены не были. Таким образом, адвокат просила признать незаконным постановление следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении ее доверителя.

Прокуратура отказалась удовлетворять жалобу

Отказывая в удовлетворении жалобы, первый заместитель прокурора Кабардино-Балкарской Республики Юрий Лаврешин отметил, что при принятии решения о возбуждении уголовного дела в рассматриваемом случае требование уголовно-процессуального закона не нарушено. «Названное дело возбуждено при наличии повода и оснований, предусмотренных ст. 140 УПК РФ», – подчеркнуто в его постановлении.

Прокуратура посчитала, что для принятия решения о возбуждении уголовного дела не требуется установления всех обстоятельств происшедшего события, содержащего признаки преступления, так как эти вопросы разрешаются в ходе предварительного расследования. «В настоящее время уголовное дело находится в стадии расследования, по нему проводятся необходимые следственные действия и ОРМ, направленные на установление обстоятельств произошедшего», – отмечено в документе.

В нем также указано, что заявления адвокатов Натальи Маговой, Дианы Ципиновой и Людмилы Кочесоковой о неправомерных действиях сотрудников ОМВД России по Урванскому району были приобщены к материалам уголовного дела, возбужденного в отношении Ципиновой. В ходе его расследования действиям полицейских будет дана соответствующая правовая оценка. В связи с этим в удовлетворении требований защиты о признании незаконным постановления следственного органа о возбуждении уголовного дела было отказано.

Защита Ратмира Жилокова разочарована отказом прокуратуры

Зарема Казанова в комментарии «АГ» выразила разочарование позицией прокуратуры и сообщила о намерении обжаловать ее вышестоящему прокурору. «Защита также подавала жалобу в порядке ст. 124 УПК РФ руководителю ГСУ СКР по СКФО Олегу Васильеву, поэтому мы надеемся получить положительный результат по линии СК или прокуратуры. Доводы прокуратуры считаю необоснованными, поскольку для возбуждения уголовного дела должны быть соответствующие основания», – рассказала она.

Читайте так же:
Судебная практика по валютной ипотеке

Защитник также заметила, что в документе содержится правовая оценка бездействия следствия в части непроведения проверочных мероприятий относительно заявления адвоката Маговой в интересах Жилокова: «По непонятным причинам в постановлении отмечено, что такие материалы приобщены к материалам уголовного дела в отношении Дианы Ципиновой. Адвокаты Ратмира Жилокова также подали жалобу на такое бездействие в суд, который, мы надеемся, удовлетворит ее, так как следствие проводило активные действия по заявлению потерпевшего, проигнорировав показания троих моих коллег».

Другой защитник Ратмира Жилокова, адвокат Мадина Дышекова, также сообщила о намерении обжаловать отказ прокуратуры в ближайшее время в вышестоящую инстанцию. «Я считаю отказ прокуратуры формальным и необоснованным», – подчеркнула она.

Возбуждение уголовного дела и процессуальные моменты

1. См.: Уголовно-процессуальное право: учеб. для бакалавриата и магистратуры / под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2014. С. 443.

2. См.: Савицкий В.М., Ларин A.M. Уголовный процесс: словарь-справочник. М., 1999. С. 28.

3. См.: Власова Н.А. Основание для возбуждения уголовного дела: проблемы теории и практики // Библиотека криминалиста. 2014. № 4 (15). С. 13.

4. См.: Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. М., 1985. С. 364.

5. См.: там же. Т. 4. М., 1988. С. 38.

11. См.: Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003.

12. См.: Муравьев К.В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2005. С. 104.

19. Уголовный процесс России: лекции – очерки / под ред. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 139.

20. См.: Григорьев B.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел: учеб. пособие. Ташкент, 1986. С. 7.

21. См.: Кожокарь В.В. Возбуждение уголовного дела. Вопросы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. М., 2016. С. 105, 106.

22. Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях: метод. пособие. М., 1954. С. 6.

Библиография

1. Акперов Р.С. Возбуждение уголовного дела в уголовно-процессуальном праве Российской Федерации: дис. . канд. юрид. наук. М., 2010. С. 83.

2. Васильев А.Н. Рассмотрение сообщений о совершенных преступлениях: метод. пособие. М., 1954. С. 6.

3. Власова Н.А. Основание для возбуждения уголовного дела: проблемы теории и практики // Библиотека криминалиста. 2014. № 4 (15). С. 13.

4. Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2001. С. 129.

5. Григорьев B.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел: учеб. пособие. Ташкент, 1986. С. 7.

6. Ковалева М.Г. Возбуждение уголовного дела и обеспечение его законности и обоснованности: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 153.

7. Кожокарь В.В. Возбуждение уголовного дела. Вопросы теории и практики: дис. … канд. юрид. наук. М., 2016. С. 105, 106.

8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / под. ред. В. И. Радченко. М., 1999. С. 217.

9. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л., 1985. С. 10, 11.

10. Материалы уголовного дела № 1-7/2018 (1-59/2017) // Архив Октябрьского районного суда ХМАО — Югры.

11. Материалы уголовного дела № 2-7/2010 (2-26/2009) // Архив суда ХМАО — Югры.

12. Материалы уголовных дел № 1-138/2016, № 1-14/2017 (1-211/2016), № 1-16/2017 (1-213/2016) // Архив Няганского городского суда ХМАО — Югры.

13. Муравьев К.В. Возбуждение уголовного дела в отношении лица: дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2005. С. 104.

14. Никандров В.И. Возбуждение уголовного дела: лекция. М., 1990. С. 7.

15. Савицкий В.М., Ларин A.M. Уголовный процесс: словарь-справочник. М., 1999. С. 28.

16. Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой. Т. 1. М., 1985. С. 364; Т. 4. М., 1988. С. 38, 778.

17. Тарзиманов В.М. Процессуальные аспекты проведения проверки сообщения о преступлении: дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2014. С. 77.

18. Уголовно-процессуальное право: учеб. для бакалавриата и магистратуры / под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2014. С. 443, 444.

19. Уголовный процесс: учеб.: в 3 ч. Ч. 2. Досудебное производство по уголовным делам. 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. В.Г. Глебова, Е.А. Зайцевой. Волгоград, 2013. С. 13.

20. Уголовный процесс России: лекции – очерки / под ред. В.М. Савицкого. М., 1997. С. 139.

21. Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 157.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector