Migration48.ru

Вопросы Миграции
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Понятие частной жизни и уголовно-правовая охрана ее неприкосновенности

Понятие частной жизни и уголовно-правовая охрана ее неприкосновенности

Право на неприкосновенность частной жизни принадлежит каждому от рождения независимо от наличия или отсутствия у него гражданства, позволяя сохранять в тайне сведения, касающиеся его личной или семейной жизни. Человек вправе самостоятельно определять, какие сведения о его личной жизни можно предать огласке, а какие из них являются тайной.

Под неприкосновенностью частной жизни понимается состояние защищенности от незаконного вторжения посторонних лиц в сферу личной и семейной жизни. В ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится о недопущении вмешательства в личную и семейную жизнь со стороны государственных органов. Статья 23 Конституции РФ более точно отражает сущность этого правового блага и охраняет неприкосновенность частной жизни от незаконных посягательств любых лиц, а не только должностных лиц государственных органов.

Понятие «частная жизнь» в современной России впервые на законодательном уровне появилось в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г., а в 1993 г. получило окончательное закрепление в ст. 23 Конституции РФ.

Европейский суд по правам человека в своих решениях отмечает, что понятие личной жизни является достаточно широким и не поддается исчерпывающему определению. Оно охватывает как физическую, так и моральную стороны жизни индивида. Такие элементы, как, например, половая идентификация, пол, сексуальная ориентация и половая жизнь, относятся к личной жизни.

Конституционный Суд РФ в одном из определений отметил, что понятием «частная жизнь» охватывается та область жизнедеятельности человека, которая имеет отношение к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она, в свою очередь, не носит противоправного характера.

Статья 137 УК РФ охраняет от посягательств не всю частную жизнь человека, а только лишь ту ее сторону, которая составляет личную или семейную тайну. В русском языке под тайной понимается «нечто скрываемое от других, известное не всем, секрет». Если информация о личной и семейной жизни человека по каким-либо причинам уже стала известна неопределенному кругу лиц, распространена, получила огласку, то такие сведения тайной (секретом) не являются и за их собирание или распространение ответственность не должна наступать.

Личная тайна — это сведения, касающиеся только одного лица и сохраняемые им в режиме секретности от других лиц, за исключением сведений, характеризующих публичную, служебную деятельность этого человека. К личной тайне можно отнести сведения о персональных данных, дружеских и интимных отношениях, сексуальной ориентации, религиозных или атеистических взглядах и убеждениях, имущественном положении, источниках доходов, месте проживания, увлечениях, пристрастиях, вредных привычках, заболеваниях (в том числе и о социально опасных — ВИЧ-инфекции, венерических заболеваниях, туберкулезе), проведении досуга и т.д. Сведения о противоправном поведении лица (совершении преступления или административного проступка) не образуют личную тайну, и их разглашение (например, сообщение правоохранительным органам) должно признаваться общественно полезным, а не общественно опасным деянием.

В действующем законодательстве можно встретить такое понятие, как «конфиденциальная информация». Конфиденциальные сведения (от лат. «confidentia» — доверие) — сведения, составляющие коммерческую, производственную, личную тайну, не подлежащие широкому оглашению. В соответствии с Указом Президента РФ от 6 марта 1997 г. № 188 в Перечень сведений конфиденциального характера, в частности, входят сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному физическому лицу, в частности его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес проживания, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация. Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных (ст. ст. 3, 7).

Семейная тайна — это групповая тайна, носителями которой являются члены одной семьи, представляющая информацию о взаимоотношениях между ними. Действующее семейное законодательство не раскрывает понятие семьи, хотя и использует его. Определение семьи дано в Федеральном законе от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации». В соответствии со ст. 1 указанного Закона семья — это лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство.

Таким образом, в качестве носителей семейной тайны можно рассматривать не только супругов, родителей и детей, но и других лиц, совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство (например, иждивенцев, не имеющих кровного родства с другими членами семьи).

Разновидностью семейной тайны является тайна усыновления. Ответственность за разглашение тайны усыновления наступает по специальной норме — ст. 155 УК РФ.

Объективную сторону данного преступления образуют альтернативные действия: незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную и семейную тайну; незаконное их распространение; незаконное распространение указанных сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Собирание сведений — это активные действия, направленные на поиск и получение информации. Ответственность по ст. 137 УК наступает за незаконное собирание сведений о частной жизни лица. В ст. 24 Конституции РФ и ч. 1 ст. 137 УК говорится только об одном незаконном способе — собирании сведений о частной жизни лица без его согласия. Однако анализ действующего законодательства показывает, что правомерное собирание указанных сведений возможно и без согласия лица (например, в соответствии с УПК РФ, Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и др.). Таким образом, незаконными будут действия в случаях, если: а) отсутствует согласие лица на собирание сведений о его частной жизни; б) сбор такого рода сведений не предусмотрен законом; в) сбор сведений хотя и предусмотрен действующим законодательством, но осуществляется с нарушением установленного порядка.

Читайте так же:
Куда обращаться, если квартплата начислена неправильно, что делать

Действия, направленные на собирание сведений о частной жизни лица, могут состоять в опросе лиц, обладающих соответствующей информацией; скрытом наблюдении и подслушивании; фотографировании, видео- и киносъемке; аудиозаписи разговора; ознакомлении с документами, почтовой и электронной перепиской, иными сообщениями; их копировании.

Получение информации в ходе беседы с самим лицом не является незаконным ее собиранием до того момента, пока сведения о частной жизни сообщаются добровольно. Получение указанных сведений путем угроз, запугивания, обмана, физического насилия следует оценивать как незаконное их собирание и квалифицировать по ст. 137 УК в совокупности с преступлениями против личности, при наличии к тому оснований.

Собирание сведений о частной жизни лица путем незаконного прослушивания телефонных переговоров, ознакомления с перепиской (почтовыми, телеграфными и иными сообщениями граждан) образует идеальную совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 137 и 138 УК. Этот способ собирания сведений в качестве квалифицирующего признака не указан в ст. 137 УК, а поэтому требуется дополнительная квалификация по ст. 138 УК.

Собирание сведений о частной жизни лица путем похищения документов, в которых содержится соответствующая информация (справки, свидетельства, медицинские, банковские документы и т.п.), образует совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 325 и 137 УК РФ, если с указанной целью похищаются официальные документы из корыстной или иной личной заинтересованности.

Для собирания сведений о частной жизни могут использоваться специальные технические средства, позволяющие вести скрытое наблюдение или прослушивание. Если для установки специальных технических средств лицом совершается проникновение в жилище, то требуется дополнительная квалификация по ст. 139 УК РФ. Собирание сведений о частной жизни лица с помощью технических средств без проникновения в жилище (например, путем наблюдения за жилищем в подзорную трубу из соседнего дома) квалифицируется только по ст. 137 УК РФ и совокупности со ст. 139 УК РФ не образует.

Распространение сведений — это сообщение их хотя бы одному постороннему лицу. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам дано разъяснение о том, что под распространением сведений следует понимать опубликование их в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам (п. 7).

Незаконным следует считать распространение сведений без согласия лица, а также в случаях, когда доведение сведений до третьих лиц допускается законом, но совершено с нарушением установленного порядка. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 241 УПК РФ переписка, запись телефонных и иных переговоров, телеграфные, почтовые и иные сообщения лиц могут быть оглашены в открытом судебном заседании только с их согласия. При отсутствии согласия указанные материалы оглашаются и исследуются в закрытом судебном заседании. Такой же порядок действует и при исследовании материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, носящих личный характер. Другой разновидностью действий, предусмотренных ч. 1 ст. 137 УК РФ, является незаконное распространение указанных сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации. Нарушение неприкосновенности частной жизни этими способами указывает лишь на некоторые возможные приемы распространения сведений, и их перечисление в ч. 1 ст. 137 УК РФ является излишним. При этом отсутствие указания на их незаконность создает неверное представление о том, что любые действия, совершенные таким способом, могут влечь уголовную ответственность.

Публично демонстрирующимся произведением следует считать кино-, видеофильмы, выставки фоторабот, литературные произведения, содержащие сведения о частной жизни лица. Преступление считается оконченным с момента, когда сведения о частной жизни сообщены одному, нескольким лицам или неопределенному кругу лиц (в том числе в СМИ).

Статьей 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных). Как уже было отмечено, персональные данные гражданина являются сведениями о частной жизни и могут составлять его личную тайну.

В действующей редакции ч. 1 ст. 137 УК РФ общественно опасные последствия в качестве обязательного признака не предусмотрены (формальный состав). По этой причине имеет место коллизия норм административного и уголовного права. Ее устранение возможно только путем изменения законодательства. В настоящее время судебная практика демонстрирует отсутствие единого подхода при квалификации действий лиц, незаконно собирающих или распространяющих персональные данные граждан.

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Такие признаки субъективной стороны, как мотив и цель, могут быть различными и не влияют на квалификацию. Наиболее распространенными мотивами являются месть, ревность, корысть, иная личная заинтересованность.

Читайте так же:
Сведения государственного кадастра недвижимости

Вторжение в частную жизнь согласно УК РФ

УК РФ Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 22.12.2008 N 272-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет.

Неприкосновенность частной жизни

Неприкосновенность частной жизни (в юридической науке) — ценность, обеспечиваемая правом на неприкосновенность частной жизни     (англ.)  ( рус. .

Право на неприкосновенность частной жизни включает:

  • запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия;
  • право контролировать информацию о себе;
  • право на защиту чести и доброго имени;
  • право на защиту персональных данных;
  • право на тайну связи (иногда оформлено как отдельное право);
  • право на неприкосновенность жилища (иногда оформлено как отдельное право); , тайну усыновления, тайну исповеди и другие виды профессиональной тайны.

В социалистических государствах применяется термин «личная жизнь», а не «частная жизнь» (аналогично «личной собственности» вместо «частной собственности»).

В российской науке конституционного права принято выделять право на неприкосновенность частной жизни в широком и узком смыслах. В широком смысле это право подразумевает защиту широкого спектра деятельности личности, не относящейся к публичной деятельности, то есть в данном случае право на неприкосновенность частной жизни включает в себя положения о личной и семейной тайне, защиту персональных данных, неприкосновенность жилища и т. п., в узком смысле право на неприкосновенность частной жизни подразумевает защиту лишь весьма узкой сферы человеческой активности, не имеющей правового содержания (дружеские отношения и т. п.).

Во многих странах формально декларируемые права человека не всегда выполняются на практике. Неприкосновенность частной жизни, даже гарантированная законами и конституцией, нередко остаётся на бумаге.

Содержание

История [ править | править код ]

Широкое распространение это право получило на территории Европы в период буржуазных революций. Нормативно было закреплено в законодательстве Франции, в Конституции США и Билле о правах США до сих пор позитивно не закреплено, но выводится из ряда поправок к Конституции.

Впервые научно разработано в статье известных ученых-юристов С. Д. Уоррена и Л. Д. Брендайса «Право на частную жизнь», опубликованную в 1890 г. в США.

Впоследствии право на неприкосновенность частной жизни было поддержано серией прецедентов Верховного суда США, обосновавшего его существование и выводившего его из ряда поправок к Конституции США (Билль о правах).

В послевоенное время (40—50 гг.) было закреплено рядом международных договоров, нормы которых были имплементированы законодательством многих стран, в том числе и СССР (право на личную жизнь), а впоследствии и Россией.

Читайте так же:
Могут ли приставы арестовать алименты на ребенка?

Дальнейшее развитие право на неприкосновенность частной жизни получило в ряде прецедентов Европейского суда по правам человека в Страсбурге (известные прецеденты Принцесса Ганноверская против Германии, Знаменская против России, Фадеева против России и др.).

Правовое регулирование [ править | править код ]

В России неприкосновенность частной жизни провозглашается статьями 23 и 24 Конституции Российской Федерации [1] . К нормативным актам, регулирующим защиту права на неприкосновенность частной жизни, также относятся Федеральный закон «О персональных данных», Гражданский кодекс, а также ряд международных договоров, прежде всего, Всеобщая декларация прав человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт о гражданских и политических правах. Неприкосновенность частной жизни поставлена под охрану ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации («Неприкосновенность частной жизни»).

Исследования [ править | править код ]

В России наиболее значительные исследования данного права на монографическом уровне предпринимались М. Н. Малеиной (в контексте гражданского права), И. Л. Петрухиным, конституционалистами Г. Б. Романовским и И. М. Хужоковой.

Право на частную жизнь как отдельный институт права также был рассмотрен в монографии Кротова А. В. «Институт права на частную жизнь в Конституции РФ. Понятие и содержание». При этом в институт права на частную жизнь входят по мнению Кротова А. В. ряд конституционных прав и свобод, гарантирующих реализацию права на уважение частной жизни, закрепленного в статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Право на неприкосновенность частной жизни может быть ограничено только в порядке, предусмотренном законодательством, как правило, только по судебному решению. И. М. Хужокова отмечает несоответствие Конституции РФ и норм Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении» современным реалиям ввиду того, что в тексте этих актов право на неприкосновенность частной жизни трактуется как не подлежащее ограничению, что является следствием его ошибочного толкования при имплементации из западных источников [2] .

Правомерность использования системы контроля сотрудников

Работодатель контролировал сотрудников всегда. Но когда вместо журналов прихода-ухода появились куда более эффективные программы, вопрос о неприкосновенности частной жизни сотрудников встал ребром. Чтобы контроль был правомерным, важно понять, где проходит граница между частной жизнью работника и его рабочими обязанностями.

Почему придется подготовиться к внедрению системы контроля?

По законодательству ваш сотрудник имеет право на:

  • неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (статья 23 Конституции РФ);
  • тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (статья 23 Конституции РФ);

Собирать, хранить и использовать эти данные можно лишь с согласия сотрудника (часть 1 статьи 24 Конституции РФ), а нарушение прав влечет уголовную ответственность (статьи 137-138 Уголовного кодекса РФ).

При этом возможности современных DLP настолько широки, что гипотетически могут нарушать права сотрудников (например, системы записывают разговоры и делают снимки экранов). Чтобы контроль не мог считаться противоправным действием со стороны нанимателя, нужно создать конкретные условия. Это и будет подготовкой к внедрению системы контроля работы сотрудников.

Разберемся в трудовых отношениях

Согласно Трудовому кодексу РФ в трудовых отношениях фигурируют:

  • Человек, согласившийся на конкретную работу за оговоренную плату (выполняет обязанности и подчиняется правилам внутреннего распорядка) – статья 15;
  • Наниматель (создает необходимые условия труда, обеспечивает оборудованием, инструментами, техдокументацией и т.д.) – статья 22.

Причем специалист обязан посвящать рабочее время исполнению трудовых обязанностей (статья 91 ТК РФ), а работодатель вправе контролировать количество и качество работы (пункт 1 статьи 86 ТК РФ), а также рабочее место сотрудника (статья 209 ТК РФ). Более того, в отношении своего имущества наниматель может совершать любые действия, не противоречащие закону (часть 2 статьи 209 Гражданского кодекса РФ). В частности – устанавливать на оборудование системы контроля.

Исходя из этого, использовать предоставленные нанимателем средства работник должен исключительно для выполнения своей трудовой функции . Любое личное использование будет трактоваться как нарушение трудовой дисциплины.

Документируем

Прежде всего обязанность работника — использовать информационные ресурсы нанимателя и его технические средства исключительно для выполнения должностных обязанностей, это фиксируют трудовой контракт и должностная инструкция. Они же должны запрещать хранение личной информации на корпоративных ресурсах (ПК и файловые хранилища) и передавать ее по корпоративным каналам связи (электронная почта, сеть Интернет и др.).

Наниматель также обезопасит себя, если закрепит эти положения в локальных нормативных правовых актах организации. Например, в Правилах внутреннего трудового распорядка могут появиться пункты:

  • «Предоставляемые работнику для выполнения трудовых обязанностей ЭВМ и другая оргтехника, имеющие доступ к сети Интернет, а также предоставленный работнику корпоративный email-адрес должны использоваться работником исключительно в целях получения и передачи информации рабочего характера. Пользование ЭВМ и оргтехникой в личных целях запрещается»;
  • «То же распространяется на ICQ, Skype, Viber и иные средства связи при условии, что такие виды связи являются общекорпоративными средствами и для их использования в служебных целях формируются отдельные аккаунты работников».

По законодательству РФ наниматель не только вправе, но и обязан контролировать сотрудников, обеспечивая информационную безопасность в следующих направлениях:

  • защита персональных данных (ФЗ от 27.07.2006 №152-ФЗ «О персональных данных»);
  • защита банковской тайны (ФЗ от 02.12.1990 №395-1 «О банках и банковской деятельности»);
  • защита информации, содержащейся в государственных информационных системах (ФЗ от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»);
  • защита информации в АСУ на критически важных объектах и объектах, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей среды;
  • защита коммерческой тайны (ФЗ от 29.07.2004 №198-ФЗ «О коммерческой тайне»).
Читайте так же:
Что нужно, чтобы подать на алименты?

Так, работодатель обязан регулировать использование сотрудниками информации, составляющей коммерческую тайну (часть 1 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне»). А часть 3 статьи 11 ФЗ «О коммерческой тайне» обязует работника:

  • выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны;
  • не разглашать эту информацию и не использовать ее в личных целях без согласия владельцев даже после прекращения действия трудового договора;
  • передать работодателю материальные носители с данной информацией при прекращении или расторжении трудового договора.

Кстати, условия о неразглашении тайны (государственной, служебной, коммерческой и иной) в качестве дополнительных могут указываться в трудовом договоре (статья 57 ТК РФ).

Для выполнения требований регуляторов организации наделяются рядом прав. В частности – правом применять средства и методы технической защиты конфиденциальности информации (часть 4 статьи 10 Федерального закона «О коммерческой тайне»).

Порядок действий по «легализации» контроля

Шаг 1. Внесите упомянутые выше правки в трудовые договоры и подготовьте внутренние нормативные акты. Так Вы установите режим использования информационных ресурсов и технических средств компании.

Шаг 2. Уведомите сотрудников под роспись, что компания систематически контролирует соблюдение ими правил внутреннего трудового распорядка и выполнение обязанностей.

Шаг 3. Закрепите локальным правовым актом цели использования системы:

  • контроль соблюдения правил внутреннего трудового распорядка и должностных обязанностей;
  • выполнение требований регуляторов по обеспечению конфиденциальности информации и коммерческой тайны;
  • контроль предоставленных нанимателем технических средств.

Задокументируйте порядок использования программного комплекса и перечень лиц, которые будут его использовать.

Шаг 4. Получите от каждого работника письменное согласие на ознакомление работодателя со сведениями о частной жизни работника, если они вскроются в ходе контроля работы, использования ресурсов и технических средств компании, а также соблюдения внутренних правил и обязанностей.

Почему наниматель будет прав?

Закрепленные в документах цели и порядок применения системы, которые запрещают собирать сведения частной жизни работников, а также запреты и предупреждения работникам говорят об отсутствии умысла нарушать неприкосновенность частной жизни сотрудников (статья 137 УК РФ).

Обвинить нанимателя в нарушении тайны переписки (статья 138 УК РФ) также нельзя. Учитывая указанные выше уведомления, запреты и обязательства сотрудников по их соблюдению, компания не может и не должна знать, что нарушит право человека на тайну личной переписки, если прочтет его рабочее сообщение . То есть действия работодателя неумышленны и, кроме того, о невиновности говорит согласие работника на ознакомление со сведениями его частной жизни.

В пользу легальности использования системы контроля говорит и специфика работы этих продуктов: как правило, анализирует перехваченные данные не человек, а сама программа , которая к уголовной ответственности привлечена быть не может (статья 19 УК РФ).

Эти рекомендации – обобщенная схема, но она позволяет понять стратегию внедрения систем контроля. За более четкими инструкциями вы можете обратиться к специалистам ООО «ИТ Энигма».

О вмешательстве в частную жизнь

Ванюков Сергей

6 июля 2016 г. в России был принят Федеральный закон № 374-ФЗ из «пакета Яровой», идущий вразрез с Постановлением ЕСПЧ от 4 декабря 2015 г. по делу «Роман Захаров против России» (жалоба № 47143/06). Новый закон предоставил ФСБ и Службе внешней разведки право получать информационные системы и базы данных госорганов и внебюджетных фондов и доступ к ним без решения суда, а также обязал операторов с 1 июля 2018 г. связи хранить звонки и сообщения абонентов и электронные сообщения пользователей интернета за период, определяемый Правительством РФ (но не более чем за 6 месяцев) в соответствии со ст. 64 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», а информацию о фактах приема, передачи, доставки и обработки сообщений и звонков – 3 года.

Необходимо отметить, что акты, предписывающие операторам связи хранить метаданные абонентов, принимаются во многих странах мира и союзах государств. Споры о таких мерах ведутся в высших судебных инстанциях как государств, так и международных организаций.

Показателен пример Франции, в которой в конце 60-х – начале 70-х гг. XX в. активно создавались информационные системы, в частности SAFARI (автоматизированная система административных файлов и справочник физических лиц). Уже тогда французское общество выразило озабоченность по поводу проекта – 21 марта 1974 г. газета «Le Monde» привлекла внимание общества к проблеме статьей «Сафари, или охота на француза». Результатом стало создание Национальной комиссии по обработке данных (информатике) и гражданским свободам. Ранее Государственный совет Франции по своей инициативе провел в 1969-70 гг. исследование взаимосвязи компьютеризованной информации и гражданских свобод и обнародовал свои открытия. 6 января 1978 г. был принят Закон Франции № 78-17 «Об обработке данных, файлах данных и индивидуальных свободах».

В России право на неприкосновенность частной жизни впервые было закреплено в гл. 2 Конституции РФ 1993 г., которая была позаимствована из фундаментальных международных деклараций и конвенций, провозглашавших права и свободы человека высшей ценностью. На тот момент основной областью, в которой возникали вопросы о защите права на неприкосновенность частной жизни, была оперативно-розыскная деятельность, законодательное регулирование которой ознаменовалось принятием соответствующего Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Основным субъектом обработки персональных данных было государство. Уголовным кодексом РФ 1996 г. в ст. 137 и 138 была введена ответственность за нарушение прав, закрепленных в ст. 23 и 24 Конституции РФ соответственно.

Поскольку интенсивное построение информационных систем в России и развитие IT компаний началось в нулевые годы XXI в., с этого времени право на неприкосновенность частной жизни приобрело особую актуальность. 27 июля 2006 г. был принят Федеральный закон № 152-ФЗ «О персональных данных». Уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных данных Постановлением Правительства РФ от 16 марта 2009 г. № 228 был назначен Роскомнадзор. Субъектами (операторами) обработки данных стали коммерческие организации.

Читайте так же:
Могут ли алименты быть меньше прожиточного минимума

Основными отличиями Запада от Востока, обеспечивающими, по моему мнению, странам западного мира лидерство в экономических и научно-технических областях, являются объем личного пространства, предоставляемого западными государствами своим гражданам, действующие механизмы его защиты и строгость наказания за его нарушение. Эти отличия нашли свое отражение в судебной практике, которая приведена в статье «Границы частной жизни. КС РФ и ЕСПЧ расходятся во мнении», опубликованной в Адвокатской газете № 16 (273) 16–31 августа 2018 г.

Если Конституционный Суд РФ воспринимает тайное применение видеосъемки в служебном кабинете как «применение технических средств фиксации наблюдаемых событий», не считая это вмешательством в частную жизнь (Определение от 13 октября 2009 г. № 1148-О-О), то ЕСПЧ распространяет действие ст. 8 § 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и на служебные помещения (Постановление ЕСПЧ от 7 ноября 2017 г. по делу «Ахлюстин против России», жалоба № 21200/05, § 37). ЕСПЧ неоднократно подтверждал, что частная жизнь человека может быть затронута действиями властей, осуществляемыми вне его дома или вне его частных помещений. Следовательно, согласно прецедентному праву Европейского Суда, телефонные звонки с места работы, в том числе из кабинетов госслужащих, охватываются понятиями «частная жизнь» и «корреспонденция» для целей ст. 8 § 1 Европейской конвенции. Электронная почта и сообщения через мессенджеры, отправленные с рабочего места, защищены в соответствии с упомянутой ст. 8, так же как и информация, полученная в результате мониторинга личного использования интернета. ЕСПЧ также считает, что, поскольку лицо может «обоснованно рассчитывать на соблюдение его права на уважение личной жизни» если не в отношении всего служебного помещения, то, по крайней мере, в отношении стола и шкафов, обыск в кабинете прокурора представляет собой вмешательство в его «частную жизнь». Вышедшее за рамки обычного или ожидаемого использования камер видеонаблюдения, например скрытая съемка лица в помещениях полиции при производстве следственных действий (опознание), является также нарушением права на частную жизнь. В Постановлении ЕСПЧ от 7 ноября 2017 г. по делу «Зубков и другие против России» (жалоба № 29431/05, § 121) ЕСПЧ остался верен своей позиции и скрытую видеосъемку в съемной квартире признал вмешательством в «частную жизнь» заявителя.

Без того узкое пространство частной жизни в России лишено средств эффективной правовой защиты. Кодекс административного судопроизводства РФ не обязывает российские суды при оспаривании действий должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления проводить тест на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы, что, по мнению ЕСПЧ, выраженному в Постановлении от 7 ноября 2017 г. по делу «Константин Москалев против России» (жалоба № 59589/10), является нарушением права на справедливое судебное разбирательство.

Кроме этого, как указано в справке «О состоянии российской адвокатуры на современной этапе», подготовленной ФПА РФ по запросу Министерства юстиции РФ от 18 апреля 2018 г. № 12-52301/18 о предоставлении информации Министерству иностранных дел РФ для подготовки доклада на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, «Уже не вызывает дискуссии утверждение о том, что судебная власть в России на практике не проявляет свою независимость. Причиной тому является непрозрачная система назначения судей исполнительной властью и ее влияние на процедуру лишения судьи полномочий, широкая практика не предусмотренного законом вмешательства председателей судов и судей вышестоящего звена в рассмотрение дел судьей».

Оспаривание действий операторов персональных данных, действующих в масштабах страны и затрагивающих права граждан, находящихся в разных регионах, – задача почти невыполнимая из-за отсутствия института групповых исков в гражданском процессуальном законодательстве и его слабой разработки в арбитражном процессуальном законодательстве.

Таким образом, «пакет Яровой» в условиях отсутствия эффективных механизмов защиты нарушенного права на неприкосновенность частной жизни, закрепленного в ст. 23 Конституции РФ, фактически санкционирует массовое слежение под прикрытием защиты национальной безопасности, делая невозможным анализ каждого конкретного случая на предмет необходимости и соразмерности применяемых мер. Хранение огромного массива информации в отношении абсолютно всех граждан России, кроме первых лиц государства, создает «Большого брата» – национальную систему тотальной слежки за частной жизнью граждан РФ, что является признаком тоталитарного государства. В результате любой гражданин РФ является потенциальной жертвой кражи персональных данных и раскрытия глубоко личной информации. Это также является предпосылкой к нарушению прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, закрепленных в ч. 4 Гражданского кодекса РФ. В информационный век отсутствие в государстве гарантий соблюдения и защиты интеллектуальных прав и секретов производства ведет к экономическому упадку государства.

Подводя итоги, мне кажется возможным предложить:

1) дополнить ч. 2 ст. 178 КАС РФ требованием об обязательности для суда при вынесении решений оценки баланса прав и государственных интересов путем применения теста на пропорциональность вмешательства в индивидуальные права и свободы;

2) ввести в ГПК РФ институт групповых (коллективных) исков;

3) внедрение института парламентского надзора за деятельностью органов, осуществляющих ОРД.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector